1170

История трех снимков (лонгрид из новейшей истории)

История трех снимков (лонгрид из новейшей истории)
Фото: yandex.kz

По долгу своей журналистской работы я часто встречался с первым президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, особенно в 1990-х годах. Я тогда работал в программе ТНН (Телевизионные неофициальные новости) – первой независимой программе теленовостей в нашей стране. Снимали мы каждый день, а так как столицей республики тогда была Алма-Ата, то все главные события проходили на наших глазах. Естественно, что во всех ключевых мероприятиях участвовал и Н.Назарбаев – тогда вообще трудно было представить жизнь без его участия.

Итак, снимок №1. Май, 1991 год.

Вот фотография в «Казахстанской правде», где запечатлены знакомые (некоторые уже - сильно подзабытые) лица. Кстати, крайний справа - ваш покорный слуга Андрей Зубов - репортер с микрофоном.

В этот день Алма-Ату посетил тогдашний президент СССР Михаил Горбачев. Ходили слухи, что прилетел он, чтобы уговорить Н.Назарбаева стать вице-президентом Советского Союза. Не знаю, правда это или нет, но то, что казахстанского лидера еще тогда очень ценили в Москве – правда. Выступая перед работниками АХБК, Михаил Сергеевич сказал так: «Я вижу здесь собрались и простые рабочие и педоровики производства (так и сказал: «педоровики»). Я верю, что Казахстан не свернет с пути перестройки, гласности и плюрализма. А ткани у вас шикарные. Вот Раиса Максимовна подтвердит, англичане за такую ткань готовы платить большие деньги». Раиса Максимовна кивнула и двумя пальцами пощупала материал. Лицо ее отразило едва неуловимую брезгливость…

Горбачев погостил у нас денёк и уехал к себе, по-моему, ни с чем. Совсем скоро, в августе 1991 года, свершилось главное событие конца ХХ века – развал «союза нерушимого». Путч, создание и крах ГКЧП, отречение Горбачева от президентского трона. В последний раз полыхнуло на Кремле алое знамя и опустилось вниз. Через секунду там появился российский триколор - страна СССР закончила свое существование.

Казахстан остался один на один со своими проблемами. И было их более чем предостаточно. В республике воцарились безработица и голод, проституция, наркомания и криминал. Закрывались заводы и предприятия, сотни тысяч людей были выброшены на улицу без гроша – их накопления лопнули. «В структуре потребления продуктов питания резко увеличилась доля хлебопродуктов, что свидетельствует об увеличении числа бедных людей, которые не в состоянии включить в рацион биологически ценные продукты», - цитата из газеты того времени. Была введена карточная система. Я до сих пор помню, что на одного человека полагалось 350 граммов подсолнечного масла в месяц и полкуска хозяйственного мыла. Чтобы купить своему ребенку молока (наполовину разбавленного водой), мне приходилось вставать в пять утра и отстаивать огромную безнадежно-отчаявшуюся очередь.

«В тяжелой ситуации были бюджетники, учителя, врачи, работники культуры, госслужащие. Многие тогда решили выезжать на свои исторические родины. За все 90-е годы из Казахстана уехали 3 миллиона 690 тысяч человек, в стране остались чуть больше 14 миллионов граждан. Это ослабило трудовой и экономический потенциал. Экономический коллапс породил серьезный политический кризис», - вспоминал Н.Назарбаев. Нужно было искать выход…

Снимок №2. 1 декабря 1991 года.

В этот день Казахстану (тогда еще – Казахской ССР) предстояло выбрать своего президента. Мы делали репортаж из Доме дружбы народов в Алма-Ате, зная, что сюда приедут как минимум три очень важные для нас персоны – Кунаев, Нуркадилов и Назарбаев (главный претендент на президентское кресло). Баллотировались на высший пост еще и Олжас Сулейменов (взял самоотвод) и Хасен Кожа-Ахмет (не набрал должного количества подписей для выдвижения на выборы). Голосование началось в 9 утра, первым в кабинку вошел Д.Кунаев. Как только он вышел, я тут же задал ему вопрос: «Динмухамед Ахмедович, не расскажете, за кого голосовали?». «Нет, это же личное дело», - ответил Кунаев. «А если президентом станет Назарбаев, сможет ли он вывести страну из кризиса?». Кунаев чуть помедлил: «Поживем-увидим… Вообще-то я в него верю». Вторым голосовал Н.Назарбаев. И ему я задал эти же вопросы. «Если люди мне помогут, если всё будем делать вместе, то всё получится», - сказал тогда будущий президент. На следующий день мы узнали, что главой государства стал Н.Назарбаев.

Сегодня я понимаю, насколько туманным казалось наше будущее. У нас не было ни границ, ни вооруженных сил, ни своей валюты, ни какого-то государственного аппарата - страна испытывала острый дефицит управленцев новой формации.

Уже через год Н.А.Назарбаев выпускает программную статью «Стратегия становления и развития Казахстана как суверенного государства». Стратегия, изложенная в ней, казалась нам всем фантастикой – не забывайте, что практически вся страна была «выращена» в СССР, где главенствовали совсем другие законы.

Американская газета Financial Times тогда написала: «Президент Назарбаев, имя которого — Нурсултан — в переводе с казахского означает «светлый султан», - сейчас один из самых популярных лидеров из стран бывшего СССР. Он один из первых политиков, который ухватился за рыночные реформы и активно проводит их в жизнь».

Вот какие цели и принципы предлагал Назарбаев еще в 1992 году. Формирование сильной президентской республики; создание многопартийной системы; обеспечение стабильности; во внешней сфере соблюдение многосторонних и разновариантных военно-политических и экономических балансов; повышение политического веса Казахстана в мировом сообществе; отыскание собственного и весомого места в мировой экономике; использование выгодного геополитического положения Казахстана в технологии вхождения в мирохозяйственные связи; формирование социальной рыночной экономики, основанной на конкурентных началах; создание правовых и других условий для реализации принципа экономического самоопределения человека; завоевание конкретных позиций на мировых товарных рынках на базе природных ресурсов Казахстана и реконструкции его экономики за счет опережающего развития перерабатывающих и наукоемких отраслей; привлечение и эффективное использование иностранных инвестиций; создание общества, в котором на деле будет обеспечено благосостояние всех; обеспечение каждому желающему предпринимательской свободы и возможности приложения сил в любой другой сфере деятельности; развитие этнической самобытности и сохранение национально-культурного многообразия Казахстана; повышение трудовых доходов, пенсий и пособий по мере роста и стабилизации экономики.

Что из этого списка мы выполнили, а что не получилось, судить вам. Я же отмечу, что Казахстан первым из стран СНГ предпринял попытку долгосрочного планирования.

Снимок № 3, Токио, 2016 год

Прошли годы, Казахстан давно состоялся как уважаемая в мире страна, и я вновь оказался в президентском пуле. В ноябре 2016 года Нурсултан Назарбаев с официальным визитом посетил Японию. Мне довелось присутствовать практически на всех мероприятиях и встречах с его участием. Отмечу, что встречали казахстанского лидера с необыкновенным пиететом, хотя поначалу я думал совсем иначе.

В аэропорту Токио не было ни ковровой дорожки, ни почетного караула, ни фанфар (а вот в Сеуле, помню, – наоборот, всё это было, еще и артиллерийский салют в придачу). Делегацию РК во главе с президентом встретили как-то буднично: дорог для кортежа не перекрывали, движения не останавливали (опять же в Сеуле было всё иначе – нас сопровождали бронированные джипы с пулеметами и часть города была закрыта). Позже я узнал, что японцы вообще в этом плане люди – демократичные, у них и премьер-министр в общем потоке машин на работу ездит.

Всё изменилось во время визита в Хиросиму, где Назарбаев был объявлен почетным гражданином. Там на улицы высыпало множество горожан, которым хотелось хотя бы издали посмотреть на высокого гостя.

О том, почему японцы так тепло встретили Назарбаева, мне пояснил японский ветеран Тадаси Ёсида «В начале 1990-х годов Назарбаев объявил об отказе от ядерного оружия, которого в Казахстане скопилось очень много. А ведь он мог это оружие и оставить. Если бы ваш президент оставил атомные боеголовки, район Центральной Азии стал бы одним из самых взрывоопасных на планете. Казахстану никто бы не доверял, его бы боялись. И ни о каком международном понимании, а значит и об экономическом процветании, говорить бы не пришлось».

Потом было выступление президента в парламенте Японии. Это, на самом деле, высочайшая честь, ведь до тех пор никто из президентов стран постсоветского пространства не удостаивался такого приглашения. Единственным человеком из СССР и СНГ, произнесшим речь в парламенте Японии в 1991 году, был все тот же Михаил Горбачев.

Интересно, но в тот момент парламент Японии находился на каникулах, но послушать казахстанского лидера приехало две трети парламентариев. Выступая перед японскими депутатами, Назарбаев рассказывал о Казахстане и о своем видении мира без войн и без ядерного оружия.

Тепло встречали нашу делегацию и в других местах – Токайском университете, на японских предприятиях, в правительстве.

Вот что интересно. Японцев ведь не упрекнешь в предвзятости, корысти или двуличии. Их инвестиции в экономику Казахстана очень незаметны, каких-то глобальных интересов они в отношении нас не имеют. Тем не менее их неподдельное дружеское к нам отношение впечатлило.

Японцы меня часто спрашивали: как простые люди относятся к своему президенту. По-разному, - отвечал я. – сколько людей, столько и мнений. Есть и настоящие «фаны» президента, а есть и его отчаянные критики. И все же, мне кажется, что большая часть населения ему искренне благодарна.

Андрей ЗУБОВ, колумнист


Поделиться
Класснуть