2259

Жизнь прекрасна!

Как сложилась судьба детей, которым наши читатели когда-то собирали деньги на лечение

Жизнь прекрасна!
Настя Колесникова с мамой.

Я листала свою записную книжку, вспоминая имена маленьких героев, о которых когда-то писала, и понимала, что немного боюсь возвращаться в прошлое. Неизвестность всегда пугает, а когда речь о детях, которые были тяжело больны, - мало ли что. Но я переворачиваю очередную страничку старенького блокнота и...

  • ***

Лариса КОЛЕСНИКОВА - мама Насти (порок сердца) - так она у меня записана. Звоню.

- Да, я вас слушаю, - женский голос.

- Добрый день. Можно поговорить с Ларисой?

- Нет, она на работе.

- А можете дать мне ее мобильный? Я журналист газеты “Время”, - представляюсь. - Когда-то про ее дочь Настю писала.

Пауза.

- Я и есть Настя. Я вас знаю, мама рассказывала, что вы мне помогли, - и снова молчит.

И я молчу, а сердце аж ходуном ходит. От волнения, от неожиданности, от избытка эмоций. Та самая Настя! Маленькая девочка, которой в 2009 году врачи давали всего две недели: если найдут деньги и будет операция, будет жить, а если нет...

Тогда все получилось, и она с мамой уехала в Томск, где ее уже ждали врачи. Я знала, что операция была. Писала о том, что все хорошо. А потом потеряла эту семью из виду. И вот почти через десять лет та маленькая девочка рассказывает мне, что ей уже 13, что она учится в седьмом классе, что у нее все хо-ро-шо!

На следующий день мы встречаемся с Настей и ее мамой. И мурашки по коже. И секундное замешательство (как себя вести?). И радость. И будто не было этих десяти лет.

- Какие же у нас хорошие люди! Они ведь тогда откликнулись, помогли нашей беде, - улыбается Лариса. - Я бы одна тогда не справилась. Всего за две недели нам нужно было собрать 16 тысяч долларов. Страшно было: Настя была в критическом состоянии, у нее уже была большая дырочка в сердце, нельзя было медлить. Я бы одна с этим не справилась. Сейчас даже не помню, кто мне посоветовал обратиться в вашу газету.

И я не помню. Да и не важно это сейчас: главное, что Настя, взрослая уже совсем, красавица такая, сидит рядом со мной.

- Люблю петь, танцевать, учу языки - французский, казахский, английский - и хочу стать... журналистом, - немного смущаясь, рассказывает о себе. - Тоже буду людям помогать. У меня есть ваша статья. Я читала ее не один раз - она у нас дома хранится.

- Она называлась “Настино ненастье”, - вспоминает Лариса. - Люди звонили и так и говорили: мы прочитали про Настино несчастье. Мы, конечно, сами собирали деньги, но именно ваши читатели внесли самый большой вклад. Все это позади, теперь у нас Настино счастье! Спасибо огромное всем, кто тогда помог моей доченьке: вашей газете, всем людям, которые откликнулись на нашу беду. Вы сохранили жизнь моему ребенку!

А Настя добавляет:

- И я хочу сказать спасибо! Пусть все эти люди будут здоровы. Я никогда не забуду того, что они для меня сделали...

  • ***

Тогда в Казахстане маленьким детям с пороком сердца еще не делали операции - не было оборудования, тем более если случай был сложным. Рассчитывать можно было только на помощь зарубежных врачей. И просьб о помощи было очень много. И времени всегда в обрез. Я помню, как мы спасали Радмира АХМЕТОВА - мальчика со сложнейшим пороком сердца, которому нужна была срочная операция в Израиле. 70 тысяч долларов за две недели. Его родители тоже стучались во все двери - в фонды, крупные компании, другие СМИ. А мы писали и писали о полугодовалом смертельно больном ребенке.

Все было не зря. Пять лет назад, в июне 2014 года, я ездила к нему в гости в Талдыкорган. Ну что можно почувствовать, когда на твоих коленях сидит семилетний озорной пацан, шанс на спасение которого был минимальным? Его мама Наталья говорила мне искренне очень, от души, что молится за всех людей, которые когда-то подарили ее сыну шанс радоваться миру, - именно так назывался первый материал о Радмире.

Конечно, были и грустные моменты. Я до сих пор отчетливо помню, как у меня затряслись руки, когда мне позвонили и сообщили, что умерла восьмимесячная девочка Амина, на лечение которой деньги собирали ее односельчане и наши читатели. Это был четверг. Семь утра. Уснуть я больше не смогла. Накануне мы ездили домой к Амине - она вместе с родителями вернулась из Новосибирска, где ей сделали операцию. Все так удачно складывалось. Мы сфотографировали счастливую маму, которая держала дочь на руках. Думали, что все самое страшное позади. Та фотография вышла на первой полосе “толстушки”. Возле остановки, с которой я уезжала на работу, стоял газетный киоск. Я сразу заметила свежий номер “Времени”. В глаза бросился заголовок “Амину спасли всем миром”. И ее мама, такая счастливая. А я уже знала, что девочки на этой фотографии с нами больше нет...

Тем более радостно сегодня рассказывать о детях, у которых все хорошо. Мама 13-летнего Богдана КАЗАНЦЕВА Олеся присылает мне его фотографии и рисунки.

- Какой талантище! - радуюсь.

Что я о нем сразу вспоминаю? 2010 год. 20 тысяч евро. Операция в Берлине. Богдан до сих пор переписывается с некоторыми людьми, которые тогда перечисляли деньги на его лечение. Учится в шестом классе, побеждает на олимпиадах и очень любит рисовать.

Богдан Казанцев.

- Хочу стать художником - это моя мечта, - говорит он мне по телефону. - А еще мне нравятся история и музыка.

И он тоже всех благодарит.

  • ***

А еще частенько вспоминала удивительную Карлыгаш Курмашевну УШКЕМПИРОВУ - бабушку Данияра БАЙШИБУЛОВА, о котором я писала несколько раз. Познакомились мы в 2009 году. Вот представьте, приходит к вам женщина и рассказывает, что у ее двухлетнего внука ретинобластома (злокачественная опухоль сетчатки глаза) и чтобы остановить развитие болезни, врачи предлагают глаза удалить, но родственники мальчика ни за что не хотят этого делать. И ты понимаешь, что это страшный диагноз, что надежды почти нет (ведь на лечение в Израиле нужны сумасшедшие деньги) и вряд ли что-то получится.

Но вера этой женщины воистину творила чудеса! Мне казалось, что она обращалась за помощью ко всем, к кому только было можно, не жалея себя, не делая скидок на возраст и здоровье. Близкие Данияра сами собрали большую сумму (за год на лечение мальчика было потрачено 132 тысячи долларов) - сын Карлыгаш Курмашевны продал квартиру, чтобы помочь племяннику. Когда она обратилась к нам, нужно было еще 30 тысяч долларов. И опять получилось!

Но этот диагноз коварный очень. Как я волновалась, когда через столько лет (а созванивались мы в последний раз лет восемь назад) набирала номер Карлыгаш Курмашевны:

- У Данияра все хорошо - ретино­бластому в Израиле вылечили. Он с родителями давно живет в Бельгии, там же и лечится. Правда, немножко отстает от сверстников, ходит в специализированную школу. Но самое важное, что он рядом с нами. Ему уже 12 лет. Лошадей любит. На плавание ходит.

Данияр БайшибУлов.

- Он видит?

- Да, видит. Зрение, конечно, не стопроцентное, но, главное, мы его сохранили. Столько лет с тех пор прошло, а все у меня перед глазами. Как к вам приходила. Как статья про нас во “Времени” появилась. Большую она нам помощь дала. Дочь забрала с собой те газеты, в которых вы про Данияра писали. Мы вас очень любим и помним. Как собираемся с родственниками, вспоминаю всех, кто нам тогда помог. Кто-то по десять тысяч долларов давал, а кто-то - 500 тенге. Но любая сумма - это большая помощь.

Точно совершенно. Проверено много раз: 500, 1000 тенге, которые кому-то кажутся мелочью, могут спасти жизнь. Бывало, привозили крупные суммы. Однажды позвонили на рабочий телефон. Взяла трубку. Мужчина сказал, что бизнесмен, едет в аэропорт мимо нашей редакции и хочет передать деньги на лечение ребенка (теперь уже и не вспомнить, кого именно). Я выбежала на улицу. Подъехал и передал мне пухлый конверт с деньгами - 10 тысяч долларов. Просто так: без отчетов и лишних вопросов. Исключительно на доверии. А кто-то приносил тысячу тенге. Бабули, получив пенсию, приходили в редакцию и оставляли деньги на вахте, а конвертики подписывали: на лечение Наташе, Радмиру, Данияру...

  • ***

Среди тех, в чьей судьбе участвовали простые люди, была и 23-летняя Арайлым Бортанова. В 2006 году в Урумчи ей сделали операцию по пересадке почки. Так уж повернулась судьба, что сейчас девушка живет в Китае - стране, в которой ее спасли. Я списалась с Арай и попросила ее сказать несколько слов нашим читателям. И она была очень искренней:

Арайлым Бортанова.

- Иногда перед сном думаю: я же раньше и мечтать о таком не могла - учиться, ходить, дышать. Как же моя жизнь изменилась! Радуюсь! Но, конечно, бывают и сложные моменты. После пересадки почки приходится принимать специальные препараты, иммунитет ослаблен, все время появляются какие-то болячки. И переживаю, и плачу, когда поставят очередной диагноз. Но потом соберу силу в кулак: нельзя раскисать, ведь тогда я подведу людей, которые когда-то мне помогали. Вкладывали в меня частичку себя, поддерживали. Может, кто-то из них до сих пор морально со мной, молится за меня. Мои родные, все эти люди, народ наш - в трудные моменты я вспоминаю о вас, и вы даете мне силу. Поэтому нужно жить! Наслаждаться каждым моментом! Я благодарна моим родным, всем тем, кто остался неравнодушен к моей судьбе. Спасибо! Жизнь прекрасна! И как же хорошо, что я могу это сказать!

  • ***

Этот материал не про нас, не про газету “Время”. Он о вас, наших читателях. О людях, без чьей помощи и участия судьбы этих и других детей, о которых мы когда-то писали, могли сложиться совсем по-другому...

Оксана Акулова, фото Владимира ЗАИКИНА и предоставлены героями материала, Алматы

Поделиться
Класснуть