5446

Окопная психология

Наших солдат одевают в униформу белорусского и российского производства, а укладывают спать на узбекское постельное белье. Об этом говорят отечественные производители текстиля и постельного белья, которые вчера жаловались главе сената Дариге НАЗАРБАЕВОЙ на отсутствие спроса их товара у госорганов.

Окопная психология
Фото Владимира ЗАИКИНА.

От легпрома на рабочей встрече в сенате выступал один из ее лидеров - единственный текстильный комбинат “AZALA Textile” из Шымкента, который сам выращивает хлопок, перерабатывает его в нитки и ткани и выпускает готовые хлопчатобумажные изделия. Представитель компании заверяет, что готов удовлетворить все самые изощренные запросы Минздрава и силового блока. Однако из 98 371 койко-мест в больницах страны хлопковое постельное белье отечественного производства застелено только на 450 койках двух больниц Шымкента, и то лишь в частных палатах. Что в остальных клиниках - неизвестно.

Дарига НАЗАРБАЕВА

А еще текстильщики сетуют на невыполнение контрактов со стороны государства. Так, “AZALA Textile” в 2016 году подписал 5-летний контракт с Минобороны на поставку военной формы и закупил для этого дополнительное оборудование на 5,3 млрд тенге. Через два года оборонное ведомство просит заменить в униформе 100-процентный хлопок на смесовую ткань, для чего предприятию пришлось купить оборудование на 1 млн 200 тыс. долларов. А в конце прошлого года МО потребовало сделать полиуретановое покрытие на ткани, для чего комбинат купил машины еще на миллион евро. Однако через два месяца, в начале этого года, Минобороны отказалось от полиуретанового покрытия и вовсе отменило конт­ракт.

- Мы не можем так работать, нам очень сложно. А неделю назад Минобороны объявляет новый тендер, в котором три дня дано на разработку новой модели формы и семь дней - на разработку новых тканей под эту модель. Ну как можно быстро разработать новую модель или ткань?! - выразил недоумение глава наблюдательного совета группы компаний “Azala” Бауржан ДЖАМАЛОВ.

- А кто победил? - поинтересовалась Дарига Назарбаева.

- Пока не раскрыли информацию, но я примерно знаю, кто будет победитель: это будет в лучшем случае “Чайковский текстиль” (Россия) или “Моготекс” (Беларусь), ну или Китай. Потому что больше поставщиков здесь нет, и военные предпочитают закупать у соседей, они успешно участвуют в наших государственных закупках силового блока, - последовал ответ.

Производители текстиля подчеркнули, что силовой блок является крупнейшим заказчиком легкой промышленности, однако информацию о гособоронзаказе он нигде не выкладывает.

- Для Нацгвардии мы можем производить все, кроме арамидной пряжи. В МВД мы можем поставлять все на 100 процентов, в пограничные войска тоже, но информацию о конкурсах мы получаем только от швейных компаний. Мы не можем получить от самих ведомств - там ссылаются на то, что это закрытая информация. Но если запатентованный Министерством обороны узор и палитра размещаются в “Моготексе” или Китае - я считаю, это страшнее для нашей национальной безопасности, чем эту форму изготовлять в Казахстане! Мы даже на расстояние пушечного выстрела не можем подойти к Министерству обороны России, Беларуси, Узбекистана. Я уже не говорю про блок НАТО или Китай! Почему мы настолько сильно любим соседние государства?! - продолжал запальчиво наседать Бауржан Джамалов.

Он пригласил Даригу Назарбаеву на фабрику в Шымкент и попросил взять с собой руководителей силовых органов.

- Потому что возникает неприятный казус, когда первые руководители этих министерств лично знают, что такое Чайковский комбинат, что такое “Моготекс”, а нас не знают.

- С патриотизмом у нас в бюрократии большая проблема. Да, печально все это слушать, - вздохнула спикер сената.

Ответ за силовой блок держало Министерство индустрии и инфраструктурного развития, которое осуществляет заказы для Минобороны.

- Силовые структуры потребляют только 7-8 процентов легкой промышленности от всего объема, производимого в Казахстане, то есть мы не являемся ключевым покупателем всех швейных и обу­вных изделий. Это 15-15,5 млрд тенге в год, в том числе 3-4 млрд на обувь. Просто, Дарига Нурсултановна, получается, что развитие текстильной промышленности возложено на Минобороны, но у нас маленькая доля! - оправдывался вице-министр Талгат ЖАНЖУМЕНОВ.

- Может, для вас это копейки, но для отрасли легкой промышленности... На 15 млрд вы не представляете, сколько заводов, оборудования можно построить и купить! - отрезала Назарбаева.

А теперь себя поставьте на место предпринимателя, например, Бауржана Джамалова. Просто поменяйтесь ролями - как бы вы себя сейчас чувствовали? - пристыдила она чиновника.

- Дарига Нурсултановна, я не являюсь бизнесменом, я 35 лет прослужил в армии, у меня к этим вопросам свое понимание. Я не являюсь лоббистом российских, белорусских и других компаний, но хочу сказать, что наш военнослужащий требует более комфорт­ную военную форму, - заявил вице-министр.

Он объяснил, почему гособоронзаказ проходит не как обычные госзакупки с объявлениями в газетах. Анонсы с грифом “СС” отправляются лишь участникам реестра отечественных товаропроизводителей, имеющих право исполнять гособоронзаказ. Информация секретная, потому что в условиях конкурса прописывают количество солдат, на которых шьется одежда, места их дислокации, склады и базы, куда нужно поставлять обмундирование.

Назарбаева предложила Мин­обороны заключать со всеми участниками конкурса соглашение о конфиденциальности и проводить публично конкурс без указания дислокации военных и другой чувствительной информации. Она напомнила офицерам и функционерам, что во всех странах гособоронзаказ используется для развития отечественных предприятий, особенно легкой промышленности.

- Мы хотим, чтобы вы шире смотрели на эту тему. Армию кормят наши граждане. И Бауржан - это те же граждане, которые через свои налоги содержат армию. Получается, у вас окопная психология, и 35 лет службы в военном ведомстве, может быть, тоже накладывают отпечаток, - заключила Дарига Назарбаева. - Как можно на полном ходу производственного цикла раз - и разорвать контракт? Поменяли закорючку в униформе - и это уже повод отменить конт­ракт? Удобно прикрываться нацио­нальной безопасностью как щитом, чтобы свои задачи решать!

Она считает необходимым ужесточить в законах требования к контрактам, которые заключает государство с предприятиями.

Следом выступившие кожевники призвали сенаторов обязать казахстанские обувные фабрики закупать... отечественную кожу! Они уверяют, что сырья предостаточно. Ежедневно в Казахстане забивается 3 млн голов крупного рогатого скота и 9-10 млн мелкого. Из одной только шкуры коровы можно сшить до 15 пар обу­ви. Однако сегодня некоторые обувные фабрики из экономии покупают дешевое сырье из других стран, которое чревато последствиями для здоровья.

- Да, законом о казсодержании Минобороны обязано закупать обувь отечественного производства, но если завтра какая-нибудь казахстанская фабрика закупит китайскую кожу, выделанную химпрепаратами из группы фенолов - опаснейшего концерогена, и поставит в Минобороны, то через месяц-два вся наша армия выйдет из строя! Что дальше будет с нашими солдатами - это уже другая история. Так что это вопрос государственной безопасности! - заявил глава Ассоциации переработчиков кожи и меха Бейбут РАХИМГАЛИЕВ.

- Вы нас прямо в глубочайшую депрессию вогнали, - резюмировала рабочую встречу Дарига Назарбаева.

Спикер пообещала поговорить с остальными организаторами госзаказа текстильной и кожаной продукции, а также посетить флагманские производства легпрома.

Тогжан ГАНИ, фото с сайта parlam.kz, Нур-Султан

Поделиться
Класснуть

Свежее

42 500: на этот раз -  все за и против? Злоба дня
42 500: на этот раз - все за и против?

Казахстанцы, зарабатывавшие до введения ЧП и карантина легально ежемесячно более 500 тысяч тенге, а сейчас временно потерявшие работу и, соответственно, довольно ощутимые доходы, подают заявления на получение соцпособия в 42 500 тенге.

387