2317

ПроцеДУРНЫЕ отговорки

Командиров в здравоохранении много, а ответственных нет

ПроцеДУРНЫЕ отговорки

На прошлой неделе “СК-Фармация” публично объявила о начале процедуры закупок лекарств на 2021 год. Дескать, успокойтесь, граждане, ситуация под контролем. Заодно единый дистрибьютор заверил, что отгрузка медикаментов в больницы и поликлиники начнется уже в грядущем январе. Между тем наш карагандинский корреспондент выяснила, что прошлой осенью тоже все шло по четкому бюрократическому плану. Однако ожидания и реальность по отдельным позициям не совпали.

Автор этих строк продолжает знакомить читателей с причинами своего искового похода против Минздрава, “СК-Фармация”, Карагандинского облздрава и онкодиспансера (см. “Иду на вы!”, “Время” от 17.9.2020 г.). Настал момент прояснить, почему пришлось вносить в список ответчиков так много организаций, и рассказать, как они отреагировали на мои претензии.

В период пика карантина я знала, что подхватившим корону людям остро не хватает противовирусных и сопутствующих лекарств. Сама включалась в поиски препаратов для заболевших знакомых и негодовала от оцепенения чиновников, в которое они впадали при возникновении трудностей. Хотя внутренне допускала, что приход COVID-19 для всех жителей планеты был неожиданным и не только Казахстан столкнулся с печальными последствиями этой болезни. В то же время была уверена, что к лечению остальных хворей наша система здравоохранения по-прежнему готова. Ведь закупки боевого арсенала медиков в виде лекарств проводятся заблаговременно. Казалось бы, ничто не мешало своевременно затарить ими склады и медучреждения. Однако я ошибалась.

Итак, в ответ на досудебную претензию по поводу отсутствия бесплатных медикаментов карагандинская многопрофильная больница №3 (бывший онкодис­пансер) сообщила, что еще в сентябре 2019 года, задолго до коронавирусной суматохи, подала единому дистрибьютору заявку на препарат тамоксифен в количестве 90 тысяч таблеток. Обычно запрошенные медикаменты поступают в стационары в первые месяцы года. Только вот на этот раз вместо пилюль онкологи получили письмо от “СК-Фармация” о том, что по состоянию на 14 февраля препарат числился незакупленным! Дистрибьютор также проинформировал, что будет проводить повторные процедуры закупа.

“…И такие письма нам отправлялись ежемесячно…” - отметили врачи.

Отдам должное докторам: в феврале они устроили заседание формулярной комиссии и решили срочно приобрести схожий по действию препарат фарестон. Некоторым онкопациентам аналог был прописан изначально и заказывался у единого дистрибьютора точно так же, как и тамоксифен. Но раз на поставки последнего рассчитывать не приходилось, то не оставлять же людей совсем без лекарств? Вот так зимой и появилась дополнительная заявка на фарестон.

Поставлялся он, как выяснилось из отзыва “СК-Фармация”, не скопом, а различными по количеству таблеток партиями. Первые грузы достигли Караганды в январе-марте. И действительно дефицита тогда не было. Потом случился двухмесячный перерыв. А в мае единый дистрибьютор довез до местного онкодиспансера 1 тысячу 710 таблеток! Поясню, что в одной упаковке содержится 30 штук. Путем деления определяем, что лекарство могло достаться всего лишь 57 гражданам! Это если им выдавали по одной пачке, а ежели, как обычно, вручали по две-три упаковки, то обладателями препарата стали единицы... Аккурат в мае меня и угораздило попасть в разряд невезучих.

Более подробно предоставленные ответчиками цифры мы изу­чим уже в судебном процессе. Чтобы увидеть картину целиком, я подала ходатайство о предоставлении сведений о количестве пациентов с разбивкой по прописанным им препаратам фарестон и тамоксифен. Ведь вышло так, что вторые какое-то время получали лекарства за счет первых. По крайней мере, в разговорах со мной медики не отрицали, что нехватка произошла в том числе и по этой причине.

Перейдем к, пожалуй, самому занимательному моменту. Читая отзыв “СК-Фармация”, не верила своим глазам. Во-первых, в своем документе они почему-то завели речь о таргетной терапии да еще и выделили эти слова жирным шрифтом, тогда как я нахожусь на гормонотерапии. Это два совершенно разных метода лечения, и столь важному фармацевтическому ведомству должно быть стыдно и позорно их путать!

Во-вторых, меня повергла в ступор информация о том, как единый дистрибьютор проводил госзакупки. Похоже, здесь-то собака и порылась. Помните, онкодиспансер в сентябре прошлого года подал заявку на поставку тамоксифена? Спустя два месяца “СК-Фармация” объявила тендер. Однако закуп не состоялся, потому что не нашлось желающих поучаствовать в конкурсе. Что весьма удивительно, поскольку наши чиновники в основном склонны приобретать для рядовых казахстанцев дешевые дженерики вместо оригинальных качественных лекарств.

Повторный тендер пытались провести в конце января, однако к нему не допустили ни одного потенциального поставщика, так как предлагаемые ими препараты не имели лицензии на распространение в нашей стране. Я уже было отчаялась читать продолжение отзыва, но, к счастью, в нем говорилось, что 10 апреля упорный дистрибьютор объявил третий тендер. И уже через месяц наконец нашелся подходящий по всем параметрам поставщик! Вот только фактически тамоксифен поступил в больницу лишь 1 июля. А дополнительная партия фарестона при­ехала в августе.

Теперь меня терзают вопросы. С каких пор нуждающихся в гарантированной медпомощи граждан должны волновать все вышеперечисленные процедуры? Людям следует просто прийти в аптеку в нужный срок и получить то, что им положено. Разве не так? Почему горстка чиновников и приравненных к ним лиц на протяжении полугода играет в тендеры, в итоге лишая хроников доступа к жизненно важным лекарствам?

При этом стоящие над онкодиспансером и единым дистрибьютором госструктуры сейчас пытаются умыть руки. Минздрав, являющийся учредителем “СК-Фармация”, упоминает, что больница подведомственна Карагандинскому облздраву, а тот в свою очередь подчиняется региональному акимату. Мол, они и реализуют госполитику в сфере здравоохранения на вверенной территории. Звучит так, будто Караганда - отдельная от всей остальной страны зона и пусть расхлебывает свои проблемы сама.

Напомним, представитель ведомства ранее сообщил, что министерство лишь разрабатывает политику и правила, которым следуют все остальные. Ему вторит и облздрав: мы только координируем деятельность медорганизаций по закупу лекарственных средств, но в сами закупки не лезем. И кто же в таком случае должен исполнять гарантии государства по обеспечению населения бесплатной медпомощью?

А разве не благодаря криво разработанным инструкциям, правилам и бестолковой координации случился лекарственный коллапс? Но кто же в этом признается?

Не удивлюсь, если в дальнейшем чиновники отыщут кого-нибудь крайнего среди медперсонала клиники, сославшись на человеческий фактор. “Пехоту” не жалко, несмотря на то, что доктора валятся от перенагрузок с инсультами прямо на рабочих местах. И принимают на себя ковидный удар: в период пандемии переболели вирусом 60 сотрудников онкодиспансера. В то время как сенаторов, которые должны представлять значимые интересы общества, тщательно оберегают от заразы. 25 сентября планируется визит нескольких парламентариев в шахтерскую столицу. Журналистам, пожелавшим освещать это событие, великодушно сделают бесплатный ПЦР-тест, чтобы они ненароком не заразили высоких гостей.

Ирина МОСКОВКА, фото Ирины НЕНАШЕВОЙ, Караганда

Поделиться
Класснуть