3253

Господа, ищите денежку!

В Минэкологии ответили решительным “нет” крупным промышленникам, добивающимся отсрочки принятия нового Экологического кодекса под предлогом того, что у бизнеса в условиях кризиса якобы отсутствуют финресурсы на приобретение “чистых” технологий.

Господа, ищите денежку!

- Мы считаем, что нельзя искать повод отложить реформу под предлогом последствий карантина, годами не инвестируя достаточно в экологизацию производств, - заявил в пятницу на брифинге вице-министр экологии, геологии и природных ресурсов Ахметжан ПРИМКУЛОВ. 

- Ситуация с экологией в стране удручающая. Только за последние несколько недель была авария на Тенгизе, где по причине остановки печи на заводе произошел выброс сернистого газа. Вторая - на “АрселорМиттал Темиртау”, где произошло возгорание крыши на ТЭЦ, которое привело к новым загрязнениям атмосферного воздуха. Если взять статистику за полгода или год, то примеров будет очень много. Необходимо понимать, что новые жесткие требования в области экологии нужны уже сегодня. И режим ЧС не является для этого исключительным периодом.

Напомним, что проект нового Экокодекса предусматривает переход предприятий на наилучшие доступные “зеленые” технологии (НДТ). Это потребует дополнительных расходов промышленников. Однако, по мнению вице-министра, это единственно возможное решение проблем качества окружающей среды в Темиртау, Балхаше, Усть-Каменогорске, Караганде.

- Но этот механизм начнет применяться только с 2025 года и в первую очередь коснется 50 крупнейших предприятий страны, которые выбрасывают 70 процентов всех эмиссий. То есть Экокодекс и сроки его реализации никак не усугубляют сегодняшнюю ситуацию. И в то же время те, кто внедрит наилучшие доступные технологии, будут освобождены от экологических платежей, и, соответственно, к ним не будут применяться возрастающие с 2025 года суммы экологической платы. Сэкономленные средства они могут потратить на модернизацию своих производств. Поэтому говорить о каких-либо рисках преждевременно, - убежден зам­главы природного ведомства.

По его словам, в прошлом году предприятия заплатили в местные бюджеты в общей сложности 99 млрд тенге за свои выбросы в природу. С принятием нового ЭК на этих расходах можно сэкономить. Во-вторых, если в прошлом году регионы тратили на экологию не более 40 процентов от собранных денег, а в Акмолинской, Мангистауской и Северо-Казахстанской областях не более 5 (!) процентов, то согласно будущему Экокодексу абсолютно все отчисления за эмиссию в окружающую среду должны расходоваться на экологизацию региона.

Примкулов прокомментировал и норму проекта кодекса о внедрении автоматизированной системы мониторинга, контролирующей источники выбросов в режиме реального времени.

- Мы считаем, что эту норму надо сделать обязательной! Общество имеет право знать реальную картину по выбросам предприятий. Мы знаем, что датчики по мониторингу уже установлены на крупных предприятиях, но они не хотят раскрывать нам данные. И мы, как уполномоченный орган, будем на этом настаивать и требовать. Нормы нового Экологического кодекса не направлены на чрезмерное ужесточение либо закрытие каких либо предприятий. Наша цель - создание благоприятной среды для проживания в наших городах, - сказал вице-министр.

Кстати, в Минэкологии констатируют, что во время карантина воздух в Нур-Султане и Алматы стал чище. В течение всего периода ЧП ведомство вело ежедневный анализ во всех городах.

- По Алматы анализ показывает, что в нижней части превышены концентрации по взвешенным частицам PM2.5, PM10. Данные загрязнения характерны для работы ТЭЦ, ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3. Вместе с тем в верхней части города зафиксировано снижение по газам, в частности оксиду азота, диоксиду азота. Отдельно отмечу, что по концентрации фенола наблюдается 60-кратное снижение от значений прошлого года. Это говорит о снижении влияния от автотранспорта. И по Нур-Султану анализ показывает снижение загрязняющих веществ, которые характерны для автотранспорта. Однако крупные промышленные предприятия продолжали работать, и выбросы от них есть, - подчеркнул Ахметжан Примкулов, отвечая на вопрос газеты “Время”.

Тогжан ГАНИ, фото Владимра ЗАИКИНА и СЦК, Нур-Султан

Поделиться
Класснуть