4636

Но осадок остался...

Как суд сыграл по минздравовским правилам и определил вину только одного ответчика из четырёх

Но осадок остался...

На прошлой неделе в Караганде закончились судебные разбирательства по иску корреспондента “Времени” Ирины МОСКОВКИ к четырем структурам системы здравоохранения. Фемида присудила частичную победу журналисту, что не может не радовать. Однако горьковатый привкус остался, поскольку выяснилось, что руководящие медицинской отраслью госорганы, а также занимающееся закупкой и поставкой медпрепаратов квазигосударственное предприятие не несут ответственности за конечный итог своей трудоемкой работы по обеспечению населения бесплатными лекарствами.

Когда я подавала иск против Минздрава, “СК-Фармация”, карагандинского облздрава и местной многопрофильной больницы №3, сильно сомневалась, что смогу чего-то добиться. Схожих гражданских дел суды нашей страны еще не рассматривали, поэтому нельзя было ознакомиться с практикой и взять на вооружение какие-то моменты. Было лишь четкое понимание, что мои права на получение лекарств в рамках гарантированного объема бесплатной медпомощи (ГОБМП) были однозначно нарушены. Большинство ответчиков этот факт не оспаривали. Да и смешно было бы отрицать очевидное: летом многие казахстанцы остались без жизненно важных медикаментов.

Своеобразным судебным первопроходцем решила стать после того, как услышала рассказы других онкопациентов, с которыми я общаюсь. Те, что обеспеченные и продвинутые, тоже рыскали по аптекам в поисках нужных таблеток в разгар ковидного пика. А другие в силу материальных трудностей не смогли себе позволить затрат на лекарства и прекратили их пить. Как это отразится на их здоровье, теперь одному богу известно. Еще были откровения про нехватку некоторых химиопрепаратов и внезапные замены медикаментов на аналоги, качество которых может сильно отличаться. И про сдвиги в графиках проведения химиотерапии, что может поставить под сомнение всю ее эффективность.

В какой-то момент сложившаяся безнадега меня морально подкосила. А что я могла сделать для всех этих людей как журналист? Чем помочь? Звонками с просьбами к сильным мира сего, без втыка от которых у нас ничего просто так не зашевелится? Но выбрала другой вариант: попробовать привлечь внимание всего общества к творящимся безобразиям. Потому что чисто с гуманистической точки зрения закрывать глаза на происходящее больше невозможно. Не только онкобольные, но и состоящие на другом диспансерном учете пациенты прекрасно знают, насколько неидеально работает система обеспечения лекарствами с ее периодическими сбоями. Разве не возмутительно, что к столь коряво работающей конструкции прилеплено громкое название “гарантированная помощь”?

В суде я еще больше убедилась в своей правоте, видя, как ответчики стали перекладывать ответственность друг на друга. Казалось бы, единый механизм с общим базисом - все являются структурами здравоохранения, а вели себя словно лебедь, рак и щука из известной басни. Оказалось, что Минздрав и облздрав у нас только теоретики, разрабатывающие приказы и координирующие деятельность низовых мед­учреждений. А подведомственная министерству организация “СК-Фармация” надежно защищена от притязаний простых смертных правилами №1729, утвержденными правительством. Ей отводится роль лишь закупщика и поставщика препаратов в больницы. Притом в этих самых правилах нет ни слова о какой-либо ответственности за срыв своевременных закупов. А на нет, разумеется, и суда нет. Крайней же определили многопрофильную больницу №3, с которой, как отметила в своих разъяснениях судья Казыбекбийского райсуда №2 Жанара СМАГУЛОВА, у меня сложились прямые правоотношения.

А я-то ссылалась на Кодекс о здоровье народа и системе здравоохранения. В нем, например, сказано, что местные представительные органы областей обеспечивают реализацию прав лиц на получение ГОБМП и оказание бесплатной медпомощи лекарственными средствами при чрезвычайных ситуациях, введении режима чрезвычайного положения. Правда, за весь судебный процесс я так и не поняла, в чем же именно состоит обеспечение реализации прав.

Еще я обращала внимание на некоторые нормы положения о Министерстве здравоохранения, опять же утвержденного правительством. Там отмечено, что Минздрав является госорганом, осуществляющим руководство в нескольких областях, включающих охрану здоровья граж­дан, обращение лекарственных средств, межотраслевую координацию, стратегические, регулятивные, контрольно-надзорные, реализационные и разрешительные функции. Там же хорошо расписаны задачи ведомства:

- обеспечение в соответствии с законодательством получения гражданами бесплатной медицинской помощи в пределах гарантированного государством объема;

- организация обеспечения населения и организаций здравоохранения безопасными, эффективными и качественными лекарственными средствами;

- осуществление мониторинга оказания объема медицинской помощи и обеспечения эффективного использования ресурсов в рамках ГОБМП;

- обеспечение готовности подведомственных организаций по предупреждению и лечению заболеваний населения при чрезвычайных ситуациях.

Как Минздрав в первом полугодии справлялся с этими задачами, никому рассказывать, наверное, не стоит. Картина и без того ясная.

Между тем представитель ведомства Сержан ОРАЛОВ в преддверии прений продемонстрировал циничное, считаю, отношение к рядовому пациенту в моем лице. Он заявил, что ответчики (заметьте, говорил за всех четверых) не причинили никакого вреда истцу! По его мнению, я не предоставила тому доказательств. То есть выходит, что не получивший своевременно лекарств онкобольной, чему имеется подтверждение в медицинских базах данных и журнале учета, это нормально?! И трата ощутимых сумм на покупку “бесплатных” лекарств - тоже сущий пустяк? Не говоря уже о переживаниях и страхе за свою жизнь, когда понимаешь, что по воле не способных исполнять гарантии государства деятелей на помощь и полное излечение особо рассчитывать не приходится. Еще и сверху морально добьют, не так ли, Сержан Оралов?

Но вернемся к решению суда. Жанара Смагулова пришла к выводу, что представитель Минздрава был не прав по части отсутствия причинения вреда. И потому частично удовлетворила мои требования о взыскании материальных убытков и компенсации за душевные переживания. В общей сложности мне должны возместить... 49 тысяч 250 тенге и расходы по оплате госпошлины. И на том спасибо. Однако вершительница правосудия пришла к выводу, что облздрав, Минздрав и единый дистрибьютор “не оказывали и не могут оказывать истцу медицинские услуги, деятельность этих ответчиков находится вне обязанности предоставить истцу медицинский препарат на бесплатной основе”. Проще говоря, являются ненадлежащими ответчиками.

Также судья Смагулова упомянула утвержденные Минздравом еще в 2015 году правила обеспечения лекарственными средствами граждан. В них дальновидными руководителями ведомства предусмотрено, что за это отвечают медицинские организации - поликлиники и больницы. Именно они должны формировать заявку на лекарства на трехлетний (!) период. Интересно, тогда почему же минувшим летом в стране иссякли разом все запасы? Куда смотрели все высокие инстанции здравоохранения, что же они мониторили и координировали? И почему “СК-Фармация” заранее не озаботилась закупами? Вопросов очень много. Ответов нет. Я негодовала по факту затянувшегося на полгода розыгрыша тендера, а оказывается, при правильном планировании, начинающемся за три года до закупа, проблем можно было избежать…

Впрочем, я и не рассчитывала, что суд отдаст мне на растерзание госорганы. Скорее, они могли прожевать меня и выплюнуть. В истории пока не случалось прецедентов, чтобы обычный гражданин победил мощные госструктуры. Главным для меня было не наказать кого-либо, а обратить внимание чиновников на беды тысяч пациентов. Хотела, чтобы представители сферы здравоохранения посмотрели мне в глаза и увидели, что по-настоящему важны не бюрократические процедуры и слепое следование правилам (их, несомненно, нужно менять), а оказание помощи больным согражданам! Разве не на это направлена деятельность организаций, с которыми я от отчаяния судилась? Ведь, как верно подметил на прениях мой юрист-представитель Камиль КАРИМОВ, на моем месте может оказаться любой человек независимо от званий и регалий.

Несмотря на компромиссное, как мне показалось, решение суда, у меня все получилось. Тот же единый дистрибьютор сейчас активно перезагружает свою деятельность. А аким Карагандинской области Женис КАСЫМБЕК в минувший понедельник во время брифинга заявил, что в регионе пополнен необходимый запас лекарств для больниц, поликлиник и аптек.

- Сделаны заявки в “СК-Фармация” на дополнительный объем препаратов. Сейчас запас лекарственных средств составляет трехмесячную норму. Все пациенты, состоящие на диспансерном учете, получат необходимый запас лекарств на три месяца по январь включительно, - сообщил аким.

Ирина МОСКОВКА, фото Ирины НЕНАШЕВОЙ, Караганда

P.S. Решение суда еще не вступило в законную силу.

Ссылки по теме:

"Не было бы счастья, да иск помог", "Время" от 16.10.2020 г.

"Минздрав не уважает?", "Время" от 13.10.2020 г.

Кто крайний”, “Время” от 8.10.2020 г.

Процедурные отговорки”, “Время” от 24.9.2020 г.

"Как суд решит", "Время" от 19.9.2020 г.

"Иду на вы!", "Время" от 16.9.2020 г.

Поделиться
Класснуть