1210

Елнур БЕЙСЕНБАЕВ, мажилисмен: В жилищной политике не должно быть понятия “иждивенчество”

Депутаты мажилиса не согласны со многими нормами подготовленного правительством законопроекта по вопросам предоставления жилья малоимущим и социально уязвимым гражданам в рамках различных ипотечных программ. По мнению парламентариев, предложения кабмина не улучшают, а, наоборот, ухудшают положение очередников и не позволят кардинально решить остро стоящую в стране жилищную проблему. Депутат мажилиса от партии AMANAT Елнур БЕЙСЕНБАЕВ в интервью “Времени” рассказал, на каких поправках настаивают мажилисмены и в какой части нужно доработать документ.

Елнур БЕЙСЕНБАЕВ, мажилисмен: В жилищной политике не должно быть понятия “иждивенчество”

- Обсуждение законопроекта о реформировании жилищной политики на прошлом пленарном заседании мажилиса было очень бурным. Вы заявили, что правительство внесло нормы, ухудшающие действующее законодательство. О каких нормах идет речь?

- Разработчик предлагал исключить первоочередное право на получение льготного ипотечного жилья для четырех категорий социально уязвимых слоев населения: ветеранов Великой Отечественной войны, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, многодетных семей и многодетных матерей-одиночек. Кроме того, увеличили срок - с 5 до 10 лет, в течение которого у тех, кто хочет встать в очередь на такое льготное жилье, не должно быть собственной крыши над головой. Отбасы банк предложили преобразовать в институт развития. Поэтому я и задал на пленарке вопрос министру: народное ли у нас правительство, которое стремится острую жилищную проблему снять с повестки дня, предложив ухудшающие нормы?

В итоге депутаты добились, чтобы сохранить для перечисленных выше категорий лиц первоочередное право на получение льготного жилья. Более того, мы добавили в эту группу семьи, воспитывающие детей с инвалидностью, и лиц с инвалидностью I и II групп. Среди них будут предоставлять жилье в первую очередь тем, кто раньше встал на учет, а не среди всех очередников, как изначально предлагало Минпромстроительства.

Теперь эта норма, на мой взгляд, справедлива. Отбасы банк останется банком второго уровня, потому что в нем более 2,5 млн вкладчиков, и их интересы должны быть защищены. Он не будет принимать заявки, но будет мониторить очередников, вести их учет. Вставать в очередь граждане по-прежнему будут через ЦОНы.

По действующему законодательству лица с инвалидностью I и II групп в принципе имеют право на получение социального жилья и его приватизацию на безвозмездной основе. Но чем от них отличаются семьи, воспитывающие детей с инвалидностью, которые этого права не имеют? Пока мы не получили четкого ответа на этот вопрос от правительства, поэтому до второго чтения законопроекта будем настаивать на внесении соответствующей нормы. У семей с детьми с инвалидностью и без того сложная судьба, их надо поддержать.

Бьемся мы и за то, чтобы не увеличивать до 10 лет срок, в течение которого у очередника не должно быть своего собственного угла.

- А зачем вообще нужна эта поправка? Чтобы еще больше отсеять очередников?

- По большей части те, кто претендует на жилье от государства, никогда своей крыши над головой и не имели. Фактически они сразу встают в очередь. Но здесь надо учитывать один нюанс. Допустим, человек получил производственную травму и стал инвалидом I группы. Он продал свою квартиру, чтобы выручить деньги на лечение. Через пять лет он сможет встать в очередь на жилье, но только в том случае, если покупал ранее свою квартиру на общих основаниях. Если же его квартира была приобретена по госпрограмме, то есть в ипотеку, субсидируемую государством, он не вправе вновь претендовать на социальное жилье даже по истечении 5, 10 или 15 лет.

- В ходе пленарки министр промышленности и строительства Канат ШАРЛАПАЕВ заявил, что из 646 тысяч очередников 232 тысячи надо снять с учета, потому что они не подпадают под установленные критерии. Но вы возразили: не получится убрать этих лиц из очереди, потому что они имеют законные права на жилье от государства. Так кто все-таки тут прав, а кто ошибается, ведь речь идет о более 200 тысячах наших граж­дан, претендующих на такое жилье? Если их снимут с очереди, не грозит ли это большой социальной напряженностью?

- Министерство промышленности и строительства даже не заявляло, что проводило какой-то анализ. У них на руках нет ни одного документа, доказывающего, что этих граждан можно снимать с очереди. Поскольку министерство это новое, они не то что 200 тысяч - 2 тысячи очередников не успели проверить. Поэтому это просто популистское заявление. Каждого очередника нужно тщательно проверять, это работа даже не одного года. И, надо прямо сказать, это просто попытка решить жилищную проблему методом чистки очередности. Антинародный подход!

- Не получится ли, как в прошлом году, когда в Уральске, как заявляли в антикоре, 189 нуждающихся просто выкинули из очереди, а 169 квартир выдали вне очереди? Такие нарушения власти допускают повсеместно, ранее депутаты заявляли об этом. Возвращают ли незаконно предоставленные квартиры в жилищный фонд? Несут ли наказание чиновники, допустившие это?

- Действительно, таких примеров много. Граждане судились после таких чисток и восстанавливались в очереди. Это говорит о том, что большинство очередников имеет законное право получить квартиру от государства! Чиновники, выдававшие льготное жилье своим родственникам, знакомым, однозначно должны понести наказание. По идее, судебные и правоохранительные органы должны сообщать о результатах таких разбирательств.

- За последние 10 лет очередь на жилье выросла в шесть раз. Как говорят некоторые чиновники, это следствие иждивенческих настроений в обществе. Как соблюсти баланс между недопущением иждивенчества и социальной справедливостью?

- Про “иждивенческие настроения” - это абсурд. Надо прекращать с этими разговорами о том, что народ сам виноват, что у него иждивенческие взгляды. Никто не имеет морального права так заявлять. Кто может, покупает квартиру, не дожидаясь манны небесной. Но из 640 тысяч граждан, стоящих в очереди на жилье, более 250 тысяч - это социально уязвимые граждане, из которых более половины живут за чертой бедности. Они даже 10 процентов стоимости квартиры не могут накопить, собрать, чтобы взять ипотеку под 2 процента.

Для решения жилищной проблемы надо в первую очередь в разы увеличить строительство социального жилья, выделяя больше средств из республиканского бюджета. Без этого вопрос не решить. Я также предложил часть денег коррупционеров, незаконно выведенных активов, которые государство сейчас направляет на строительство школ, потратить на социальное жилье.

- Может, стоит обязать застройщиков, которые сегодня нещадно строят человейники, возводить и жилье для очередников?

- Договориться всегда можно. Можно и нужно продвигать принципы социальной ответственности бизнеса, чтобы застройщики хоть какую-то часть строящегося жилья отдавали нуждающимся гражданам. Но мы живем по правилам рыночной экономики и заставить предпринимателей строить социальное жилье не можем. Если человек купил землю, то он имеет полное право строить там жилье и продавать его по рыночным ценам. Есть Предпринимательский кодекс, который защищает права застройщиков, возводимые ими объекты - это их частная собственность.

- Помимо очередников есть еще и огромная армия тех, кто не подпадает под критерии нуждающихся в льготном жилье, но и купить самостоятельно квартиру не может из-за низкой зарплаты. Ваш коллега депутат Даулет МУКАЕВ пытался втолковать это Канату Шарлапаеву, но бесполезно. Как сделать доступным жилье для низкооплачиваемых работников?

- Сегодня лимиты по гос­программам разбирают очень быстро, новых ипотечных программ еще нет. В течение последних четырех лет порядка 9 тысяч семей из числа работающей молодежи получили арендные квартиры. И теперь по условиям программы они должны освободить данное жилье. Молодежь поднимает вопрос, чтобы им дали возможность его приватизировать.

Надо понимать, что в больших городах строить арендные квартиры невыгодно, там нет свободных земель. Поэтому для данной категории граждан, на мой взгляд, нужно разработать отдельную ипотечную программу с благоприятными условиями, чтобы они имели возможность выкупить занимаемые квартиры. Только так мы сможем увеличить количество граждан среднего класса.

Лэйла ТАСТАНОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Астана

Поделиться
Класснуть

Свежее