7199

Иду на вы!

Карагандинский собкор нашей газеты призывает к ответу четыре казённых дома: больницу, облздрав, Минздрав и “СК-Фармация”

Иду на вы!

Недавно я прошла путь рядового казахстанского онко­пациента со всеми его кругами ада: томительными очередями в больничных коридорах, операцией, химио- и лучевой терапией. Ни я, ни мои врачи не могут точно спрогнозировать, сколько мне осталось быть на этом свете. Но если следовать определенным инструкциям, часть из которых своими гарантиями обеспечивает государство, то имею неплохие шансы на долгую и счастливую жизнь. Проблема в том, что при нынешней коронавирусной неразберихе госорганы оставили меня и многих других нуждающихся в медицинской помощи людей за бортом. Поэтому я решила встать на путь истца.

Что же я ищу и хочу найти? Прежде всего ответы на вопросы. За период ковидной сумятицы их скопилось великое множество, а чиновники от медицины и фармацевтики уже нагородили столько сумбура, что не знаешь, в какую крайность с их подачи кидаться. Есть стойкое ощущение, что они либо не понимают, с какими пугающими последствиями могут столкнуться в ближайшем будущем казахстанцы, либо, что еще хуже, понимают, но отчего-то не предпринимают своевременных действий.

Начну с того, что по завершении основных этапов лечения мне на протяжении пяти дальнейших лет надлежит принимать несколько препаратов. Многим перенесшим рак пациентам их назначают, чтобы снизить риск возникновения рецидива. Или проще: эти лекарства помогают продлить жизнь порой на такой длительный срок, что люди забывают о перенесенном некогда заболевании и дотягивают до глубокой старости. После того как посмотришь в глаза смерти и на свою безволосую голову в зеркале, возникает только одно желание: двигаться в луче этого маячка надежды, дабы избежать повторного крушения на онкологических рифах. Государство, к счастью, помогает таким, как я, бедолагам, гарантируя бесплатное врачевание и предоставление необходимых лекарств. Пожалуй, впервые в жизни я была благодарна за эту заботу, поскольку сама не потянула бы дорогостоящие расходы на лечение. Но в этом году я поняла, что прописанные в законах гарантии не работают, потому что на все лето осталась без положенного лекарственного обеспечения!

Признаюсь, мне сейчас совестно перед врачами, благодаря которым я по-прежнему остаюсь активной, работоспособной и имею возможность видеть, как растет мой ребенок. Меньше всего мне хотелось бы вовлекать их в судебную тяжбу. Однако наша система здравоохранения устроена так, что без участия первичного звена никак не вскрыть давно назревший гнойник неуклюжей многоступенчатой бюрократии и безответственности. Мне понадобилось более трех месяцев, чтобы вникнуть во все хитросплетения, на которые обычный пациент вряд ли обращает внимание. И только потом родился иск.

Не буду перегружать читателя юридическими тонкостями, а попробую обрисовать схему получения лекарств в рамках гарантированного объема бесплатной медпомощи (ГОБМП) на собственном примере.

Состоящий на спецучете гражданин получает препараты в поликлинике по месту жительства или в аптеках при некоторых стационарах. В моем случае это местный онкодиспансер, недавно переименованный в многопрофильную больницу №3. Я еще застала период разрыва поставок в постновогоднюю пору, когда тендеры начинали разыгрываться в январе, а препараты доставлялись к месту назначения только в феврале-марте. Потом чиновники наконец озаботились проблемой и, казалось бы, ее решили: стали приберегать небольшие резервы и объявлять лоты госзакупок загодя. За последнюю пару лет все шло хорошо. Мои таблетки выдавали в положенный по графику срок и в таких объемах, чтобы хватило на два-три месяца. Но этой весной прозвенел первый настораживающий звоночек. В марте вместо прописанного мне препарата выписали аналог с другим названием. Это было лучше, чем ничего. Впрочем, уже в мае в онкодиспансере не оказалось и его.

Что может случиться, если прекратить прием противоопухолевых лекарств? Как уже говорилось выше, рецидив болезни, а с ним и резкое падение шансов на выживание. Рассудив, что переезжать на кладбище мне еще рановато, я самостоятельно отыскала таблетки. Правда, не знала, радоваться тому, что они есть на рынке, или подозревать возможный коррупционный подвох на фоне их отсутствия в госстационарах. Ну хоть появился запас на месяц. А затем пришлось покупать “бесплатное” лекарство еще раз. И еще…

Когда весной и в начале лета страну закрыли на карантин, я вошла в группу риска, которой не рекомендовалось появляться в местах массового скопления людей, в том числе в медучреждениях. Руководство обл­здрава и Минздрава на пресс-конференциях убедительно заверяло, что состоящим на различных медицинских учетах гражданам все лекарства будут доставляться прямо на дом через поликлиники, к коим пациенты прикреплены. Может, кому-то и повезло. Но ни ко мне, ни к моей матери-диабетику таблетки так и не доехали.

А когда начался хаос с нехваткой противоковидных средств и даже парацетамол казахстанцы покупали из-под полы, стало ясно, что медики первичного звена вряд ли по-настоящему виноваты в сложившейся ситуации. Откуда они возьмут лекарства, если поставщик ничего не отгрузил? А кто у нас единый дистрибьютор, созданный с целью обеспечения лекарственными средствами населения в рамках ГОБМП? Всем хорошо известное ТОО “СК-Фармация”! Казенные больницы попросту не имеют права закупать препараты для своих больных где-то на стороне. Притом в цепочку затесались еще два посредника: региональные акиматы и облздравы, на которые возложены функции реализации политики в области здравоохранения. Сюда среди прочего входят соблюдение прав граждан на получение медпомощи и осуществление закупа и хранения лекарств.

Спрашивается: а при чем же здесь Минздрав? По мнению представителя ведомства, составившего отзыв на мое исковое заявление, совершенно ни при чем! Поду­маешь, министерство всего лишь учредитель со стопроцентной долей участия в “СК-Фармация”. Однако в дела других фигурантов истории оно, как оказалось, не вмешивается! Со слов того же представителя, принявшего участие в досудебной беседе с судьей Казыбекбийского райсуда №2 Караганды Жанарой СМАГУЛОВОЙ, Минздрав лишь разрабатывает политику и правила, которым следуют все остальные. А за исполнение этой политики низшими звеньями, разумеется, никакой ответственности не несет! Но я так не считаю и потому включила ведомство в список ответчиков.

Сказать по правде, в глубине души надеялась, что все эти большие и сильные госорганизации принесут извинения за то, что оставили меня на три месяца без лекарств и, по сути, подвергли жизнь таких, как я, риску. Но нет, ответчики намерены продолжить воевать со мной, простым маленьким гражданином, на судебном фронте. Я не закатываю истерик в соцсетях, не выхожу от отчаяния на митинги. Иду законным путем просить Фемиду защитить мои права, гарантированные Конституцией и Кодексом о здоровье народа.

Многого не требую: возместить затраты на купленные мной лекарства и загладить моральный вред, который оценила в 42 500 тенге. Еще я планирую, как журналист, выяснить, на каком этапе выстроенной вертикали случился сбой, чтобы впредь такого не повторялось.

P.S. Следите за моими следующими публикациями на эту тему. Процесс будет открытым, и я планирую подробно его освещать.

Ирина МОСКОВКА, фото Ирины НЕНАШЕВОЙ, Караганда

Поделиться
Класснуть