3586

Ирина СМИРНОВА: Командно-штурмовая борьба

Во время первой волны коронавируса к нам на помощь приезжали врачи из-за рубежа. Я стала невольным свидетелем их общения с нашими специалистами. Они учили коллег простым вещам: как избежать внутрибольничного заражения, как делить зоны. Казалось бы, вопросы элементарные. Но со стороны наши врачи выглядели как неумехи, дошколята, которым объясняют базовые истины. Еще тогда мне показалось: не может быть, чтобы у нас не было своих специалистов. Может, просто мы не хотим их услышать…

Ирина СМИРНОВА: Командно-штурмовая борьба

Вторая история уже сегодняшняя - казахстанские ученые утверждают, что далеко продвинулись в деле создания лекарства от коронавируса, но их никто не хочет даже слушать, не то что помочь организовать клинические испытания. Чиновники всех рангов машут руками: нет у нас своих ученых, нет достижений науки, не может быть.

Но ведь это неправда! У нас есть прекрасные ученые, их достижения признаны во всем мире, есть лаборатории. Есть разработки в фармакологии, и их было бы больше, если бы ученым разрешали… проводить клинические испытания в своей стране.

Во время первой волны коронавируса я мало писала и старалась не критиковать, потому что критики и так было достаточно. Но сейчас грустно видеть, что не сделаны важные выводы, например о значении эпидемиологов. Эту профессию практически упразднили. Эпидемиологов заменили санврачами, которые скорее обслуживают потребительский сектор, чем работают над обнаружением и купированием эпидемий. А ведь и в этой области у нас были эксперты с хорошей школой. Да, сейчас кто-то, разочаровавшись, ушел из медицины, кто-то и вовсе уехал из страны, но даже оставшиеся специалисты, которые были готовы работать безвозмездно, не смогли достучаться до чиновников!

Мне с большим трудом через нового министра здравоохранения удалось состыковать энтузиастов с теми, кто, казалось бы, должен быть заинтересован в их опыте. Но мы почему-то все время ждем помощи со стороны: надеемся, что кто-то приедет и за деньги даст нам рецепт, как жить, как себя вести.

Да у нас у самих есть такой опыт, который можно тиражировать и продавать! Казахстан - это регион, где есть очаги чумы, и столько лет наши противочумные лаборатории держали их под контролем, купировали вспышки заболевания. Это ли не показатель грамотной работы эпидемиологов? А нынешним летом я писала обращение против закрытия шымкентской противочумной лаборатории… Одной из последних, между прочим, остальные давно оптимизировали, как и профессию эпидемиологов.

В результате мы опять боремся с заразой командно-штурмовыми методами. Санитарные врачи закрывают регионы, прерывают работу малого и среднего бизнеса. А ведь локализовывать очаг заболевания и бороться с инфекцией - это не то же самое, что делать смывы и блюсти интересы потребителей. Это совсем другая специфика.

Но сейчас страной рулят именно санитарные врачи. Они говорят, что нам можно делать, а чего нельзя, при этом зачастую не могут обосновать свои решения. Да и как я могу им верить, если у главного санврача Алматы первым пунктом идет предписание о запрете фото-, видео-, аудиофиксации в больницах, лечебных учреждениях, службе скорой помощи. К чему такая секретность? Что мы можем увидеть такого, что нам не положено?

И еще один вопрос, на который нет ответа: почему у нас не делали вскрытия, чтобы понять, как развивается болезнь? Раньше эпидемиологи были обязаны это делать. Говорят, сейчас запретили из-за опасности заражения патологоанатомов, но такая опасность всегда есть в этой профессии. Справлялись же как-то раньше.

Да, чиновники в Министерстве здравоохранения поменялись, но проблемы и вопросы остались. Кстати, министерство стало более закрытым, и при нынешнем составе даже мне, депутату, достучаться до кого-то практически невозможно, хотя я обращаюсь не с личными просьбами, а лишь тогда, когда вижу системные недоработки, которые при желании можно оперативно исправить.

Ирина СМИРНОВА, депутат мажилиса

Поделиться
Класснуть

Свежее