2690

Прикусили язык

Карагандинские сыщики слепили уголовное дело методом копипаста

Прикусили язык

Потрясающий непрофессионализм продемонстрировали карагандинские полицейские. Расследуя дело, где подозреваемыми являлись граждане Нигерии, а потерпевшим - подданный Турции, они устроили феерическое языковое шоу. Приглашали для устного перевода допросов и очных ставок дочь начальницы дежурной части. А письменные материалы обращали в другой язык с помощью… компьютерного толмача!

То, что уголовное дело пестрит откровенной абракадаброй, совсем не озадачило надзирающего за досудебным расследованием прокурора. Он решил, что его вполне можно загнать в суд. Да и служителя Фемиды из Казыбекбийского райсуда Караганды Аргына КУТЫШЕВА малопонятные словесные конструкции тоже не смутили. По итогу разбирательств он вынес обвинительный приговор и отправил подсудимых за решетку. За что? Кратко напомним суть преступления.

Случилось оно еще осенью 2017 года. Турецкий предприниматель, торгующий в Караганде текстилем, случайно познакомился на улице с двумя нигерийцами Ебоде Клементом ИРЕУЕСИРИ и Петером ТОЧУКВУ. Иностранцы стали общаться между собой, в том числе и на деловые темы. Во время ужина в квартире у гражданина Турции нигерийцы якобы опоили хозяина какими-то таблетками. В результате чего он показал гостям хранившиеся в шкафу 30 тысяч долларов. Пока он отлучался на кухню, гости подменили деньги нарезанной канцелярской бумагой. Затем нигерийцы скрылись. После заявления турецкого предпринимателя о краже подозреваемых задержали в Павлодаре в январе 2018 года и этапировали в Караганду, где взяли под стражу. В минувшем августе обоих признали виновными и наказали пятью годами заключения. Однако нигерийцы подали апелляционную жалобу с требованием их оправдать, поскольку денег, по их утверждению, они не брали (см. “…И Африка им не нужна”, “Время” от 8.1.2019 г.).

Рассмотрение апелляции в Карагандинском областном суде растянулось с января до апреля. Потому что в отличие от предшественника из района здешние вершители правосудия попробовали докопаться до истины. Но так и не смогли продраться через всю околесицу, которую нагородил в бумагах следователь.

Вот что написала в своем заключении специалист, по просьбе суда исследовавшая полицейские документы: “…Мною выборочно изучены материалы уголовного дела, в результате чего установлено, что перевод был осуществлен посредством машинного переводчика, опции “копировать-вставить” (так называемый копипаст. - И. М.) без дальнейшей корректировки и адаптации текста к требуемому языку”.

Специалист также обратила внимание на несоответствующий формат перевода, смысловые ошибки, нарушение норм пунктуации, некорректное применение терминологии.

Что уж тут говорить, если люди в погонах даже не потрудились подрихтовать не распознанные компьютерной программой фразы на русском языке, написанные латинскими буквами. Интересно, как их должны были понять иностранцы?

Для примера, специалист привела кусочек из протокола допроса потерпевшего: “…Слова, “…имеющие значение для дела” (уголовного. - И. М.), переведены словом business, что подразумевает ведение коммерческой деятельности”.

А вот еще: “… фототаблица к заключению специалиста №1242. Перевод на 80 процентов представляет собой набор бессвязных слов и фраз. Перевод, подшитый к заключению специалиста №1293, не соответствует оригинальному документу и является переводом к другому документу”.

Уже вышеприведенных фактов достаточно для того, чтобы рассматривать историю о взаимоотношениях иностранцев с карагандинскими полицейскими как анекдот.

Однако и это еще не все. Доблестные сыщики добавили в картину нарушения прав подозреваемых и другие занимательные штрихи. Взяли и проигнорировали статью 81 Уголовно-процессуального кодекса, в которой сказано, что в качестве переводчика должен привлекаться незаинтересованный человек, не находящийся в зависимости от органов и лиц, участвующих в деле. Между тем устные допросы Иреуесири и Точукву, а также очные ставки с ними переводила с английского на русский язык дочь начальницы дежурной части Центрального ОП Караганды. Притом сугубо бескорыстно. Интересно еще и то, что добровольная помощница усомнилась в подлинности своей подписи на постановлении, которое вынес следователь, привлекая ее в качестве переводчицы.

В то же время для перевода некоторых письменных документов правоохранители привлекли контору индивидуальной предпринимательницы. Работу провела владеющая английским языком сотрудница. А печать и подписи на бумаге проставила руководитель, которая знает только казахский и русский языки. Поэтому апелляционная инстанция пришла к выводу, что она не имела права удостоверять правильность переводов.

Впрочем, права потерпевшего гражданина Турции тоже оказались ущемленными. Поначалу он отказывался от переводчика, считая, что владеет русским языком в должной мере. Однако апелляционная коллегия посмотрела видеозапись первых судебных разбирательств и отметила, что у него наблюдаются неправильные выражения, неверное произношение отдельных слов, возникают затруднения в свободном выражении мыслей и мнений. Иностранный предприниматель испытывал затруднения в прочтении текстов и даче устных ответов на вопросы. В этом вершители правосудия убедились в ходе рассмотрения дела в областном суде, лично с ним побеседовав. По мнению судей, для защиты интересов бизнесмена следует обеспечить его переводчиком, владеющим турецким языком.

В общем, выяснилось, что попавшие в карагандинскую переделку иностранцы толком не поняли, что происходило во время следствия. Вдобавок нигерийцы заявили, что после задержания полицейские изъяли у них 500 долларов, но в опись их не внесли. Впрочем, доказать факт исчезновения денег они вряд ли смогут.

Успокаивает в этой истории только одно: апелляционная инстанция, сославшись на несоблюдение требований законодательства о языке судопроизводства, отменила вердикт районного суда.

В связи с невозможностью восполнить пробелы досудебного производства дело не направили на новое рассмотрение, а вернули прокурору. Удивительно, что обошлось без частного постановления в адрес доблестных правоохранителей, допустивших множество огрехов. Вероятно, теперь сыщики поостерегутся пользоваться компьютерным переводчиком во избежание очередного позора.

Ирина МОСКОВКА, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Караганда

Поделиться
Класснуть