4687

В городе особого режима

Еще недавно шумный, живой мегаполис сегодня опустел. Жители Нур-Султана в один миг исчезли с улиц. Наш корреспондент отправилась по карантинной столице в поисках людей, но за целый день не встретила и десятка прохожих.

В городе особого режима
На проспекте Республики о горожанах напоминают только инсталляции и редкие покупатели продуктов.

Свой вояж я начала с проспекта Республики. Это местная Пятая авеню, самая оживленная улица Нур-Султана с бесчис­ленной сетью магазинов и офисов, которые работают без выходных. Аренда здесь одна из самых дорогих. Однако в условиях внутренней блокады в непродуктовых магазинах больше не горит свет, а на улицах даже в час пик людей и машин можно пересчитать по пальцам. На безлюдных остановках ждут редких пассажиров автобусы с грустными водителями.

- Часть транспорта уже не выходит в рейсы, половину водителей отправили в отпуск, но мой автобус еле-еле заполняется на треть. Просто людям никуда сейчас не надо ехать, все дома сидят. После 19.00 общественный транспорт уже не ходит. Насчет зарплаты: скорее всего, премий не будет, только оклад, так говорят, - с грустью в голосе рассказал водитель автобуса №40 Бакытжан САНДЫБАЕВ.

Водитель автобуса №40 Бакытжан САНДЫБАЕВ: “Мой автобус еле-еле заполняется на треть...”

Из-за карантина страдают все, особенно предприниматели. Среди них даже те, чьи услуги, казалось бы, востребованы в любое время. Например, ритуальные службы.

- Во-первых, подорожали все материалы: саван, ковры, краски и так далее, которые мы покупаем за рубежом. Во-вторых, усложнилась их доставка. Все оптовые точки, склады закрыты. Мы используем запасы, которые у нас есть, но неизвестно, насколько их хватит - может, на неделю-две. Благодаря этому не поднимаем цены на ритуальные услуги, но это пока. Как еще повлиял коронавирус? Из-за карантина люди стали меньше умирать, потому что никто никуда не выходит, не попадает в аварии и другие несчастные случаи. Половину работников я отправил в отпуск, - делится директор центра ритуальных услуг “Аист” Мади ЖУАНХАНОВ.

- А изменилось ли что-то в самих похоронах?

- Да, в городе сократили число участников похоронной процессии. Как говорят родственники усопших, участковые разрешают собираться не более 50 человек, чтобы проводить покойного в последний путь. А раньше и до двух тысяч приходили. Но я с начала карантина больше 30 человек на похоронах не видел. И еще на уличных процессиях запрещено присутствовать пожилым, так как это уязвимая группа. Теперь стол накрывают дома и только для узкого круга людей. Ограничений по кладбищам нет, все они находятся в карантинной зоне. Зато появились нормы по вывозу тела из Нур-Султана: разрешено не более трех машин и 10 человек. Для этого мы отправляем заявку в штаб по коронавирусу, в которой заполняем специальную форму, указываем всех сопровождающих, и прикладываем справку о смерти.

К обеду мы с водителем прибыли к торговому дому “Артем”, где продукты закупает треть города: здесь и поторговаться можно, и купить все свежее. Из шести этажей здания работает только первый, продуктовый. Но и здесь почти ни души. Продавцы говорят, что у людей прошла первая волна паники, когда они еду закупали мешками впрок, и многие эти запасы еще не съели. Вокруг базаров нет привычного аромата жареных чебуреков и беляшей. Везде стойкий запах хлорки. Так теперь все время “благоухают” автобус­ные остановки, трассы и тротуары. Их каждый день обрабатывают 450 человек в защитных костюмах.

Возле ТРЦ “Хан-Шатыр” - еще одной торговой достопримечательности города - та же пустынная картина. Разве что за людей тут можно принять каменные скульптуры.

Дальше мы отправились на старый вокзал, где купить можно было абсолютно все, включая запрещенные вещества и паспорта. А сегодня тут мертвая тишина. Никаких помогаек и бабушек с неприличными объявлениями. Вок­зал не работает, поезда стоят. Но внутри здания все равно снуют редкие посетители. Когда я спросила, зачем, оказалось, чтобы попасть в бесплатный туалет или сдать билеты.

Так пустынно на городском рынке никогда не было за всю его историю.

В 16.00 мы были в самой уютной локации - на набережной старого города. Раньше здесь прогуливалась с собачкой парламентарий Гульжана КАРАГУСОВА и по утрам бегал экс-министр финансов Болат ЖАМИШЕВ. Раскидистые деревья, камерные ресторанчики, грандиозный пешеходный мост, и совсем нет ветра - все это настоящий магнит для жителей и гостей столицы. Но сейчас здесь так же пустынно, как и во всем городе.

Ближе к вечеру мы отправились к шару “Экспо”. Космический дух этой фантастической глыбы усиливают застывшая тишина, игра теней на снегу и пустынная панорама вокруг. Рядом с “Экспо” расположена лучшая в городе детская площадка. Ее заказывали в Дании и строили специально к выставке. Но сейчас она пугает своими качающимися на ветру пустыми качелями.

На игровых площадках нет детей.

Из-за коронавируса жители перестали справлять дни рождения и отменили свадьбы. Как нам сообщили в Министерстве юстиции, в Нур-Султане с начала ограничительных мер зарегистрировано 86 браков, хотя в этот же период прошлого года их было 215. Все дело в том, что вскоре после введения карантина в столице запретили регистрацию браков - вступать в союз можно только после 15 апреля. Уже сейчас есть записавшиеся онлайн на конец апреля и начало мая.

Но кто-то в городе все же пытается обмануть вирус. Например, некоторые сотрудники салонов красоты стали принимать посетителей через черный ход, другие приезжают к клиентам на дом. Кто-то собирает всех клиентов на одну дату и открывает салон только на один день.

- А что делать? Зарабатывать же как-то надо, - бесстрастно объяс­няет по телефону мастер маникюра-педикюра и парикмахер в одном лице Наталья, когда я позвонила в один салон для эксперимента.

Тогжан ГАНИ, фото автора и с сайта акимата, Нур-Султан

Поделиться
Класснуть

Свежее