3007

Город будущего без прошлого

Пожалуй, у каждого, кто впервые посещает нашу столицу, не возникает сомнений, что этот город действительно построен в голой степи четверть века назад, не ранее. Между тем история Акмолинска-Целинограда-Акмолы-Астаны оставила достаточно объектов, которые не стыдно было бы показать и туристам, и собственным детям. Но, увы, о большинстве из них сейчас помнят только краеведы.

Город будущего без прошлого

Так отремонтировали, что пришлось снести

- Историко-опорный план первого генплана Астаны предполагал сохранение всех сколько-нибудь значимых культурных объектов города, - говорит исследователь, основатель исторической платформы Fading.TSE Темиртас ИСКАКОВ. - К примеру, предполагалось сохранение ансамблевой застройки улицы Монина (сейчас - Есенберлина) и даже включение ее в государственный список объектов историко-культурного значения. Однако несколько домов там были снесены, целостность застройки нарушилась, и сейчас уже нет возможности внести улицу в этот список, поскольку произошла ее необратимая трансформация.

Схожим образом был утрачен архитектурный памятник респуб­ликанского значения - Дворец целинников с его аутентичными фасадами и интерьерами. Номинально, на бумаге, он все еще остается памятником архитектуры, но фактические признаки памятника уничтожены в процессе реконструкции 1997-1998 годов.

Темиртас ИСКАКОВ

Сейчас, по словам Искакова, по тому же пути пустили еще ряд знаковых объектов. К примеру, в 2010 году провели реконструкцию Дворца молодежи, после чего он был лишен статуса памятника и по некоторым признакам обречен на снос. На Центральном стадионе имени Мунайтпасова сначала хотели делать капремонт, потом реконструкцию, а в итоге опять-таки сносят, якобы чтобы построить на его месте новый стадион.

Генеральное открытие

На вопрос о том, сколько вообще исторических зданий было снесено после переноса столицы, Темиртас затрудняется ответить. То есть подсчитать их можно, но это займет время. Шутка ли, несколько эпох пустили под бульдозеры!

- Наметки историко-опорного плана столицы не были приняты во внимание, - констатирует исследователь. - Думаю, этот документ просто противоречил творящейся истории. После переноса столицы все учреждения государственного значения стали переезжать в Акмолу быстрее, чем для них строились новые здания, и реконструкция уже имеющихся объектов проводилась спешно. Невозможно было сохранить все. Сейчас мы можем оценивать это критически, но на тот момент другого пути не было.

Однако перенос столицы давно завершен, и то, что происходит с историко-культурными объектами сейчас, государственной необходимостью оправдать невозможно. Это следствие чистого невежества, считает краевед.

- Генеральный план не соблюдался никогда, и сейчас тоже не соблюдается, - говорит Искаков. - Фактически вся застройка Астаны ведется вразрез с ним. Если посмотреть последнюю редакцию генплана, то Малый Талдыколь там есть. Но в нашей-то реальности его уже нет, потому что помимо генерального плана есть еще план детальной планировки (ПДП), который меняется по желанию акима, а аким идет на поводу у застройщиков. Более того, никто из них не думает о соблюдении законодательства, а тем более - о соблюдении международных обязательств по сохранению исторического и природного наследия. И такая картина не только в столице, а повсеместно в Казахстане. Те же самые чиновники, которые занимались произволом в Астане, потом разъезжаются руководить регионами - и там творят то же самое.

Был курган - стала улица

Есть в Астане и наследие более древних времен. Археологи могли бы работать, не покидая пределов города и привлекая туристов, как это происходит во многих европейских столицах. Но в нашем случае результаты такой работы туристу не покажешь.

Директор НИИ археологии им К. А. Акишева Марал ХАБДУЛИНА рассказывает, как в 2006 году специалистов из Евразийского национального университета пригласили для исследования кургана, находившегося на территории дачного поселка, включенного в Астану. Через это место (неподалеку от которого по иронии судьбы находятся Дворец Независимости и Национальный музей) должна была пройти улица Сыганак. Курган датировали ранним железным веком (VII-V вв. до н. э.). В целости он сохранился не потому, что дачники почитали его как какую-то древнюю ценность, просто вся южная половина этого кургана была усеяна могилами середины 1950-х годов прошлого века.

- Чтобы их перезахоронить, нужно было решение СЭС. После соблюдения всех необходимых процедур нам сказали: можете копать, - говорит Марал Калымжановна.

Курган отнесли к племенам Тасмолинской археологической культуры. Оказалось, что это свое­образный храм-святилище. Могильная яма там имелась, но она оказалась пуста - на дне лежал небольшой белый камень, а вот костей не обнаружили. Рядом находилось захоронение собаки, а еще дальше - колодец глубиной четыре метра. Археологов особенно заинтересовала сама наземная конструкция кургана. Она свидетельствовала о том, что на этом месте находилась какая-то постройка, которая длительное время существовала в открытом виде. Внутренний диаметр постройки был 16 метров, а ширина стены, сложенной из глиняных кирпичей, достигала четырех метров.

- Наши предложения о возможности музеефикации этого объекта власти отвергли, - вспоминает Хабдулина. - Не знаю, на уровне какой администрации решался этот вопрос, но решено было продолжить строительство улицы Сыганак. На месте того кургана сейчас стоят жилые дома.

Марал ХАБДУЛИНА

Статьи о нем были неоднократно опубликованы в различных научных журналах. В некоторой степени те раскопки приоткрыли новую страницу в археологии, потому что на тот момент исследователи любую древнюю насыпь воспринимали только как место захоронения, а в Астане внезапно обнаружили святилище. С тех пор количество таких открытий увеличилось.

- Только давайте без пафосных восклицаний, которые вы, журналисты, так любите: “Ай, все испортили, все разрушили!” - Марал Калымжановна делает в беседе неожиданный поворот. - Да, курган был, его исследовали, сейчас там улица. Ну и что? Ничего не вернут такие восклицания. Малый Талдыколь сейчас застраивается, и его тоже не спасти, как об этом ни кричи. Целое молодежное движение создано в его защиту, я там выступала, экологи, архитекторы… А толку? Стройка как шла, так и идет. Ведь помимо гнездовий птиц там были и культовые сооружения. Люди всегда так удивляются, когда узнают, что до них на этом месте тоже кто-то жил! Как будто до нас тут был безжизненный Марс! Да тысячелетиями люди тут жили, поэтому вокруг озер Талдыколь много казахских зиратов было. Еще там были курганы раннего железного века. Сейчас ничего этого не осталось. Еще скажите спасибо, что городище Бозок сохранилось и даже постановлением правительства там создан музей-заповедник. А сохранился Бозок лишь потому, что находится в пойменной, болотистой долине, в глуши и никто ничего там не планировал ­строить, никакой столицы…

Владислав ШПАКОВ, Астана

Поделиться
Класснуть