6615

А завтра будет... вчера

САЛТЫКОВУ-ЩЕДРИНУ приписывают фразу: “Разбудите меня через сто лет, и я скажу, что делают в России: пьют и воруют”. Мудрый был человек - знал, что не разбудят. Между тем вопросы цикличности и даже статичности истории в разрезе нацио­нального менталитета можно спокойно иллюстрировать на местном, казахстанском, материале - не случайно всякий, кто берется изучать творчество наших славных предков, не преминет сказать, что это все про нас и про сейчас. Мы и сегодня негодуем по-валихановски: “В Европе до сих пор бытует ложное понятие, представляющее кочевые племена в виде свирепых орд и беспорядочных дикарей”, и скорбим по-жумабаевски: “Чиновники все из себя образованных гнут, /В усердье чрезмерном любого за пояс заткнут. /Мы - гордость народа, мы - цвет, мол, мы - белая кость, /И кроткий, покорный народ подставляют под кнут”.
А про вечное “Оян, қазақ!” (“Проснись, казах!”) и говорить уже неудобно - все сильнее ощущение, что смысл не в том, чтобы казах проснулся, а в ожидании этого незаурядного события.

Недавно политолог Андрей ЧЕБОТАРЕВ выдал доклад на эту животрепещущую тему. Дело было на конференции “Историческая память и историческая политика: опыт Европы и стран СНГ” в рамках научных чтений памяти Нурбулата МАСАНОВА. На “конфе” много и достаточно резко говорили о влиянии государства на историческую пропаганду. Известную пикантность мероприятию придавала поддержка правящей партии “Нур Отан”.
Чеботарев начал с низких истин о том, что раньше акыны и жырау высказывали самым высоким представителям власти все, что о них думают (в качестве примера - цитата из Асана-қайғы, обращенная к хану Жангиру: “Напился кумыса. Лежишь, краснея, /От восхищения собой, потея, /Как будто в мире хана нет сильнее”), а сейчас не высказывают. Сложно согласиться с такой трактовкой - высказывают и сейчас. Но что поделаешь, если современные акыны думают о власти исключительно хорошо? Не идти же против себя и собственной гражданской совести.
А вот уже о собственно повторяемости истории. Например, Мухамеджан ТЫНЫШБАЕВ в начале прошлого века писал: “Административными распоряжениями достигнуто то, что казах не смеет шевельнуться без разрешения начальства. Элементарные человеческие права казахов отрицаются... Еще большее зло терпят они в экономической жизни”.
- Если посмотреть даже отчеты казахстанского уполномоченного по правам человека, то мы увидим, что все нарушения прав и свобод, о которых писал Тынышбаев, присутствуют сейчас сплошь и рядом, - заявил Чеботарев. - Все, что говорилось о колониальной не­справедливости, не ушло, а просто трансформировалось.
Дальше - больше. Причем в прямом смысле слова. Алихана БОКЕЙХАНОВА очень заботила коррупция в казахской степи (причем он связывал ее с царской администрацией). Так, основатель партии “Алаш” писал, что степной генерал-губернатор выдал актюбинскому коллеге 25 тысяч рублей беспроцентного кредита на 47 лет, чтобы тот себе построил дом. При этом Бокейханов отмечал, что работу свою актюбинский бастык практически не выполняет, а содержание чиновников обходится казне в 70 тысяч рублей ежегодно.
25 тысяч рублей в 1903 году - это, разумеется, не мелочь, но все равно надо признать, что мы демонстрируем впечатляющие успехи во всем, что касается аппетитов начальствующего аппарата. Виктор Вячеславович ХРАПУНОВ, например, впитав не только соль, но и золото с алмазами земли казахской, входит в рейтинги богатейших людей Швейцарии со своими $400 миллионами, прославляя таким образом щедрость Казахстана.

Осталось разобраться с рабочим классом, который почему-то не может заработать $400 миллионов на брата и уехать к Альпам.
О простых трудягах писал Турар РЫСКУЛОВ в 1933 году в своем письме Сталину: “Хотя количество казахских рабочих в промышленности возросло, но в большинстве это чернорабочие. Мало делается по поднятию квалификации и культурному обслуживанию. Резкое разделение по обслуживанию продолжает иметь место во многих предприятиях”. А вот цитата из пресс-релиза прокуратуры Западно-Казахстанской области от 8 августа 2012 года: “Выявлены факты создания фиктивных рабочих мест, незаконного принятия на работу иностранных граждан, их использования на должностях, не предусмотренных в разрешении, а также факты дискриминации казахстанцев по условиям труда. Имеет место занижение зарплаты у отечественных работников, тогда как иностранцы получают в разы больше, несмотря на одинаковые должности и функциональные обязанности”.
Кстати, некоторые товарищи утверждают, что казахи потеряли собственные корни и даже аул уже не тот. Ответственно заявляю - тот еще!
В качестве подтверждения - цитата из обращения Совета народных комиссаров КазАССР Ораза ИСАЕВА к вождю советского народа: “Созданное в ауле положение связано с ошибками в партийной организации и ее руководстве. Основные ошибки: кампанейщина, отсутствие необходимой самокритики, замазывание недочетов, очковтирательство. Вместо работы тов. ГОЛОЩЕКИН просто занимается перебрасыванием коммунистов из района в район”. Сразу вспоминается, например, отставка в связи с разными нарушениями акима Талгарского района Алматинской области Кенжебека ОМАРБАЕВА и его быстрое назначение на должность советника тогдашнего акима Алматинской области Серика УМБЕТОВА. Хорошие коммунисты на дороге не валяются!

А теперь - о главном. О казахском языке. “Бюрократические извращения аппарата на окраинах происходят не только по причине, что этот аппарат не говорит на национальном языке, но и благодаря тому, что весь советский аппарат наследует тяжкий груз бюрократов старого времени. Бюрократ на окраине - не только бюрократ, но и бюрократ немой, поскольку не умеет объясняться с населением на родном ему языке”, - писал советский партийный деятель САДВАКАСОВ в 20-х годах XX века. А недавно в Костанайской области состоялось тестирование госслужащих, в результате чего выяснилось, что примерно половина из них не владеет в должной мере государственным языком. Хотя, как отметил глава управления по развитию языков областного акимата Жанболат УМБЕТОВ, финансирование бюджетных лингвистических прог­рамм все время увеличивается - с 56 миллионов тенге в прошлом году до 132 миллионов в этом.
Если бы все это происходило в Актюбинске 1903 года, можно было бы предположить, что деньги, выделенные на продвижение казахского языка, местный аким потратил на строительство дома.
А так даже и не знаешь, что поду­мать.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть