2206

Проект на скорую руку

Попытки Минздрава защитить врачей и пациентов вызывают все больше вопросов. А министр признает, что шероховатости будут. А без них никак?

Проект на скорую руку

На днях главный врач страны Ажар ГИНИЯТ представила в мажилисе законопроект о страховании профессиональной ответственности медицинских работников (см. “На риск без страха. Попытка №2”, “Время” от 20.9.2022 г.). Долгожданный, спорный, а, по мнению некоторых экспертов, это все-таки сырой документ. Конечно, нашлись те, кто законопроект принял и похвалил. Но тех, кто возмущался: “почему такие маленькие компенсации”, “теперь врачам вообще будет не до пациентов”, “а по карману ли экстренным стационарам страховать персонал”, оказалось больше.

Исполнительный директор Ассоциации клиник Алматы, член объединения врачей “Медконструктор” Расул ДЮСЕНОВ еще на этапе подготовки законопроекта обращал внимание на недоработки (см. “Сроки горят”, “Время” от 9.3.2022 г.). Вместе с коллегами он пытался достучаться до Минздрава. Не получилось, как показало мероприятие в мажилисе.

- Я слушал доклад министра и укоренился во мнении, что законопроект не защитит права ни медиков, ни пациентов, - прокомментировал нашей газете Дюсенов. - Основные нормы документа обнародовали несколько месяцев назад, тогда они вызвали критику со всех сторон. Обсуждение отложили на некоторое время, голоса скептиков поутихли, и теперь Минздрав решил повторно зайти в мажилис с тем же самым проектом. В стране иная общественно-политическая повестка, люди озабочены тем, как выжить. Видимо, момент подходящий, чтобы под шумок протащить законопроект в нынешнем виде.

- Сужу по реакции в соцсетях: люди недовольны и суммой компенсаций (чуть больше 3 миллионов тенге за смерть пациента!), и смягчением наказания за так называемые медицинские инциденты. Ожидаемо?

- Ожидаемо, и я их понимаю, хотя Ажар Гиният произнесла фразу: “данный проект защищает права пациентов”. Получается, речи о медицинских работниках уже не идет? Но вспомните, почему мы вообще обсуждаем эту тему? Проект страхования профессиональной ответственности медицинских работников реанимировали (работали над ним с 2015 года) после поручения главы государства. Президент говорил именно о необходимости защитить права врачей! Но у министра другая риторика, и она непонятна аудитории.

Разрыв коммуникаций - большая проблема наших госорганов, не только Минздрава. Разрабатывают законопроекты, но чаще всего забывают учесть мнения сторон, интересы которых затрагивают предлагаемые реформы. Минздрав не поработал с населением и пациентскими организациями, не учел критику медицинского сообщества. Кто активно участвовал в обсуждении? Ассоциация финансистов, фармпроизводителей, НПП “Атамекен”... Разве можно сказать, что эти специалисты представляют врачебное или пациентское сообщество?

Не исключаю, что Минздрав направлял проект закона в управления здравоохранений в регионах, просил собрать мнения на местах. Оттуда отписались - “предложений нет, все хорошо”. Но это формальный подход. Никто даже не удосужился объяснить людям, откуда взялись размеры компенсаций за смерть пациента и причинение вреда здоровью.

- Как медицинское сообщество отреагировало на выступление Ажар Гиният?

- Пока никак. Думаю, многие о нем даже не знают. Хотя, полагаю, в дальнейшем медработники будут недовольны. Ведь в законопроекте говорится, что с 2025 года медики тоже будут платить страховые взносы. Отчасти это справедливо, но не всем понравится, а для молодых специалистов и вовсе станет демотивирующим фактором - у них и без того невысокая зарплата.

На многие вопросы нет четких ответов. Например, сколько раз в год придется платить страховые взносы медицинской организации, оказывающей экстренную медицинскую помощь? Пациентов там много, страховых случаев тоже. Страховщики не будут работать себе в ущерб. Ажар Гиният сказала: дескать, да, мы не все учли, шероховатости будут, на то это и новый законопроект.

На мой взгляд, это неправильный подход. Если понимаете, что вы не все учли, запустите пилотный проект в одном из регионов, обкатайте модель, доработайте ее, а потом распространяйте на всю страну. У нас как всегда работает принцип ввяжемся в драку, а там разберемся.

- Расул, что бы вы изменили в законопроекте?

- Я бы перевел дела по так называемым медицинским статьям Уголовного кодекса из разряда публичного обвинения в категорию частно-публичного. Тогда их будут возбуждать только по заявлению пациентов (сейчас это делают сами правоохранительные органы, даже если такой жалобы нет), появится возможность примирения сторон. Там мы сможем урегулировать многие конфликты, не доводя их до суда. Иначе, предположу, после внедрения медицинского страхования количество уголовных дел по медицинским статьям возрастет в разы.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее