729

Новые школы будут. А новые учителя?

В Казахстане грядет большая стройка для... школьников. Нашим ребятишкам не хватает 250 тысяч ученических мест. По поручению президента с прошлого года стали штамповать новые учебные заведения. Вот только кто там будет преподавать? Ведь педагоги, тем более хорошие, давно в дефиците.

Новые школы будут. А новые учителя?

Поработайте за двоих

По данным Минпросвещения, до конца 2025 года планируется запустить тысячу школ. 277 из них заработали в прошлом году, 260 хотят построить в этом. А в ближайшие три года по нацпроекту “Комфортная школа” наши города и села прирастут образовательными заведениями еще на 820 тысяч мест. Там будут и симпатичные современные классы, и комфортные пространства, и оборудованные лаборатории. А есть ли в этой красивой картинке фигура учителя?

- В настоящее время потребность в педагогах составляет около 3 тысяч человек. В частности, имеется дефицит преподавателей биологии, географии, английского языка, ИЗО и черчения, начальных классов. Наи­большая потребность в учителях и большой разрыв в качестве образования наблюдаются в Алматинской, Атырауской, Мангистау­ской, Туркестанской областях, - пояснили нам в Министерстве просвещения.

В Алматы ситуация с нехваткой педагогов, конечно, менее серьезная. Но все же есть. Например, в школу №205, которая открылась с сентября этого года, команду педагогов для казахских классов набрали без проблем. А вот для русского отделения до сих пор нужны учителя по языку и литературе, а еще начальных классов. Пока их заменяют коллеги, которые ведут по два класса. Спрос на некоторых специалистов держится, потому что маленьких горожан становится все больше.

- Идет миграция, многие едут в большие города, происходит рост населения, в том числе детей, поэтому сейчас открывается большое количество школ в Алматы и Астане. Но хочу сказать, что если раньше потока учителей в школы не было, то сейчас молодежь активизировалась. И это во многом связано с тем, что повысили статус педагога, увеличили заработную плату. Сейчас учитель в зависимости от категории получает от 180 до 600 тысяч тенге, - рассказывает директор школы №205 Гульнар ДАУЛЕТОВА.

Когда набирали команду, то их буквально засыпали резюме - всего пришло около 900. Примерно половину из них отправили учителя, которые по тем или иным причинам решили сменить место работы, еще 30 процентов соискателей приехали в южную столицу из соседних областей - Жамбылской и Алматинской (хотя у самого этого региона с педагогами швах). На молодых выпускников колледжей и вузов пришлось около 20 процентов заявок.

Куда исчезают педагоги

Минпросвещения прогнозирует, что до 2025 года из организаций профтехобразования успеют выпуститься 66 769 юных педагогов. Интересно, а сколько из них в реальности дойдут до дверей школ? Сделать это намерена алматинка Ангелина ДЕМЬЯНСКАЯ. Еще девятиклассницей она подала документы в один из местных колледжей. Отучилась на преподавателя иностранного языка, теперь получает высшее образование. Но так замотивированы далеко не все. Из 25 ее однокурсниц в вуз пошли лишь пять.

- Остальные девушки ушли работать в другие сферы. Одни устроились в магазины, другие - в образовательные центры, многие вышли замуж и ушли в декрет. Но я не слышала, что кто-нибудь устроился преподавать в школу. Хотя после колледжа, пройдя сертификацию, мы можем учить детей. Почему так вышло? Кому-то просто нужно было получить образование и диплом, остальные поняли во время прохождения практики, что работа с детьми - это не их удел, - объясняет Ангелина.

Депутат мажилиса Ирина СМИРНОВА, она же экс-директор и учитель школы с большим стажем, считает, что многих новобранцев тормозит квалификационное тестирование. Завалишься на вопросах, считай, к детям не допустят. Вот не уверенные в своих знаниях и не парятся, уходят в другие сферы.

Конечно, много тех, кто успешно проходит это испытание. Ежегодно в школы приходят работать около 12 тысяч молодых специалистов. И всем им надо адаптироваться, заякориться да осилить работу. В этом новобранцам помогала Сандугаш КАЙНАЗАРОВА. Она работала директором сельской школы на востоке страны, была наставником молодых коллег, а сейчас преподает школярам математику.

- Я за всех не скажу. Есть, конечно, среди молодежи грамотные специалисты, но их не так много. А сейчас сделали обновленную программу обучения, и с ней не каждый сможет работать, не имея хорошей базы знаний. Сейчас молодежь не умеет правильно выразить свою мысль. Я все-таки думаю, что это результат ЕНТ. А ведь еще надо детям донести материал так, чтобы они поняли. Если ребенок не понимает, нужно искать подход, - считает Сандугаш Кайназарова.

А еще, говорят эксперты, молодые кадры порой сразу рассчитывают на большую зарплату - 500-600 тысяч тенге. Примерно столько сейчас получают педагоги-мастера, сенсеи своего дела. Но чтобы ими стать, нужно много работать: проходить тестирования, показывать отличную успеваемость класса, взращивать участников и победителей олимпиад, золотых медалистов. А если нет красного диплома или магистерской степени, за которые начисляется доплата, то начинать придется со 170-180 тысяч тенге. Для кого-то это мало, вот и уходят.

- Это, может быть, правильно, что молодежь хочет все и сразу. Возьмем Эстонию, которая в рамках международных исследований PISA показала очень высокое качество знаний учащихся. Там заработная плата у всех учителей одинаковая - и у опытных, и у начинающих. Если после контрольных срезов класс показал хороший результат, то учитель продолжает работать и получает высокую зарплату вне зависимости от своего стажа, - делится мировым опытом Ирина Смирнова.

Еще одна колоссальная нагрузка, от которой сгорают педагоги, - психологичес­кая. В современных школах куча стрессов, говорит парламентарий. Есть даже своего рода психологический буллинг со стороны родителей.

- То есть родитель требует от учителя постоянно находиться на проводе - день и ночь. Если преподаватель не берет трубку и не реагирует на сообщение в мессенджере, то это сразу расценивается как личное оскорбление. Учитель воспринимается как услугодатель. Сейчас родители могут сказать, что педагог неправильно ведет урок, они могут просить детей записывать на телефон занятия и присылать им. Некоторые учителя просто не хотят терпеть это и уходят в репетиторство, - констатирует Смирнова.

Призыв и призвание

Как же при таком раскладе обеспечить новые школы учителями? Министр просвещения Асхат АЙМАГАМБЕТОВ отметил, что важно уже при строительстве школы заниматься подбором профессиональных кадров. Сейчас даже хотят взять за правило назначать директора школы уже на этапе строительно-монтажных работ объекта.

- Министерство просвещения говорило, что точно знает, где будут построены те или иные школы. Там же есть рядом пединституты или педколледжи, можно уже формировать коллективы, хотя бы ядро. Или вот много школ закрывается в Северо-Казахстанской области, там целые педагогические коллективы можно взять и пригласить в новую школу, создать им условия, - считает Ирина Смирнова.

Всех, может, и не позовут. Но в стране уже есть программа по привлечению лучших педагогов в регионы, где особый кад­ровый голод. Сейчас идет прием документов от претендентов, отбирать их будут на конкурсной основе. Участникам программы предложат вроде как неплохие условия.

- Для привлеченных педагогов предлагаются следующие меры социальной поддержки: ежемесячная стимулирующая доплата в размере 150 процентов от долж­ностного оклада, исчисляемая в порядке, установленном уполномоченным органом в сфере образования, включение привлеченных педагогов в кадровый резерв руководителей, заместителей руководителя организаций образования, - рассказали в Минпросвещения.

Вопрос в том, надолго ли останутся спецы в этих регионах и как будут воспринимать коллеги, всю жизнь здесь проработавшие, приезжих с повышенным окладом.

Депутат мажилиса предлагает еще один вариант решения проблемы: брать в расчет профильных специалистов. Допустим, призвать тех же инженеров, физиков или переводчиков получать педагогическое образование.

- Я разговаривала с одним человеком, он был участником международных олимпиад по физике и математике. Сейчас спустя 10 лет у него стаж инженера, и он говорит: “Я чувствую, что во мне умирает учитель”. И он пытается поступить в пединститут, пройти годичные курсы и стать учителем математики. Мне кажется, такой призыв людей со стажем, с пониманием, с жизненным опытом и приход их в школу - это большое благо, - полагает Ирина Смирнова.

Елена БАХАРЕВА, фото Владимира ЗАИКИНА и Олега СПИВАКА, Алматы

Поделиться
Класснуть