1818

Чудаков лечить не надо

Наш корреспондент Ксения ЕВДОКИМЕНКО обратилась к психиатрам, и ей посоветовали: лучшая таблетка от душевных расстройств - пофигизм

Чудаков лечить не надо

Осенью редакции и госучреждения настойчиво осаждают особо активные изобретатели вечных двигателей, создатели Вселенной, борцы с мировым заговором и прочие чудаки. Как отличить человека с психическим заболеванием, в каких случаях нужно вызывать бригаду для госпитализации, что делать, если кто-то из ваших близких ведет себя неадекватно, мы выяснили у специалистов.

Первым делом был развеян миф о том, что количество психических заболеваний стремительно растет и буйных становится больше.

- На самом деле статистика психических заболеваний не слишком меняется, - рассказывает врач-психиатр центра оказания специальных социальных услуг №1 Карлыгаш БЕККУЛОВА. - Шизофренией, например, страдают все те же 1,8-2 процента населения, как это было и полвека назад. А вот деменция (старческое слабоумие) во времена моей учебы была редкостью. Если раз в год появлялся такой пациент, то студентам его обязательно показывали как диковину. Но тогда люди жили меньше. Возможно, большее количество подобных случаев сейчас связано с тем, что люди чаще доживают до 70-80 лет, когда и проявляется это заболевание.

Так что когда мы говорим о росте психологических проблем в обществе, то имеются в виду пограничные состояния: депрессии, неврозы. Все то, что в развитых странах корректируется психологами, а у нас чаще - выпивкой, когда поплакался и вроде полегчало. Я могу сказать, что лучшая таблетка для профилактики душевных болезней - это умение включать пофигизм. Мы слишком много переживаем по разным поводам, причем и по серьезным, и по незначительным. Надо быть немного дураками в хорошем смысле этого слова - вот уж точно счастливый народ, не страдающий от депрессий и неврозов!

- Откуда берется болезнь? Не всегда же она передается по наследству?

- Действительно, бывает, что у нас в стационаре лежат по нескольку членов одной семьи, но чаще родственники спрашивают: “Как это произошло? Родители ведь здоровы!” Наукой доказано, что 87 процентов населения несут в себе ген какого-то психического заболевания, но чем дальше он от вас находится в родословном дереве, тем меньше вероятность запуска этого гена. А вот чем он ближе, тем больше личностных особенностей мы видим: агрессивность или, наоборот, необоснованная трусость, вспыльчивость и т. д. Взрослея, человек обычно учится корректировать эти особенности, но достаточно пускового механизма в виде стресса или переутомления, чтобы активировать болезнь. И тут самое главное не упустить момент. При своевременном лечении можно полностью контролировать ту же шизофрению, хотя никто не может сказать, как будет протекать заболевание у конкретного человека.

- Что касается деменции. Как распознать начало заболевания и можно ли что-то сделать?

- Лечения нет, но есть препараты, которые замедляют процесс. Обычно домашние странные происшествия списывают на банальную рассеянность. Ну подумаешь, надеты очки на лоб, а бабушка ищет их по всему дому или спрятала пенсию и забыла куда. А это первые звоночки. Теряются на улице бабушки и дедушки уже на поздней стадии деменции. Я в таких случаях всегда советую прикреплять на руку браслет с гравировкой адреса и контактного телефона. Потому что все записки и бумажки из карманов они обычно выкидывают, не могут понять, что это за записки и какое отношение к ним имеют. Кстати, у нас очень много добрых людей, так что растерянных стариков на улице обычно быстро замечают и с помощью полиции возвращают домой. Более сложная группа риска - это подростки.

- С ними и без душевных болезней непросто…

- Вот именно! Поэтому первые симптомы списывают на сложности переходного возраста, хотя как раз в этот период чаще всего проявляются психические расстройства.

- Как же родителям понять, что стоит проконсультироваться с психиатром?

- При излишней агрессивности, особенно по незначительным поводам, при малоконтролируемых вспышках ярости. Уходы из дома и вообще любые бурные протестные реакции: ты просишь убрать обувь на место, а подросток взрывается и кричит, что никому не нужен.

- Но они же все себя так ведут!

- Поэтому родителям очень тяжело определить, что это: вариант нормы или начало расстройства? У современных детей к тому же плохо развита способность анализировать, и на этом фоне все подчиняется импульсу. Родители говорят, что в их время таких проблем не было, и это действительно так. Не было такого обилия информации, сцен насилия, игр-стрелялок, а это все размывает границы.

- И что, сразу “в дурдом”?

- Вот примерно так думают родители. И даже если ситуация требует лечения в стационаре, нам иногда говорят: “Жалко ребенка!” Я в таких случаях спрашиваю: если аппендицит надо будет вырезать, тоже пожалеете? В любом случае хватать и принудительно лечить кого-то мы имеем право, только если пациент опасен для себя, окружающих или оставленный без помощи может погибнуть, а это острейшие состояния. Во всех иных случаях нам нужно согласие пациента или его опекуна даже на устную беседу или тестирование. То есть можно прийти проконсультироваться и дальше принимать решение. Но, повторяю, от первого лечения зачастую зависит дальнейшее течение болезни. А при той же шизофрении существует физическая опасность. При галлюцинациях человек слышит голоса, ему могут приказать сброситься с крыши или убить кого-то!

- Когда требуется принудительная госпитализация - только при остром состоянии? А что, например, делать, если соседи устали терпеть пожилого человека, превратившего свою квартиру в филиал помойки?

- Когда пожилой человек превращает свое жилище в склад барахла и мусора, это так называемая мелкомасштабная бредовая идея ущерба, одно из проявлений деменции. Мы сталкивались с такими случаями, и, кстати, после принятия Кодекса о здоровье стало гораздо легче решать подобные вопросы. Вот, например, была у нас бабушка, которая свою квартиру превратила в склад. Протиснуться туда можно было только боком, весь дом страдал от запахов, грызунов и антисанитарии. Причем бабушка была недееспособна, на нее оформили опекунство, но попечителей никто не видел.

В таких случаях стоит обратиться в районный отдел опеки и заявить о ненадлежащем исполнении опекуном обязанностей. Написать заявление в санитарную службу района и пригласить участкового. Он уполномочен вызвать врачей, чтобы провести первичное обследование пациента на дому и принять решение о необходимости принудительного лечения. В случае такой госпитализации автоматически оповещается прокуратура, чтобы не были нарушены права пациента. В нашем случае соседи прошли все эти процедуры, бабушку пролечили, опекуна нашли. Он вывез из дома весь мусор, сделал ремонт, и жизнь в доме наладилась.

Кстати, не бойтесь обследовать пожилых людей, не бойтесь даже признать их недееспособными, если к этому есть показания. Потому что как раз старики с деменцией - это самые доступные жертвы для мошенников: их очень легко обмануть, подсунуть дарственную на жилище вместо какой-то квитанции или малозначительного документа. У нас очень много таких случаев, когда задним числом люди хватались за голову и таскали нас в суд, чтобы доказать, что акт дарения или наследования был оформлен недееспособным человеком. Так что пожилым людям требуется не только лечение, но и правовая защита.

Вот только не пробуйте навести порядок сами, потому что у психически нездоровых людей есть родственники, и они, как правило, прекрасно знают закон, ведь они с больным человеком живут всю жизнь. Поэтому любые попытки усмирить буяна, навести порядок в квартире надо проводить только через участкового. Иначе даже то, что вы схватили за руку соседа или зашли к нему домой, будет расценено как нарушение закона. Исключение составляет самооборона или защита близких.

- В любом городе есть безо­бидные чудаки, то есть те, кто явно не в адеквате. Может, их тоже надо как-то находить и лечить?

- Еще раз повторю: если человек не представляет опасности для себя или окружающих и не обратился к нам, мы не имеем права лечить его. Резкое ухудшение, связанное с психическим заболеванием, бывает в молодом возрасте. А в более старшем, если заболевание есть, его уже не вылечишь, но протекает оно мягче. Если это безобидный чудак, то никто не будет его лечить.

К одному такому меня вызвали в микрорайон “Алмагуль”. Захожу в квартиру, а сзади меня падает палка и подпирает дверь. Я оказываюсь запертой. Человек вообще никого к себе домой не пускал и на улицу не выходил, еду ему носили соседи. Я три часа у него просидела. Он рассказывал про свои изобретения, показал свинцовые щиты, которыми защищается от излучения. Для этого же все окна уставлены горшками с цветами. У него собственная система фильтрации воды. Он в прошлом действительно был изобретателем, имеет патенты. Теперь в возрасте семидесяти лет есть сформировавшееся расстройство мышления, но для окружающих человек не опасен, и лечить его нет смысла.

- Скажите, а среди ваших пациентов есть Наполеон?

- Времена меняются, и популярные типажи тоже. Наполеонов у нас давно не было. Чаще встречаются дети Брежнева, Маргарет Тэтчер, Путина. Они пишут письма в посольства, требуют воссоединения с семьей. Одного такого товарища нам даже возвращали из Москвы, где он рвался в посольство. Ах да, есть человек-паук. Ну и экстрасенсов хватает. Я не говорю о людях, имеющих какие-то способности, потому что при всем своем скептицизме сталкивалась с необъяснимыми наукой фактами. И не о мошенниках. Я говорю о тех людях, кто, имея расстройство психики, уверен в своих экстрасенсорных способностях.

- Раз их много у вас, значит, и снаружи тоже хватает…

- Несомненно. Еще когда я работала в Шымкенте в девяностых годах, впервые столкнулась с таким случаем. Времена были тяжелые, лекарств не хватало. И каково было мое удивление, когда я нашла нужный препарат от воспаления легких для моего пациента, а его родня открыто сказала мне, что лучше бы он умер. Оказывается, он избил соседку за якобы колдовство, сжег дом со “злыми” духами, оставив семью без жилья, выкопал себе землянку на огороде, жил в ней и принимал пациентов. А когда брат привозил ему продукты и пытался открыть глаза тем, кто толпился в очереди к “целителю”, его еще и стыдили за неподобающее отношение к святому человеку. И не думайте, что к народным целителям сейчас ходят только малообразованные люди. Однажды ко мне привезли психически больную женщину, сплошь покрытую синяками. Оказывается, родственники много лет возили ее по знахарям. За дело взялся и мулла, который камчой лечил ее, пока бедная женщина не набросилась на него с кулаками. Вот тогда мулла вызвал психиатров, и больную доставили к нам… Пришлось объяснять родственникам, что, судя по отсутствию мимики, шизофрения очень давняя, уже произошли необратимые изменения в психике и надо было не по целителям возить ее, а обследовать у профессиональных врачей.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Романа ЕГОРОВА, рисунок Владимира Кадырбаева, Алматы

Поделиться
Класснуть