3499

“Мы нашли золотую середину!”

Глава Минсельхоза уверяет: в аграрном ведомстве знают, как поддержать производителя зерна, не обидев потребителя

“Мы нашли золотую середину!”

Министр сельского хозяйства Сапархан ОМАРОВ развеял слухи о дефиците зерна. Наблюдающийся в некоторых регионах рост цен на хлеб министр объяснил удорожанием зерна на мировом рынке. Каковы запасы пшеницы в республике? Будут ли дальше расти цены на главный продукт? Каков экспортный потенциал нашей страны? На эти и другие вопросы глава ведомства ответил в четверг на пресс-конференции в правительстве.

Хотя г-н Омаров ни разу не упомянул наше издание, было очевидно: глава Минсельхоза внимательно читал наш материал, посвященный анализу проблем на казахстанском зерновом рынке (см. “Зерно сомнения”, “Время” от 13.3.2019 г.).

- Сейчас поднимается вопрос о повышении цен на зерно, о некотором дефиците зерна у зерноперерабатывающих предприятий и вследствие этого о возможности поднятия цен на хлеб, - с места в карьер заявил он журналистам. - С конца прошлого и начала этого года было повышение цены на зерно до 75 тысяч тенге за тонну. Это было связано с изменением цен в Средней Азии, Иране, в целом на мировом рынке и в связи со спросом. Для нас, конечно, это в определенной степени проблема, но, с другой стороны, это хорошо для производителей зерна.

Министр порадовался за зернопроизводителей, ведь их возросшие доходы позволят “закрыть все кредиты и подготовиться к весенним полевым работам”. В то же время, отметил главный аграрий страны, за последние две недели цена на зерно 3-го класса снизилась до 65-67 тысяч тенге за одну тонну (в зависимости от качества).

Министр Омаров - зерновику Гану: у нас все под контролем.

По словам Сапархана Омарова, на данный момент в республике имеется 10,5 млн тонн зерна, из них на хлебоприемных предприятиях - 3,7 млн тонн, на мукомольных предприятиях - 462 тысячи тонн и у хозяйств - 6,3 млн тонн.

- Сегодня мы имеем 8,3 млн тонн пшеницы, из них на продовольственные нужды - 690 тысяч тонн, на семена - 1,6 млн тонн, на промышленную переработку - 128 тысяч тонн. В наших планах экспортировать 2,2 млн тонн пшеницы (до 30 июня 2019 года. - Л. Т.). Переходящий остаток на сегодня - 2,9 млн тонн. Поэтому говорить о том, что зерна на перерабатывающих предприятиях не хватает, неправильно! - решительно заявил глава Минсельхоза.

Впрочем, рядового потребителя розничная цена готовой булки хлеба волнует куда больше, чем стоимость зерна. Министр привел цифры: сегодня булка хлеба из муки первого сорта (это и есть так называемый социальный хлеб) стоит 75-78 тенге, а из муки высшего сорта - 134-142 тенге.

Понятно, что сдерживание цен на социальный хлеб (который уже сейчас дорожает в ряде регионов) - политическая задача первостепенной важности. И новый глава Минсельхоза, судя по его словам, прекрасно осознает остроту момента.

- Надо понимать, что наши хлебопекарни, чтобы сдерживать цену на хлеб из муки первого сорта, должны немножко идти на повышение по цене (на хлеб высшего сорта. - Л. Т.). На сегодня таких тревожных сигналов, что цена на хлеб резко повысится, нет. Могут быть какие-то колебания, но это незначительно, - дипломатично заметил Сапархан Омаров.

Журналисты спросили министра, как населению реагировать на распространяющуюся в социальных сетях информацию о грядущем значительном - на 15 - 30 тенге - подорожании хлеба.

- Если кто-то так отправляет (сообщения. - Л. Т.) - это все контро­лируется. Каждый акимат области и района на своей территории каждый день мониторит цены на хлеб, - ответил Омаров. - Мы, министерство, здесь, в Астане, тоже мониторим цены. У меня на руках последние данные на 13 марта.

Последняя его фраза, видимо, должна была продемонстрировать: Минсельхоз оперирует самыми свежими данными - стало быть, у народа нет причин для беспокойства.

Вместе с тем Сапархан Кесикбаевич дал понять: зерно - это не в последнюю очередь экспортный товар.

- У нас по обе стороны зерна стоят наши люди - производители и потребители. Цена на зерно поднимается - производителям хорошо, мы должны и их поддерживать. Мы должны поддерживать свою конкурентоспособность на внешних рынках, - напомнил он. И продолжил: - С другой стороны - потребители: если цена поднимается на хлеб, то это тоже для нас плохо. Мы (Минсельхоз. - Л. Т.) стараемся найти золотую середину. Я считаю, что мы ее нашли, и мы ее придерживаемся.

Корреспондент “Времени” попросил Сапархана Кесикбаевича прокомментировать заявление президента Союза зернопереработчиков и хлебопеков Евгения ГАНА о том, что в Казах­стане якобы не ведется никакого учета реальных запасов зерна.

- Сейчас у нас создан государственный реестр держателей зерновых расписок. Раньше они были в бумажном виде, в прошлом году перевели все в электронный формат. Теперь все движение зерна на элеваторах отражается в цифровом варианте. Поэтому имеющиеся у нас цифры подтверждаются реестром. Кроме того, у нас работает электронная площадка торговли зерном. Все 100 процентов сделок на зерно проходят через эту площадку. Пока учет ведется на элеваторах, но в будущем мы планируем вести его и в хозяйствах. Поэтому говорить, что учет не ведется, неправильно! К тому же у нас есть еще и государственная статистика, - дезавуировал утверждение зерновика министр.

Евгений Ган

Прокомментировал он и версию о том, что дефицит пшеницы на внутреннем рынке - следствие чрезмерных экспортных отгрузок:

- Понимаете, чтобы отгрузить больше, нужны новые рынки. У нас есть свои традиционные экспорт­ные рынки, и сегодня экспортный потенциал Казахстана составляет 8-9 млн тонн.

По сведениям Министерства сельского хозяйства, с 1 июля 2018 года по 28 февраля 2019 года на экспорт отгружено 8,3 млн тонн зерна, в том числе пшеницы 6,7 млн тонн. А с 1 марта по 30 июня этого года планируется экспортировать еще 2,2 млн тонн. Сапархан Омаров также заверил, что хранящийся в продкорпорации стратегический запас - 500 тысяч тонн зерна - остается неприкосновенным, поскольку потребности внутреннего рынка благополучно покрываются.

Согласно данным Минсельхоза на продовольственные нужды в этом году предусмотрено лишь 690 тысяч тонн пшеницы. Я спросила: не является ли этот объем ничтожно малым и не это ли провоцирует рост цен на хлеб? Однако вице-министр сельского хозяйства Гульмира ИСАЕВА, отвечая на мой вопрос, заверила: такого объема до уборки нового урожая вполне достаточно. И добавила: в прошлом году Казахстан экспортировал 4,9 млн тонн пшеницы - это на 1,1 млн тонн больше, чем в 2017-м. Г-жа Исаева рассказала о традиционных для Казахстана рынках экспорта зена - это Средняя Азия, Афганистан, Китай, и сообщила о новых адресах зерноэлепорта:

- По итогам прошлого маркетингового года мы в четыре раза увеличили объем экспорта зерна и муки на рынок Китая. Проговариваем, чтобы в ближайшие три года объем экспорта пшеницы в Китай вырос до 1 миллиона тонн.

В январе этого года мы подписали меморандум о поставках казахстанской пшеницы в Иран, который в последние три года был для нас закрыт. Также мы прорабатываем вопрос с Грузией, куда мы ранее активно поставляли свою пшеницу.

В общем, по итогам пресс-конференции медийщикам стало ясно, пожалуй, одно: в Министерстве сельского хозяйства работают оптимисты. Нам же теперь остается дождаться реального подтверждения их бодрых прогнозов.

Лэйла ТАСТАНОВА, фото автора и с интернет-ресурсов, Астана

Поделиться
Класснуть