5059

Дремучая смесь

Карагандинские фискалы потерпели очередное фиаско в судебном противостоянии с предпринимателями

Дремучая смесь

Серия наших публикаций о нападках налоговиков на карагандинские фирмы “ГлобалСпецТорг” и “ЦентрОптСнаб”, похоже, подошла к финалу - приятному для бизнесменов, но досадному для налоговиков. Юристы департамента госдоходов так и не смогли представить Карагандинскому областному суду доказательств законности своих требований. Апелляционная коллегия отметила, что вместо них фискалы принесли Фемиде смесь взаимоисключающих юридических понятий и непоследовательных правовых суждений.

Дело, как мы уже рассказывали ранее, оказалось не совсем типичным. Никто не спорит, что органы госдоходов должны тщательно бдеть за порядком в налоговой сфере, дабы никто не уклонялся от положенных платежей в госбюджет. Но в эту особенную историю закрался подвох. Представители ДГД почему-то пошли на поводу у частных лиц, принимая из их рук сомнительные документы и свидетельские показания.

В свою очередь упомянутые частные лица сейчас находятся в корпоративном споре с руководителем карагандинской фирмы “АлбаСтройДор”, чьими контрагентами являются “ГлобалСпецТорг” и “Центр­ОптСнаб”. Не беремся делать громкие утверждения, но, похоже, заинтересованные в определенном исходе люди пытались насолить оппоненту через деловых партнеров “АлбаСтройДора”. Иначе подобный иск ДГД к предпринимателям вряд ли бы вообще появился. Почему? Ответ на этот вопрос в минувший понедельник детально объяснили судьи апелляционной коллегии по гражданским делам Карагандинского облсуда после того, как вынесли свое постановление об отказе в удовлетворении требований фискалов.

Напомним, департамент госдоходов обосновывал свою позицию тем, что сделки между “ГлобалСпецТоргом” и “ЦентрОптСнабом” являются мнимыми и фиктивными. И в то же время твердил, что они заключены с целью уклонения от обязательств перед третьими лицами, в том числе и государством.

- Коллегия отмечает взаимоис­ключающий характер двух этих оснований. В первом случае мы говорим, что сделки вообще нет, она создана чисто формально. Во втором случае уже встает вопрос о реальности совершенной сделки, но с целью определенной противоправности, - пояснила судья Жанна СЕЙДАЛИНА. - Но учитывая, что налоговый орган самостоятельно выбирает способ защиты и определил два основания, коллегия проверила решение суда (первой инстанции. - И. М.) по этим двум основаниям и тем обстоятельствам, которые были изложены истцом.

В частности, служители правосудия пришли к мнению, что фискалы в данном случае смешали понятия налогового администрирования и гражданского законодательства. Жанна Сейдалина буквально на пальцах разъяснила, что ДГД действительно имеет право использовать и ту и другую возможность для исполнения возложенных на него обязанностей по контролю за поступлением денежных средств в бюджет. Но при этом, подавая иски о признании сделки недействительной, налоговики должны понимать, что вклиниваются в гражданско-правовые отношения, и должны подчиняться нормам гражданского законодательства. И поэтому им следует подкреплять свои доводы конкретными доказательствами.

А с доказательствами, повторимся, у департамента госдоходов было туго. Они даже не постеснялись каким-то образом впихнуть в материалы дела новую синюю папку, которая касалась возбужденных и впоследствии прекращенных по реабилитирующим основаниям уголовных дел в отношении руководителя “АлбаСтройДора”. А также просили допросить одного из миноритарных учредителей этой фирмы Дениса ЛИСИЦЫНА, который якобы мог дать важные свидетельские показания. Но ему и его адвокату Дарье АГИБАЕВОЙ позволили присутствовать на процессе лишь в качестве слушателей. И когда эта ставка не сыграла, стало очевидно, что дела у стороны истца совсем плохи.

- ДГД фактически не ставит вопроса о признании сделки недействительной, а ставит под сомнение вопросы исполнения данной сделки, а также вопросы наличия либо отсутствия товара и его происхождение, - продолжает Жанна Сейдалина. - В обязанность суда проверять все это не входит, за исключением случаев, когда товар был добыт преступным путем. Но раз Верховный суд дал такое направление, то коллегия провела проверку представленных сторонами доказательств. По восьми фигурирующим в деле договорам мы установили, что имеются доказательства происхождения товаров, поставки которых подтверждаются счетами-фактурами из России. При этом мы не услышали от налогового органа ничего по поводу доказательств того, что один и тот же товар фигурировал среди нескольких сделок с другими поставщиками.

Фискалы также не представили доказательств, что товар вообще отсутствовал. И поэтому суд еще раз упомянул свой вывод о том, что налоговики допустили “непоследовательность правовых суждений”.

- Сам факт сделки имеется, а налоговый комитет пытается исполнить свою задачу и доначислить налоги путем рассуждения о том, откуда этот товар, надлежащим ли образом все было проведено, имеются ли грузовые транспортные накладные и так далее. Но уже не по самой сделке, а по истории его происхождения. Однако это не охвачено предметом рассмотрения дела, которое рассматривается в гражданском судопроизводстве, - именно иска о признании сделки недействительной, - сообщила судья Сейдалина и добавила, что в материалах дела имеются акты налоговых проверок двух участвующих в сделках предприятий, в которых не зафиксировано никаких нарушений касательно этих правоотношений.

Еще одна претензия фискалов касалась чугуна, который будто бы был похищен из АО “АрселорМиттал Темиртау”. По крайней мере, так голословно утверждали миноритарные учредители “АлбаСтройДора”, а с их подачи и ДГД. По мнению апелляционной инстанции, тогда и иск по этому поводу должны были подавать упомянутые выше компании. А департамент госдоходов является ненадлежащим истцом.

Судьи также обратили внимание на тот факт, что уголовное дело в отношении руководителя “АлбаСтройДора” было прекращено. И не согласились со ссылками истца на другие расследуемые правоохранителями дела, поскольку на сегодняшний день по ним не имеется какого-либо процессуального решения. А значит, никакого пре­юдициального значения доводы налоговиков на этот счет не имеют. Тем более что ни одна из участвующих в споре фирм не является фигурантом тех уголовных дел, на которые ссылался ДГД, что в ходе процесса было подтверждено официальным ответом комитета по правовой статистике и специальным учетам.

- Мы сделали вывод, что выбор налоговым органом способа защиты, а именно вклинивание в гражданско-правовые отношения, был не совсем правильным. Поэтому считаем, что такой иск в граж­данском судопроизводстве не может быть удовлетворен, оснований не имеется, - резюмировали служители правосудия.

Постановление суда вступило в силу с момента оглашения. Проигравшая сторона имеет право в течение полугода попытаться обжаловать его в Верховном суде.

Ирина МОСКОВКА, фото из соцсетей, Караганда

Ссылки по теме:

Какие ваши доказательства?”, “Время” от 24.12.2020 г.

«Масло-масляный процесс», «Время» от 1.12.2020 г. 

«Все средства хороши?!», «Время» от 18.11.2020 г.

«Обложили», «Время» от 24.10. 2020 г. 

«Прессуют все!», «Время» от 21.10.2020 г. 

«Закон здесь больше не живет?», «Время» от 6.10.2020 г. 

«Достойный труд пребудет без оплаты?», «Время» от 12.9.2020 г. 

«Задушат в фискальных объятиях», «Время» от 1.9. 2020 г. 

Поделиться
Класснуть