9645

Империя наносит ответный удар?

Почему резко подешевели нефть, рубль и тенге - мнения казахстанских экспертов

Империя наносит ответный удар?

Вчерашний понедельник можно смело назвать черным: после того как в Вене сорвалось подписание нового соглашения ОПЕК+, которое должно было снизить общий объем добычи нефти, Саудовская Аравия резко нарастила производство углеводородов, в связи чем цена черного золота рухнула вниз. Днем стоимость нефти марки Brent упала более чем на 30 процентов, что тут же отразилось на соотношении рубля и доллара.

Эффект почувствовали и жители Казахстана. Обменные пункты тут же повысили стоимость американской и европейской валют, чтобы сохранить паритет между тенге и рублем. По всей видимости, падение национальной валюты продолжится, если цена на нефть не стабилизируется и не начнет расти. Эксперты рассказали газете “Время”, почему энергоресурсы дешевеют и что ждет казахстанцев в ближайшее время.

Почему же соглашение ОПЕК+ так и не продлили: связано ли это с экономическими предпосылками или все дело в гео­политике? Об этом рассуждает председатель правления общественного объединения “Союз потребителей финансовых услуг Казахстана” Айдар АЛИБАЕВ:

- Думаю, причина все-таки не гео­политическая, а экономическая. Руководство России посчитало, что новое соглашению ОПЕК+ скажется на экономике страны отрицательно. Но последующие события показали, что при падении цены до 30 долларов за баррель удар оказался еще более серьезным. А ведь 30 - это не предел, нефть может рухнуть и до 20 долларов за баррель. То есть сейчас есть ощущение, что надо было договариваться о снижении добычи, а не выходить из соглашения. И обратите внимание: руководители, акционеры крупных российских нефтяных компаний публично демонстрируют свое недовольство по этому поводу, бизнес-сообщество считает, что следовало договориться.

Фото Владимира Третьякова

Получается, российские аналитики просчитались, посоветовав не соглашаться на новые договоренности со странами ОПЕК?

- Я бы не стал возлагать всю ответственность исключительно на президента РФ Владимира ПУТИНА и Кремль, - продолжает экс­перт. - Россия не продлила соглашение вместе с Азербайджаном и Казахстаном. То есть три участника переговоров действовали сообща, поддержали друг друга. Хотя очевидно, что никакой самостоятельности в данном случае со стороны Баку и Нур-Султана нет, нас, скажем так, убедительно попросили поступить таким образом. Но поскольку чисто юридически наш представитель не поставил подпись на документе, правительству придется нести ответственность перед населением. Не будем отрицать очевидных вещей: поскольку промышленности и сельского хозяйства в нашей стране фактически нет, нас ждут трудные времена. Из-за давления нефти на рубль подешевеет и тенге, соответственно, нас ожидает скачок цен на продукты, на товары первой необходимости, да, в общем-то, и на все остальное. Думаю, вслед за валютной паникой наступит некоторое затишье на несколько недель, а уже потом мы ощутим мультипликативный эффект. Прогнозы неутешительные.

А вот экономист Магбат СПАНОВ считает, что политический фактор имеет место быть:

- Не стоит думать, что все вопросы решались без нашего участия. Не случайно накануне праздников в Нур-Султане побывал замглавы Совбеза РФ Дмитрий МЕДВЕДЕВ, встречавшийся и с Нурсултаном НАЗАРБАЕВЫМ, и с Касым-Жомартом ТОКАЕВЫМ. Никто четко не обозначил, какова была цель этого неожиданного визита. Тем более в те же дни состоялся телефонный разговор Елбасы с Владимиром Путиным. Так что можно предположить, что обсуждались какие-то договоренности между двумя странами накануне отказа от продления соглашения ОПЕК+. Конечно, тема для встречи была не одна, а несколько, например разрешение последнего конфликта в Сирии, учитывая большой авторитет Нурсултана Назарбаева в тюркском мире. Но все-таки основная цель поездки Медведева, на мой взгляд, связана с нефтью.

Я думаю, выход из соглашения - это ответ России на санкции со стороны Запада. Во-первых, российская экономика адаптировалась к этим ограничениям, а во-вторых, за эти 5-6 лет нашему соседу удалось накопить определенные золотовалютные резервы. Поэтому, как говорится в одном фильме, империя наносит ответный удар, который в первую очередь скажется на компаниях, добывающих энергоресурсы с помощью новых технологий. Соответственно, бизнес начнет демонстрировать недовольство своим правителям, а у некоторых из них впереди перевыборы.

Что же в условиях ужесточения экономических баталий ждет нашу многострадальную национальную валюту? По мнению Магбата Спанова, не нужно фокусироваться на курсе тенге, ведь есть гораздо более важные вопросы.

- На мой взгляд, рассуждать о курсе тенге по отношению к доллару или евро довольно бессмыс­ленно, - говорит доктор экномических наук. - Осенью прошлого года мы гадали, упадет тенге до 400 за доллар или нет, в итоге он остался в коридоре 375-380. Я считаю, что стоимость тенге даже сейчас сильно завышена и поддерживается Национальным банком, и мне кажется, эти действия трудно назвать адекватными. При этом не будем отрицать: у нас есть определенные резервы на черный день. Поскольку он приближается, у кого-то обязательно возникнет желание потратить накопления на поддержание курса тенге, что может стать большой ошибкой.

- Вместе с тем период кризиса, как известно, - это еще и период возможностей для проведения непопулярных социально-экономических реформ, - продолжает эксперт. - Например, так было с увеличением пенсионного возраста у женщин или с отменой крупных выплат при рождении детей. Сейчас, имея такую ситуацию с ценами на нефть и коронавирусом, можно ожидать чего-то подобного.

Политолог Султан АКИМБЕКОВ видит в начавшемся противостоянии ОПЕК с другими нефтяными странами признаки борьбы за сужающийся рынок.

- Я думаю, причин для неподписания нового соглашения ОПЕК+ много, - рассуждает эксперт. - Например, есть серьезное опасение, что мировую экономику ждет глобальная рецессия - уже не один месяц наблюдается падение всех показателей, связанное с коронавирусом и замедлением китайской экономики. Поэтому я склоняюсь к версии, что все-таки дело в экономике, а не в геополитике.

- Да, резкое падение цен на нефть используют для давления на определенные страны, так было, например, накануне развала Советского Союза, да и 20 лет назад баррель стоил 10 долларов. Но вряд ли какие-то страны сейчас смогут долго поддерживать низкую цену на нефть исключительно в геополитических целях, - подчеркивает политолог. - Время другое, всем нужно зарабатывать, выполнять свои социальные обязательства.

- Думаю, прямо сейчас мы наблюдаем схватку между производителями нефти, - продолжает он. - Допустим, Саудовская Аравия резко увеличила добычу и обрушила цену, чтобы очистить рынок от конкурентов, у которых себестоимость производства заметно выше. Соответственно, пострадают те, кто занимается сланцевой нефтью, но в то же время эффект почувствуют страны, где разрабатывают старые месторождения с высокой себестоимостью, в том числе и Россия. Для чего это делается? В перспективе возможно снижение спроса, в том числе из-за коронавируса, соответственно, сильные начали выдавливать слабых с рынка.

Кто же победит, а кто проиграет в этой битве?

- Конечно, очень многое будет зависеть от периода низких цен, - полагает Султан Акимбеков. - Министр финансов России Антон СИЛУАНОВ заявлял, что в таких условиях ресурсов у российской экономики хватит на четыре года. Думаю, и арабские страны продержатся без существенных потерь тот же отрезок времени, а с рынка уйдут американские и канадские производители, добывающие сланцевую нефть с высокой себестоимостью; серьезно пострадает Иран, долгое время находившийся в изоляции и использующий устаревшие и дорогие технологии. Конечно, и в других странах будут законсервированы некоторые месторождения. Но в целом я бы не сказал, что отказ от соглашения ОПЕК+ станет основной причиной для возможной рецессии. Наоборот, это страх перед рецессией вынуждает нефтяные державы предпринимать такие шаги.

- Теперь самое главное - как долго продлится период падения цен. Условно говоря, если ситуация разрешится в течение года, то не все так страшно для мировой экономики. Если же этот период затянется, то тогда серьезного замедления всех экономических процессов не избежать. Разумеется, и мы в Казахстане почувствуем эффект, - резюмировал свое мнение политолог.

Свое мнение по поводу черного понедельника высказал и старший эксперт Фонда поддержки экономических инициатив Айбар ОЛЖАЕВ:

- У России нет того уровня проч­ности, как у Саудовской Аравии. С учетом того что саудиты могут вполне комфортно чувствовать себя и при цене нефти 20 долларов за баррель, Москве совсем не зазорно выкидывать белый флаг и договариваться с ОПЕК.

Что касается стабилизации рынка, то вопрос во многом будет зависеть от договороспособности России. Несомненно, этот период напряженности давит и будет давить на валюты развивающихся стран. Ситуация с рублем и тенге, которую мы видели в понедельник, напрямую связана с падением цен на нефть и последовавшим за ним ажиотажем, - констатировал экс­перт.

- Что будет с курсом рубля, я пока сказать не могу, так как пока неясно, что предпримет российский Центробанк, но для тенге сегодняшний вторник будет другим, нежели понедельник, - продолжил он. - Это первый рабочий день после праздников, откроются торги на Казахстанской фондовой бирже, и у органа, отвечающего за денежно-кредитную политику, будет возможность коррекции рынка для смягчения негативных влияний внешних факторов. Очевидно, что курс тенге в понедельник был во многом “эмоциональным”, но вот по итоговому курсу вторника мы сможем понять более предпочтительный коридор для правительства и Нацбанка.

Наша справка

- Соглашение об ограничении добычи нефти между странами ОПЕК (24 государства, входящие в Организацию стран - экспортеров нефти - международную организацию картельного типа, созданную основными нефтедобывающими странами для выработки единой политики нефтедобычи и обеспечения стабильных мировых цен на сырую нефть) и ОПЕК+ (11 государств, не входящих в ОПЕК, в том числе Россия и Казахстан) действует с января 2017 года.

- Обязательства по снижению объемов добычи нефти с целью недопущения снижения мировых котировок нефти марки Brent на протяжении всего этого времени регулярно пересматривались. А 6 марта 2020 года стало известно, что страны ОПЕК и ОПЕК+ впервые не смогли договориться о параметрах сделки по сокращению добычи нефти. Саудовская Аравия и поддержавшие ее страны ОПЕК предлагали сократить добычу топлива на 1,5 млн баррелей из-за коронавируса. Россия же заявила об отказе далее сокращать объемы нефтедобычи. Таким образом, сделка о сокращении добычи нефти, которую все участники исполняли три года, перестанет действовать 31 марта. Тем не менее участники ОПЕК+ подписали документ о продолжении взаимодействия в рамках хартии, подчеркнув при этом, что с 1 апреля ни у кого нет обязательств по сокращению добычи нефти.

Михаил КОЗАЧКОВ, Руслан БАХТИГАРЕЕВ, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее