10237

Дело спецпрокуроров: это ещё не финал

Адвокаты обжалуют в суде прекращение расследования в отношении Олеси КЕКСЕЛЬ и Бауржана ГАББАСОВА

Дело спецпрокуроров: это ещё не финал
Хамида Айткалиева: “С моей точки зрения, Кексель и ГабБасов подтвердили, что Набиев (на снимке справа) говорит правду про пытки”.

Предполагаемое хищение тепловых счетчиков в провинциальном карагандинском городке Сарани, в котором обвинили бывшего вице-министра энергетики Анатолия ШКАРУПУ и еще двух человек, потянуло за собой череду скандальных событий. Виданное ли дело, чтобы гроза коррупционеров, дослужившаяся до должности начальника службы спецпрокуроров при Генеральной прокуратуре Олеся КЕКСЕЛЬ в кабинете следователя отбивалась от упреков гражданина, обвинившего ее в пытках?! Правда, в минувшую пятницу полиция прекратила досудебное расследование “за отсутствием события преступления”. Однако ставить точку в этой истории пока рано.

Меньше месяца прошло с тех пор, как стало известно, что Олесю Кексель и сотрудника следственно-оперативной группы Генпрокуратуры Бауржана Габбасова таскают на допросы и очные ставки в МВД в качестве свидетелей с правом на защиту. В пытках их обвинил предприниматель Ерлан НАБИЕВ. Страдающий сахарным диабетом бизнесмен заявил, что оговорил себя и подельников - Анатолия Шкарупу и экс-председателя правления АО “Фонд развития ЖКХ” Кайсара БАЙДАЛЫ - из-за давления и угроз со стороны вышеупомянутых спецпрокуроров, которые лишали его пищи, воды и приема лекарств (см. “Вот так поворот!” и “Ложные доказательства”, “Время” от 16.11 и 19.11.2019 г.).

Едва эта информация получила огласку, следом как из рога изо­билия посыпались и другие любопытные нюансы, связанные с делом о саранских теплосчетчиках, а также затрагивающие другие сферы. К примеру, бывший шеф Кексель и Габбасова, а ныне сенатор Кайрат КОЖАМЖАРОВ внезапно разоткровенничался с журналистами о том, что по-прежнему поддерживает связь с экс-подчиненной. Якобы со слов Кексель сенатор узнал, что полицейские прекратили расследование. Причем выступил он аккурат в тот момент, когда Олеся Ивановна находилась на очной ставке с Набиевым. То есть, по сути, сообщил не соответствующие действительности сведения, которые пресс-служба МВД была вынуждена экстренно опровергнуть.

Между тем вопрос о возможном разглашении тайны следствия фигуранткой досудебного расследования повис в воздухе и открытого внимания правоохранителей не удостоился. К слову, одно из главных журналистских правил “доверяй, но проверяй” применимо и к другому публичному заявлению бывшего генпрокурора. Напомним, в прошлом году на заседании Совбеза он допустил утверждение, что Шкарупа причастен к хищению 215 миллионов тенге. Между тем в суд дело поступило с заключением экспертов на ополовиненную сумму - 104 миллиона!

Загадочности в общую картину добавил еще один пазл. Минувшим летом в юридических кругах страны поползли слухи о том, что Олеся Кексель скоро пополнит ряды адвокатов. Но в списках среди лицензиатов она так и не появилась. Зато, когда над ее головой стали сгущаться тучи, эта тема вновь получила актуальность. Председатель Карагандинской областной коллегии адвокатов Окас АБИКЕНОВ подтвердил нашему корреспонденту информацию о том, что Кексель действительно прошла стажировку при местной адвокатской конторе Bartenev & Partners, имеющей офис в столице. И его ничуть не смутило, что “испытательный срок” она начала проходить, будучи действующим прокурором! Ведь заявление на увольнение по собственному желанию ей подписали в конце апреля, а окончательно из кадрового резерва прокуратуры ее исключили в начале июня. Меж тем осваивать тонкости адвокатской работы Кексель начала еще в последних днях марта (!) и закончила в сентябре.

- Такое бывает, что человек собрался увольняться (из правоохранительных органов. - И. М.) и за месяц-другой начал проходить стажировку в адвокатуре. Руководитель стажировки дает ему поручения, стажер ходит на судебные процессы, готовит какие-либо документы, - пояснил Окас Абикенов. - Стажировку Кексель прошла успешно, без нареканий. Как человек, имеющий более десяти лет стажа в следствии, от прохождения квалификационного экзамена она освобождена. Но лицензию она пока не получила. Имеет право на ее получение в течение трех лет.

- Насколько этично, что Олеся Ивановна обратилась в адвокатскую контору, руководитель которой был защитником одного из фигурантов дела экс-премьера Серика АХМЕТОВА, где она выступала в качестве следователя?

- Ничего противозаконного в этом нет. Это судья, который вынес обвинительный приговор гражданину, впоследствии не может его защищать. А остальным можно. Тем более, дело Ахметова расследовала следственно-оперативная группа, состоявшая из нескольких сотрудников, а не только Кексель. Возможно, она к тому эпизоду не имела прямого отношения.

Напоследок Окас Абикенов сообщил, что полугодовую стажировку Олеся Ивановна оплачивала, как полагается по закону, внося ежемесячно в кассу коллегии по 10 МРП (всего заплатила 151 тысячу 500 тенге).

Впрочем, далеко не все в адвокатской среде разделяют его точку зрения.

- Очень странно, что Кексель вообще приняли на стажировку, поскольку она была еще в прокуратуре, - говорит защитник Анатолия Шкарупы Нурлан БЕЙСЕКЕЕВ. - Есть законы о госслужбе и правоохранительных органах, где сказано, что действующий сотрудник не имеет права заниматься какой-либо иной деятельностью. Считаю, что Министерство юстиции должно проверить законность прохождения такой стажировки и признать ее недействительной. Стажер должен проходить практику только в очном порядке. А как Кексель могла, к примеру, ходить в суды и разбирать дела вместе с курирующим ее адвокатом, если она еще являлась спецпрокурором и получала за это зарплату? Между прочим, это не единственный случай. Я знаю нескольких сотрудников, которые каким-то образом тоже смогли получить адвокатскую лицензию.

- Выходит, процесс прохождения стажировки никак не контролируется? Все строится на доверии?

- Похоже, что так. И наказания за это никакого не предусмотрено. Только если Минюст захочет принять какие-то меры.

- Давайте поговорим о вашем подзащитном. В комментарии сенатора Кожамжарова прозвучала версия о том, что шум вокруг Кексель и Габбасова поднялся в связи с тактикой защиты, пытающейся развалить громкое коррупционное дело Анатолия Шкарупы. Допустим, показания Набиева признают недействительным доказательством. Это обстоятельство действительно может сломать позицию обвинения? Все настолько шатко?

- По закону человек может быть признан виновным только по совокупности доказательств. При этом все сомнения толкуются в его пользу. Одни чьи-либо показания, конечно же, не могут разрушить дело, потому что есть свидетельства других людей, заключения специалистов и прочие моменты, о которых мы будем говорить на предстоящем судебном процессе, - отметил Нурлан Бейсекеев. - Здесь же речь идет о возможном проявлении недозволенных методов следствия. Кстати, у нас есть большие претензии к спецпрокурору Бауржану Габбасову. Считаем, что при избрании меры пресечения Шкарупе он ввел в заблуждение суд. Утверждал, что Анатолий Валерьевич может скрыться, ссылаясь на то, что он якобы приобрел авиабилет на рейс Нур-Султан - Москва. Но так и не смог его предоставить, поскольку билета не имелось в реальности, о чем в ответах на мои запросы указали авиакомпании.

У нас есть даже частное постановление следственного суда в адрес Генпрокуратуры, который обязал проверить все доводы Шкарупы посредством досудебного расследования. Однако Генпрокуратура достаточно долгое время не информирует нас об этом расследовании. Я практически уверен, что оно прекращено, но получить соответствующее постановление для дальнейшего обжалования в суде никак не могу. К тому же еще и Саранский горсуд, на наш взгляд, не решил вопрос продления меры пресечения Шкарупе. И теперь он почти месяц содержится под стражей, по нашему мнению, незаконно.

Поэтому мы и решили обратиться к главе государства Касым-Жомарту ТОКАЕВУ с открытым письмом и попросить его взять наше дело на контроль. Это, к слову, не единственное наше обращение в администрацию президента, но первое по счету, которое мы предали огласке, поскольку все остальные рассматриваются как-то кулуарно.

Между тем мы поинтересовались у защищающей предпринимателя Набиева адвоката Хамиды АЙТ­КАЛИЕВОЙ, не последует ли от их оппонентов ответный удар в виде заявления о ложном доносе. Ведь МВД прекратило расследование ввиду отсутствия события преступления.

Хамида Айткалиева: “С моей точки зрения, Кексель и ГабБасов подтвердили, что Набиев (на снимке справа) говорит правду про пытки”.

- Нет, как ложный донос понимать заявление воспользовавшегося своими правами Набиева нельзя. Любой суд расценит это как тактику защиты, есть устоявшаяся судебная практика по подобным вопросам, - пояснила Хамида Айткалиева и добавила, что Кексель и Габбасову еще рано праздновать победу: - Как только постановление следователя по­явилось у нас на руках, мы решили обжаловать его через суд. Нам известно, что следователь ходатайствовал о продлении срока расследования до 19 декабря, намереваясь провести ряд следственных действий и судебно-психиатрическую экспертизу Набиева - специальное исследование по Стамбульскому протоколу (для выявления психологических доказательств пыток. - И. М.). Однако Генеральная прокуратура продлила срок только до 6 декабря. Если суд признает, что дело было прекращено незаконно, у МВД появится время, чтобы довести его до логического конца. Раскрывать то, что происходило на допросах и очных ставках, я не могу. Отмечу лишь, что вины своей Кексель и Габбасов не признали. Тем не менее, с моей точки зрения, они подтвердили, что Набиев говорит правду.

Мы продолжаем следить за развитием событий.

Ирина МОСКОВКА, фото автора, Караганда,

Поделиться
Класснуть

Свежее

42 500: на этот раз -  все за и против? Злоба дня
42 500: на этот раз - все за и против?

Казахстанцы, зарабатывавшие до введения ЧП и карантина легально ежемесячно более 500 тысяч тенге, а сейчас временно потерявшие работу и, соответственно, довольно ощутимые доходы, подают заявления на получение соцпособия в 42 500 тенге.

427