9721

Канат ТАСИБЕКОВ: Тонкости перевода

Есть народы-воины, народы-трудяги, народы-торговцы. Казахский народ - народ-поэт, который выше всего ценит не силу оружия или денег, а силу слова. Народ, в котором трудно найти не писавшего в молодости стихи, народ, любимым видом искусства которого являются состязания поэтов-импровизаторов. А самым главным поэтом у народа-поэта является Абай.

Я сам впервые прочел Абая в школе на русском языке. Меня тогда поразили эти строки:
О, казахи мои, мой бедный народ!
Ус, не ведавший бритвы,
скрывает твой рот.
Кровь за левой щекой,
жир за правой щекой.
Где добро и где зло,
ум ли твой разберет?
(перевод Ю. Кузнецова)
Тогда мое детское воображение поразил образ моего предка-казаха, отроду небритого дикаря, свирепо вгрызающегося в сырое мясо только что зарезанного барана, так что на щеках вперемешку застыли кровь и жир. К тому же этот дикарь не мог разграничить понятия добра и зла.
Этот перевод уже стал академическим и повсеместно цитируется. Казахи только поеживаются - “ну, Абай, ну и врезал нам камчой наотмашь. Ему можно - он наш гений!” Неказахи пожимают плечами: “Раз их собственный горячо любимый Абай так о них самих, что же остается нам?”
А вот строки Абая в оригинале:
ҚАЛЫҢ ЕЛІМ, ҚАЗАҒЫМ,
ҚАЙРАН ЖҰРТЫМ,
ҰСТАРАСЫЗ АУЗЫҢА ТҮСТІ
МҰРТЫҢ.
ЖАҚСЫ МЕНЕН ЖАМАНДЫ
АЙЫРМАДЫҢ,
БІРІ ҚАН, БІРІ МАЙ БОП ЕНДІ ЕКІ
ҰРТЫҢ.
Я, когда всерьез начал учить родной язык, в казахско-русском фразеологическом словаре, выпущенном в 1988 году издательством “Мектеп”, неожиданно для себя обнаружил следующую статью:
БІР ҰРТЫ МАЙ, БІР ҰРТЫ ҚАН (на одной щеке жир, на другой - кровь). Это казахский фразеологизм, так говорится о человеке, в котором уживаются противоположные качества, который может быть одно­временно и добрым, и злым, непостоянным, противоречивым.
Как же так?! Мурашки пробежали у меня по коже. Неужели за все эти годы никто так и не обратил внимания на буквальный перевод фразео­логизма? Я начал искать дальше и... нашел!
МҰРТЫНА ҰСТАРА ТИМЕГЕН (усы, не знавшие бритвы) - так говорится о человеке, живущем только по своей воле, который не признает ограничений, запретов.
Так вот оно что! Но это то же самое, если мы переведем с русского: “У девицы ушки на макушке, а сама она кровь с молоком” на казахский как: “Ол сұлудың құлақтары төбеде орналасқан, бір емшектен қан, бір емшектен сүт тамған”. Что это будет за красавица?
ҚАЙРАН ЖҰРТЫМ переведено как “бедный народ”, тогда как это слово скорее лучше перевести как “любимый”, ведь мы говорим - ҚАЙРАН АНАМ, ҚАЙРАН ƏКЕМ, имея в виду, что они не бедные, а милые, любимые, правда, с небольшим оттенком грусти и жалости.
Не замахиваясь ни в коей мере на статус переводчика Абая, смею предположить, что это первое четверостишие должно было бы в переводе иметь приблизительно следующий смысл:
О, казахи мои, мой любимый
народ!
Ты не знаешь запретов -
жизнь вольно идет.
Поступить как, не знаешь -
плохо ли, хорошо,
Ведь в тебе в равной мере и зло,
и добро?
Я лично не могу найти объяснения тому, что вершина нашей поэзии, великий Абай, “наше все”, переведен небрежно, искажен в одном из своих программных стихотворений!
Судьба сыграла злую шутку именно с Абаем, так талантливо и точно передавшим на казахском языке гениальную русскую поэзию Пушкина и Лермонтова, басни Крылова, через русский же язык познакомившим казахов с творчеством Шиллера, Гете и Байрона.

P.S. Недавно на канале “Білім жəне мəдениет” участникам интеллектуальной игры “Лидер ХХІ века” был задан вопрос: “Что означает имя Абай?” Играли старшеклассники русских школ, но в основном это были казахи. Правильно на вопрос не ответил никто. Может, мы не народ-поэт, а народ-пофигист?

Канат Тасибеков,писатель


Поделиться
Класснуть