2371

...Даждь нам днесь

Президентская задача повышения благосостояния казахстанцев натыкается на экономику, молящуюся богу Прибыли

...Даждь нам днесь

Газета “Время” целых три выпуска подряд (см. “Зерно сомнения” от 12 марта, “Ответим зеркально?” от 13 марта и “Мы нашли золотую середину!” от 16 марта) посвятила теме подорожания хлеба. Оно и понятно: если сразу после переназначения нового-старого правительства с прямо поставленной президентом задачей повышения благосостояния казахстанцев демонстративно вырастет стоимость основы народного питания - ни доверия, ни толку от любых следующих действий поменявшегося министра сельского хозяйства и самого нового премьера ждать не стоит.

Не сомневаемся, правительство это понимает не хуже нашего и сильного удорожания не допустит. Хотя уже подскочившая цена назад не вернется, а потому важно понять, в чем причина и как действовать дальше.

С причиной как раз все понятно: не было бы этого хлебного несчастья, да счастье помогло - мировые цены на зерно замечательные! Это совершенно так же, как с нефтью: когда мировые цены на нее растут - у нас дорожает бензин и соляра, а когда падают - внутренние цены на ГСМ просто пережидают момент, не опускаются.

И вообще, аналогия между хлебом и бензином, она поучительна. Зерно - это прямой аналог нефти: многие страны готовы беспошлинно покупать такой ценный природный продукт, доводя его уже у себя до широкой линейки продуктов переработки. А пусти кое-кого на наши поля - так с удовольствием начнут и выращивать себе на вывоз. Но режим наибольшего благоприятствования имеет именно зерно, а вот уже мука, эдакий аналог ГСМ, зарубежным рынкам особо не нужна, им интересно иметь и загружать собственные мукомольные мощности. Поэтому то, что, например, Узбекистан ввел акцизный налог на нашу муку и повысил тариф на ее провоз до Афганистана, а сам активно торгует мукой из казахстанского зерна, для него совершенно логичное и оправданное поведение. Вопрос: как вести себя нам?

Представим на секунду, что неф­тяная отрасль Казахстана находится не в иностранной, а в отечественной собственности, а все три наших НПЗ вставлены в вертикальную интеграцию “от скважины до бензоколонки”. Тогда, я вам скажу, мы бы с большим запасом решили все задачи благосостояния и вообще очутились бы сразу в 2050 году. По крайней мере, могли бы не только четко держать доступные цены на ГСМ у себя, но и диктовать выгодный нам уровень у наших ненефтедобывающих соседей да и в прилегающих российских регионах тоже.

Но в нефтянке у нас что есть, то есть (в смысле - нет). Поэтому надо извлекать уроки и правильно структурировать использование если не подземных ресурсов, то богатств родной земли.

Представим, что вместо нынешнего “свободного” рынка в Казахстане действует зерно-мукомольно-комбикормовая кооперация, включающая производителей второго - мясного - передела, увенчанная национальной сельскохозяйственной биржей. Тогда у правительства была бы возможность не просто держать внутренние цены, но и собирать зерновую, мучную и мясную природные ренты, не раздаривая никому из заграничных братьев.

А если представить совсем уж фантастическое - что это общая с Россией кооперация и общая биржа… тогда влияние на мировой рынок зерна-муки было бы вполне сопоставимо с нефтяным ОПЕК.

Вы спрашиваете: зачем нам евразийская интеграция? Отвечу: если просто для торговли, как сейчас, то толку немного. А вот если с целью объединения ресурсов для потребностей общего рынка и выхода на рынки третьих стран - тогда цены ей не будет!

Возвращаясь же от мечтаний к реалиям, констатируем: у нас есть Продовольственная контрактная корпорация - оператор государства на зерновом рынке. Что уже хорошо - государство не отказывается от своей роли.

Но как эта роль прописана в задачах Продкорпорации? Во-первых, только зерно - остального как бы и нет в Казахстане. Во-вторых, есть общие фразы насчет продовольственной безопасности и содействия стабилизации рынка, но вот отвечать конкретно за цены в стране вроде и некому…

Впрочем, у нас с вами всегда найдутся оппоненты, доказывающие, что государства в экономике должно быть поменьше и рынок через оптимизацию прибыли сам должен находить справедливые цены. Предполагаю, что правительство - сколько его ни обновляй-пересаживай - тоже в это верует. Но тогда как быть с задачей президента насчет повышения благосостояния граждан?

Задача эта, как мы понимаем, поставлена неспроста, а насчет ее решения расклад простой и суровый. Если рассчитывать на рост доходов населения пропорционально общему экономическому росту, то ВВП в нынешнем году по бюджетным проектировкам вырастет на 3,8 процента, тогда как целевой коридор инфляции правительство определяет в 4-6 процента. То есть рост цен запланирован в полтора раза выше, чем доходы населения. И здесь правительству только и остается, что тратить деньги из опять откупоренного Нацфонда на хотя бы неухудшение положения многодетных и совсем малообеспеченных семей.

Еще суровее картина по этой самой доле. По последнему (I-III кварталы) отчету за 2018 год доля оплаты труда в структуре ВВП составила 30,1 процента, налоги (то есть достающееся и населению распределение из бюджета) - 8,7 процента, основная же доля - 61,2 процента - пришлась на прибыль. Другими словами, работникам наемного труда, которые вместе с семьями, пенсионерами, детьми и студентами составляют процентов 95 казахстанцев, достается хорошо, если одна треть национального потребления, тогда как две трети потребляются бенефициарами прибыли. И таких бенефициаров даже не пять, а гораздо меньше процентов, потому что основная прибыль приходится не на малый-средний бизнес, а на иностранные и квазигосударственные корпорации.

Отсюда понятна та самая религия прибыли, которую твердокаменно исповедуют и правительство, и продвинутые экономические консультанты вокруг него - хоть иностранные, хоть отечественные. А прибыль - замануха индивидуальная, за ней лучше гоняться порознь - фермерам, продавцам зерна, мукомолам, хлебопекам, изготовителям комбикормов, производителям мяса и его экспортерам. Так с хлебом, так с бензином, так с лекарствами, с ценами на жилье и на коммунальные услуги - с любой из опорных точек, определяющих уровень жизни казахстанцев.

Вся экономика построена если не на извлечении прибыли, то на мечтах о ней - это наша национальная идея и стратегия. Привнесенная, если откровенно.

Возьмем те же тарифы на услуги ЖКХ и электроэнергию: тарифные сметы для них рассчитываются в Миннацэкономики и Минэнерго - пусть и абстрактно-кабинетно, но досконально, по каждому пункту затрат. А потом в подсчитанный таким образом тариф обязательно засовывают немалую прибыль, тоже по надуманной формуле. Зачем? Зачем оплачиваемая потребителями прибыль в чей-то карман, если все затраты монополиста и так подсчитаны?!

Это, повторю, не какие-то расчетные методологии. Это натурально религиозное - во славу церкви прибыли - служение.

Известно: заставь дурака молиться, он и лоб расшибет. Но в правительстве у нас не дураки, да и лбы свои им наверняка жалко. Поэтому им стоило бы крепко по­думать, какому богу молиться.

Пётр СВОИК, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть