4589

Учись лечиться!

Как ужесточение контроля за продажей рецептурных препаратов, за которое плотно взялся Минздрав, повлияет на пациентов и аптечный рынок

Учись лечиться!

На эту тему мы попросили порассуждать наших экспертов. Исходная ситуация была идеальной и пока существующей только в теории: Минздрав строго следит за аптеками, те перестают свободно продавать рецептурные препараты, люди идут за назначением к участковым врачам.

Таблетка на все случаи жизни

- Конечно, если норма будет четко выполняться, количество обращений к врачам поликлиник увеличится, а система здравоохранения, безусловно, не готова к такому наплыву посетителей, - рассуждает президент Ассоциации семейных врачей Казахстана Дамиля НУГМАНОВА (на снимке). 

- Да, люди будут жаловаться, требовать. Но тем не менее я поддерживаю Минздрав, который наконец начал наводить порядок в этой сфере. И я объясню почему. Во-первых, и это самое важное, мы должны сделать все, чтобы люди перестали заниматься самолечением. Еще в середине 90-х годов мы поднимали вопрос об антибиотикорезистентности (устойчивость возбудителей инфекции к действию препаратов. - О. А.). Сколько лет прошло, а в аптеках по-прежнему свободно их продают. Наши люди дурно приучены бизнесом, для которого важна прибыль. Но нельзя сводить медицинские услуги и продажу лекарств только к этому. Недавно я летала в Лондон, пока была там, заболела. Как врач, я поставила себе диагноз воспаление легких, антибиотиков у меня с собой, конечно же, не было. Мне пришлось искать частного врача, платить ему за прием, чтобы получить элементарный рецепт. Но я отнеслась к этому уважительно, потому что понимала: вы будете валяться в ногах у аптекаря, но он не продаст вам антибиотик без рецепта. Или вспомните советское время: если не положено лекарство, никто даже не претендовал на то, чтобы его купить. А теперь я вижу, как лечение назначают фармацевты, и просто поражаюсь этому. Даже видела, как молодые люди, которые подозревали, что у них может быть сифилис, умудрялись покупать препарат для его лечения без назначения врача. Что в итоге? Колоссальная проблема резистентности возбудителя гонореи - досамолечились. Или еще пример: кровотечения, которые возникают при язве желудка, в основном вызваны неправильным приемом лекарств. Человека привозят в тяжелом состоянии, и врачи должны его спасать.

- Да, нужно продавать лекарства по рецептам. Но ведь вы согласились с тем, что поликлиники в их сегодняшнем состоянии не справятся с наплывом пациентов.

- Да, наплыв будет, но не такой значительный, как можно было бы предположить. Около 80 процентов людей, которые идут в аптеки за лекарствами, не нуждаются в том лечении, которое сами себе назначают. И многие из них просто не пойдут к врачу (народ у нас ленивый), а купят безрецептурные препараты, которые им и нужны.

99 процентов простудных заболеваний (когда мы кашляем, у нас повышается температура) имеют вирусную этиологию. Антибиотики для их лечения бесполезны: нужно просто полежать дома и попить именно безрецептурные препараты, которые продаются в аптеках. А наши люди там, где не нужно и опасно, начинают принимать сильные препараты. Поэтому основная проблема - это бесконтрольный прием антибиотиков и сильных обезболивающих препаратов, они имеют очень серьезные побочные эффекты. Тот же кетонал, который у нас глотают направо и налево. А если человек действительно в тяжелом состоянии, ему как раз нужно обратиться к врачу, а не заниматься самолечением. Я думаю, что в целом может уменьшиться количество принимаемых лекарств, и это пойдет на пользу людям.

Об опасности бесконтрольного применения препаратов сразу начал говорить и независимый фармацевтический эксперт Санджар УРАЛОВ (на снимке):

- Минздрав поступает абсолютно правильно. Это общепринятая практика, направленная в первую очередь на безопасность людей. Ведь бесконтрольный прием антибиотиков имеет огромные последствия: резистентность к таким препаратам растет, и завтра мы можем прийти к тому, что люди будут умирать от болезней, которые сегодня успешно лечатся, им будут нужны более сильные антибиотики. Но сейчас тренд таков, что максимальную прибыль можно получить, разрабатывая дорогостоящие лекарства, применяющиеся в сфере онкологии и орфанных (редких) заболеваний. Именно на них нацелены фармкомпании, которые перестали вкладываться в антибиотики. Что в итоге мы имеем? С одной стороны, возрастающая резистентность к уже существующим антибиотикам, а с другой - отсутствие новых. При этом нужно иметь в виду, что цикл разработки одного препарата - в среднем десять лет. Именно поэтому прием таких препаратов нужно контролировать, а назначать их может только врач.

Рецепт на мужество

По мнению Санджара Касымовича, рынок продажи лекарств может поменяться. Станет меньше не­обоснованных покупок. Возрастут объемы продаж безрецептурных препаратов, продуктов для красоты, БАДов, изделий медицинского назначения. Это бизнес, он должен будет перестроиться, чтобы не потерять потребителя. Но наш эксперт считает, что это не те вопросы, которые должны волновать Минздрав.

- Если на одну чашу весов мы ставим безопасность потребителя, а на другую - бизнес, то первая, конечно, перевесит, - говорит он. - И это совершенно правильно. Задача Минздрава - лечить, делать так, чтобы нация была здорова, а не поддерживать аптеки.

- Может ли часть бизнеса уйти в тень?

- Теоретически да. Но опять же, это вопрос контроля. Если появятся системы, отслеживающие движение препаратов от момента пересечения границы до пациента, будут внедрены электронные рецепты, то этот вопрос можно будет решить. Но в любом случае не думаю, что теневой рынок может стать масштабным. Да, возможно, тяжелее всего будут перестраиваться маленькие аптеки (в районах это, как правило, две-три точки, принадлежащие одной семье). Сейчас у Минздрава серьезные планы по развитию ПМСП, на эти цели выделяются большие средства, и эти деньги пойдут в том числе на оказание амбулаторно-лекарственного обеспечения, которое как раз и отпускается по рецептам через аптеки. То есть в небольших аптеках могут получать меньше денег от частных лиц, но больше от государства.

- И еще один вопрос, который напрашивается сам собой: а ко времени ли все это? Тот ли сейчас момент, чтобы начинать наводить порядок?

- Это нужно было делать раньше, - уверен Уралов. - Минздрав ужесточает норму, которая, по сути дела, всегда существовала, и говорит: теперь работаем по правилам. То, что это не хочет делать бизнес, - его ответственность. Понятие “рецептурный/безрецептурный препарат” существует давным-давно, и то, что мы раньше не контролировали эту сферу, в какой-то степени упущение - вот и приходится нагонять. Проблемы будут: не все аптеки начнут работать честно, а у Минздрава не хватит ресурсов, чтобы их проверить. Но с чего-то нужно начинать.

Конечно, в Минздраве взялись за дело с энтузиазмом - аптеки пока затаились. Другое дело, продолжится ли все в том же духе, или, посмотрев на бурную и, прямо скажем, в большинстве своем негативную реакцию, чиновники все же решат спустить все на тормозах?

- Я бы хотела, чтобы Минздрав проявил твердость, - надеется Дамиля Нугманова. - Сколько можно это терпеть? Эта свистопляска началась в 90-х годах, и за это время люди, конечно, привыкли, они будут возмущаться, когда зайдут в аптеку и не смогут по одному щелчку получить то, что хотят. Не нужно ждать, пока система первичной медико-санитарной помощи станет лучше (она никогда не была идеальной), проблему нужно решать сейчас. Да, я согласна, есть недоработки. Но, возможно, усиливать меры по контролю продажи рецептурных препаратов нужно постепенно и начать одно­значно с антибиотиков. Перестать их свободно продавать. Чуть позже подключить к ним нестероидные противовоспалительные и так далее по группам препараты. И, конечно, заранее готовить общество к этим изменениям, потому что люди привыкли к другому. Когда они приходят в аптеку и слышат: “Это лекарство больше без рецепта не продается”, это, конечно, раздражает. Но для того, чтобы жестко требовать выполнения этих приказов, Минздраву нужно мужество признать, что мы упустили ситуацию.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА и с интернет-ресурсов, Алматы

Поделиться
Класснуть