16968

Точка отрыва

Почему казахстанские спецслужбы арестовали генерал-лейтенанта Кажимурата Маерманова (на снимке) и бизнесмена Бориса Шейнкмана, - это понятно. Именно генерал-лейтенант Маерманов был инициатором оснащения казахстанской армии артиллерийскими системами “Найза”, “Семсер” и “Айбат”, из-за которых бюджет страны “влетел” не на один десяток миллионов долларов. Тут главный вопрос в другом: почему это произошло так поздно? И куда в течение нескольких лет глядели те, кто по долгу службы должен был отслеживать подобные сделки? Ведь о том, что правительство и компетентные органы в лице КНБ и прокуратуры были не в курсе всего происходящего, говорить не приходится.

Осенью 2006 года тогдашний командующий ракетными войсками и артиллерией РК Кажимурат Маерманов побывал с пятидневным визитом в Израиле. Там он навестил своего давнего приятеля и прежнего сослуживца Бориса Шейнкмана. После той поездки и родилась идея о том, чтобы перевооружить отечественную артиллерию, для чего нужно создать совместные предприятия по производству новых артсистем.
Правда, поначалу речь шла лишь о модернизации ракетных систем “Град”, стоящих на вооружении Казахстана еще с советских времен. Однако все преподносилось очень пушисто - в своем докладе по возвращении из командировки генерал Маерманов назвал создание такого совместного предприятия “ точкой технологического прорыва и инструментом отрыва от государств-соперников в технической и технологических областях”.

Но генеральский пафос не прошел. Первым против выступил тогдашний замминистра обороны по вопросам вооружения Николай Поспелов, который посчитал, что происходит полная профанация самой идеи технической модернизации армии. Следом о своей негативной оценке заявили известное оборонное конструкторское бюро “Алатау” и Петропавловский завод тяжелого машиностроения, на базе которых планировалось развернуть проект. Доводы противников идеи генерала Маерманова были одинаковы - чрезмерная дороговизна предполагаемой модернизации и отсутствие внятного технического обоснования. Казалось бы, к этим авторитетным мнениям должны были прислушаться.

Но события развивались совсем по другому сценарию.
Генерал Поспелов ушел с должности замминистра с сильным понижением по службе. Его кресло занял генерал Маерманов. С этого момента перед инициаторами проекта открылись самые широкие перспективы.
Уже в мае 2007 года с оборонным концерном IMI, представителем которого выступил Борис Шейнкман, был заключен контракт. Эту сделку осуществили в нарушение не только закона о госзакупках, но и всех мыслимых правил приобретения вооружения. Никакого тендера не проводилось, а потому о выборе поставщика и речи не шло. Закупку производили из одного источника. Даже сравнительного анализа с ценами других известных производителей подобного вооружения не провели. Казахстанские военные не предоставили даже обычной технической заявки на заказываемые изделия.

Об этом стало известно нашей газете. В июне 2007 года в газете “Время” вышла первая статья о том, что под видом модернизации артвооружения в Министерстве обороны затевается большая финансовая афера.
Никакой реакции на эту публикацию не последовало.
Зато в августе того же года были подписаны дополнительные контракты на модернизацию еще двух артсистем - 120-миллиметрового миномета и пушки Д-30 - с другой израильской компанией Soltam Sistems LTD. В итоге на реализацию всех генеральских планов из республиканского бюджета выделили 190 миллионов долларов.
В том, что продавец хочет продать свой товар подороже, нет ничего удивительного. Ведь любой покупатель, в свою очередь, должен стараться предлагаемый товар купить подешевле.

Гипотетически можно предположить, что эти прописные истины рынка Министерстве обороны РК не понимали. Но в Мини­стерстве финансов, Агентстве по госзакупкам, в Министерстве индустрии и торговли должны были им следовать! Ведь даже самый секретный оборонный заказ обязательно согласовывается с этими ведомствами.
А кто в это время банковал - в хорошем смысле этого слова - например, в Минфине? Или в Мининдустрии и торговли?
Вспомнить нетрудно. Наталья Коржова и Галым Оразбаков.

Кроме того, любой контракт, который касается безопасности или обороноспособности страны, проходит проверку в Комитете нацбезопасности. А законность заключаемого контракта должны изучить и подтвердить Минюст и Генпрокуратура. Без этих обязательных процедур казначейство не выдало бы ни тыина.
Так, во всяком случае, должно быть по закону…

Точка отрываНо тут почему-то разом рухнули все юридические препоны и вывернулась наизнанку государственная казна.
А после того как были заключены контракты и казахстанская сторона проплатила аванс, Министерство обороны РК подписало целую серию дополнительных соглашений, согласно которым вновь и вновь сдвигались сроки поставок модернизируемых артсистем. Эти соглашения ни с кем не согласовывались. Претензии поставщикам за невыполнение условий контракта никто не выставлял.
В марте и мае 2008 года Счетный комитет проверил, как реализуется эта сделка. И еще тогда, год назад, на имя председателя Счетного комитета Омархана Оксикбаева поступило заключение за подписью члена Cчетного комитета Александра Горяинова, который перечислил все нарушения. Начиная с весьма сомнительной целесообразности самой модернизации и кончая непонятными финансовыми отношениями заказчика в лице Минобороны и поставщика в лице израильских военно-промышленных концернов. В заключение были подсчитаны те убытки, которые нес от этой сделки бюджет. Уже тогда, весной 2008 года, были все основания для возбуждения уголовного дела. Чтобы остановить сделку и прекратить бессмысленную трату казенных денег.
Но выводы Счетного комитета легли под сукно.

А военное ведомство тем временем осуществляло очередные проплаты и проводило помпезные презентации артсистем “Найза”, “Семсер” и “Айбат”. На показательные стрельбы приглашали главу государства и военных атташе разных стран. Сыпались пафосные заявления, что Казахстан создал новые виды оружия, которым нет равных в мире.
В декабре 2008 года наша газета вновь вернулась к этой теме. Мы сообщили, что сделка требует все новых средств, а техника, которая поступает в Казахстан под видом модернизированной, не выдерживает критики.
Никакой реакции!

С мертвой точки дело сдвинулось только сейчас, в апреле 2009 года.
Но в том, что сейчас по поводу этой сделки озвучивает Комитет национальной безопасности, нет ничего нового. Все это было понятно и в 2006, и в 2007, и в 2008 годах.
Почему так долго тянули с большим разбирательством?
По данным Счетного комитета, ущерб, нанесенный бюджету в результате этой сделки, оценивается в 62 100 000 долларов США. Согласитесь, отечественному генералу и импортному бизнесмену средней руки эта огромная сумма явно не по зубам. Скорее всего, здесь “пообедал” кто-то ещё…
Так что хотелось бы знать поименно, кто вместе с ними кушал этот вкусный пирожок, но кому потом не досталось места в следственном изоляторе КНБ.
Или опять года три ждать придется?

Геннадий БЕНДИЦКИЙ,
е-mail: benditsky@time.kz
Фото Владимира Третьякова
Поделиться
Класснуть

Свежее