6721

Гореть идеями о лучшем будущем

Статья “О бедной науке замолвить словечко” (“Время” от 21.4.2021 г.) вызвала большой резонанс в научных кругах. Сегодня мы предоставляем возможность высказать по этому поводу свое мнение председателю комитета науки Министерства образования и науки Жанне КУРМАНГАЛИЕВОЙ.

Гореть идеями  о лучшем будущем

“...Или впадает в Балхаш, лошадей в Казахстане едят, наука - важная движущая сила экономики. И если наука бедная, то и государству - беда. Дабы не быть беде, нельзя подпускать к гос­управлению людей моложе 45 лет. Единственным плодом изысканий ученого, получившего бюджетные деньги, должно быть “общее удовлетворение от самого процесса”. Также “нельзя отдавать на экспертизу за границу научные проекты, снабжать ими иностранных ученых, так как это вопросы национальной и экономической безопасности”. “Авгиевы конюшни проблем в науке - дело рук исключительно нынешней команды МОН, которая за полтора года не узнала имена Ландау, Капицы, Жаутыкова, Сахарова, Мамытбекова и Кусаинова!” - таково вкратце содержание недавнего материала “О бедной науке замолвить словечко”, с заголовком которого я была абсолютно согласна!

Казахстанскую науку действительно стоит пожалеть, если ВСЁ, что может сделать обладающий законодательной инициативой, состоявший не далее как полгода назад в рабочей группе по внесению изменений в закон о науке сенатор, видный ученый и опытный госуправленец - это лишь “замолвить словечко” из общих мест, очевидных истин, воинствующего эйджизма, тоски по “железному занавесу” и личных выпадов...

Но поскольку мы в МОН не только культивируем, но и работаем сообразно концепции слышащего государства президента страны, мы решили разделить бескорыстную боль авторов за развитие казахстанской науки, но по существу.

Сначала о “болях”, которые мы никак купировать не сможем. Во-первых, это возраст до 45 лет “многочисленных чиновников-функционеров от науки и образования”, в котором, как уверены авторы, “невозможно даже теоретически управлять наукой, так как требуются не только знания, но и опыт”.

Неловко даже напоминать общеизвестный факт, что Галуа и Паскаль совершали свои выдающиеся открытия в возрасте, в котором сегодня запрещается смотреть фильмы, - 16+. Как и то, что относительно молодые ученые руководили целыми коллективами, создавали научные школы - Эрнест Резерфорд, те же Ландау и Капица. Михаил Ломоносов в 44 года учредил мою альма-матер - МГУ. А Каныш Имантаевич САТПАЕВ возглавил Академию наук Казахской ССР в 47 лет. Что касается госуправления, то позволю себе напомнить, что наш Елбасы, сам возглавивший кабинет министров в 40 лет, за годы Независимости вырастил с младых ногтей не одно поколение молодых управленцев. Плеяда болашаковцев в своей основной массе тоже еще не достигла 45. Обратимся к мировому опыту. Джон Кеннеди был избран президентом США в 44 года, а Джо Байден - в 78. Какая разница, сколько человеку лет, если он разбирается в своем деле? В качестве местной анестезии могу лишь сказать, что мне 52.

Вторая “боль” связана с введением с 2020 года требований о наличии у научных руководителей публикаций в качественных научных журналах за последние пять (!) лет. Научный руководитель - это главный человек, который определяет, на что будет тратиться грант, какая зарплата будет у каждого члена группы и т. д. И мы не настаиваем исключительно на публикациях в зарубежных журналах. К ним приравнены статьи в журналах из списка ККСОН, патенты, акты внедрения, монографии, даже сборники архивных документов! Разумеется, что в качестве минимально обязательного, но не единственного результата научного исследования за счет бюджета должны быть публикации в качественных индексируемых изданиях. Наряду с этим результатами прикладных исследований должны стать новые технологии, методики, программное обеспечение, научно-технические, опытно-конструкторские и опытно-промышленные разработки, географические, геологические, сейсмические и другие карты, новые материалы, вещества, оборудование, препараты, средства, протоколы лечения и другие, которые должны быть верифицированы охранными документами, актами внедрения, рекомендациями по внедрению, лицензионными соглашениями, заявкой на проект коммерциализации.

“Надо ли говорить о том, что для истинного ученого оформление публикации по результатам исследований не самое главное на фоне общего удовлетворения от самого процесса научного исследования, приносящего конкретную пользу производству, экономике, обществу”, - утверждают авторы статьи.

Увы, надо говорить! Пока ученый занимается исследованиями за деньги налогоплательщиков, он обязан отчитываться о конкретной пользе для науки и общества, которую приносит (или способна принести) его работа. И для начала ему нужно убедить в этом научное сообщество. Довольно часто звучит, что в развитых странах не обращают внимания на публикационную активность ученых. А знаете, почему? Просто публикации для них - это норма.

Нам не нужно изобретать свой особый путь развития науки, мы должны стать полноправной частью открытой мировой науки, не культивируя интеллектуальный провинциализм. Также принято считать, что не нужны публикации для прикладных направлений науки. Тогда почему же в мире наибольшее количество научных публикаций имеют представители именно этих направлений? Более 30% всех статей в журналах с импакт-фактором Web of Science приходится на такие направления, как Engineering (12%), Chemistry (11%) и Materials Science (8%). Публикация научных статей и уровень наукометрических показателей не самоцель. Цель - повышение реального уровня отечественных научных исследований, финансируемых из бюджета.

“Хотелось бы спросить у нынешнего руководства МОН: являются ли учеными, заслуживающими гранта по казахстанским нормативно-правовым актам и инструкциям, такие личности, как Ландау, Зубов, Капица, Жаутыков, Александров, Сахаров, Жолдасбеков, Ершин и многие другие, если их научные исследования вообще не публиковались в открытых научных журналах, так как они были засекречены?.. На наш взгляд, нынешнее руководство даже не все перечисленные имена знает”, - пишут авторы.

Положа руку на “Критику чистого разума” любимого Канта, признаюсь: даже мы, неотесанные обскуранты из комитета науки, знаем, что у любого из вышеперечисленных светил, даже участвовавших в секретном атомном проекте, легко можно найти целый список трудов в открытом доступе в ведущих научных изданиях СССР и мира. Общеизвестно, что без открытых публикаций Нобелевский комитет не присуждает свои премии. Так, Нобелевская премия была присуждена в 1962 году Л. Ландау “за пионерские исследования в теории конденсированного состояния, в особенности жидкого гелия”, а не за “общее удовлетворение” от занятий физикой.

Поэтому да простят нас все желающие получать от науки только “общее удовлетворение”!

“Финансируется не то, что нужно для экономики, а то, что соответствует бюрократическим требованиям”.

Мало кто знает, что средства из РБ на науку выделяются не одному МОН, хотя принято считать, что за науку отвечает исключительно наше ведомство, но еще девяти министерствам. Это министерства сельского хозяйства, труда и социальной защиты населения, экологии, геологии и природных ресурсов, здравоохранения, культуры и спорта, энергетики, индустрии и инфраструктурного развития, цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности, торговли и интеграции. К примеру, из 39 млрд тенге, выделенных на программно-целевое финансирование науки в 2021 году, на долю МОН приходится 15,8 млрд тенге, или 40%.

Кроме того, согласно закону о науке, решение о финансировании того или иного проекта принимается национальными научными советами, которое обязательно к исполнению госорганами. В целом по результатам конкурсов в текущем году МОН финансирует 1160 научных исследований казахстанских ученых по десяти приоритетным направлениям на общую сумму 56,7 млрд тенге. В их числе 317 проектов на сумму 17,6 млрд тенге молодых ученых до 40 лет. Наиболее крупными грантополучателями на 2021-2023 годы являются КазНУ (7,7 млрд тенге), ЕНУ (3,2 млрд тенге), Назарбаев Университет (3,2 млрд тенге), КазНИИТУ имени Сатпаева (2,6 млрд тенге), Национальный центр биотехнологии (2 млрд тенге). Полагаем, эти институты сами ознакомят авторов с результатами своей работы по завершении исследований.

Кроме грантов МОН финансирует научно-технические программы, направленные на решение конкретных научно-технических задач. На 2021-2023 годы это такие задачи, как разработка вакцины и лекарственных средств от коронавируса; укрепление биологической, сейсмической, водной безопасности; улучшение качества воздуха в городах Нур-Султане и Алматы; научная оценка степени засоления почв и деградации сельскохозяйственных угодий.

Кроме того, это научные исследования постковидного синдрома; разработка новых технологий лечения онкологических заболеваний, противораковой терапии; разработка “зеленых” технологий и развития альтернативной энергетики; разработка кадастра животного мира и растений для сохранения генетического разнообразия; изучение современных демографических, миграционных и урбанизационных процессов; научное обеспечение перехода казахского алфавита на латиницу, политической и правовой реабилитации жертв политических репрессий 1930-1950 годов, подготовка нового академического издания истории Казахстана и многие другие.

По поручению президента Касым-Жомарта ТОКАЕВА в прошлом году приобретены 419 наименований современного оборудования для научных институтов МОН. Средства на модернизацию выделены на нынешний и последующие годы.

“Постоянного штата научных работников на сегодня в НИИ прак­тически не существует. А так называемого базового бюджетного финансирования едва хватает на оплату коммунальных услуг и зарплату персонала”.

Авторы прекрасно знают, что даже при наличии огромных средств и воли эта проблема нерешаема до тех пор, пока не будут внесены изменения в п. 2 статьи 25 закона о науке. Именно в ней четко прописано, какие расходы включает базовое финансирование. Заработной платы ученых там нет. А раз нет, финансирование незаконно.

Заботясь о стабильности материального положения ученых, президент страны К. Токаев на заседании НСОД 27 мая 2020 года поручил увеличить и расширить объемы базового финансирования, а также решить вопросы прямого финансирования научных институтов, занимающихся фундаментальными исследованиями. В этой связи МОН при поддержке Минфина в конце прошлого года в рамках работы над законопроектом о внесении изменений в законодательство о науке вносило свои предложения по изменению статьи 25. И у одного из инициаторов этого законопроекта и члена рабочей группы в сенате Едила МАМЫТБЕКОВА были все возможности разрубить гордиев узел проблем науки. Но, увы, не случилось.

Теперь МОН само разработало изменения в базовый закон, основным из которых является включение в базовое финансирование заработной платы ведущих ученых и стабильное финансирование научных организаций, занимающихся фундаментальными исследованиями, как поручил глава государства. Надеемся, что депутаты поддержат научное сообщество.

Также большие надежды мы возлагаем на разрабатываемый программный документ по развитию науки, концептуальные основы которого мы обсуждали всю весну с участием более тысячи ученых, а вчера встречу более чем с тремя сотнями ученых с прямой трансляцией в социальных сетях провел министр образования и науки Асхат Канатович АЙМАГАМБЕТОВ.

Цель документа - формирование конкурентоспособной научной экосистемы и увеличение вклада науки в социально-экономическое развитие страны.

Людей науки сегодня в стране около 22 тысяч. По сути, население одного Жанатаса или Тобыла.

Невзирая на все социально-экономические трудности созидания новой страны, у нас сохранились сильные научные школы, маститые ученые, взросла потрясающе одаренная молодежь.

Много ли стран в мире производит сегодня собственную вакцину против коронавируса? Пять. И среди них - Казахстан. И это только один из даров Независимости нашей страны.

Сейчас стало чуть ли не хорошим тоном, чествуя ребенка за выдающиеся успехи, посадить у входной двери его родную маму, взахлеб утверждая, что дитя обязано своим успехом исключительно добрым заграничным дядям и тетям, но отнюдь не генам, воспитанию, обучению и хлопотам матери-родины!

…Мое поколение помнит и пережило многое. Не забуду, как в сентябре 1993 года на свою первую заработную плату, которая едва умещалась в большом пакете с ручками, я купила… одну футболку. Остановленные заводы, шахты и фабрики, стылые школы и больницы, клубы и библиотеки, костры в размороженном Кокшетау и получающая ежедневно топливо с колес Усть-Каменогорская ТЭЦ зимой 1996-го, невыплаты пенсий, пособий, зарплат, ожесточенные митинги о судьбах будущего Казахстана… До науки ли было?

Именно поэтому я прекрасно понимаю истоки, причины 0,12% от ВВП бюджета науки и сокращения более чем вдвое научного круга. Системные проблемы нашей науки начались не сегодня, и связаны они были в первую очередь с экономикой, становлением нового государства. Это нелегко нагнать. Но цель поставлена, есть огромная поддержка руководства страны, есть четкое видение профильного госоргана, есть поддержка большинства научного сообщества.

…Когда-то за науку шли на костер, мы же предлагаем всем, в том числе и авторам, гореть идеями о лучшем будущем и делом приближать торжество науки Казахстана.

Жанна КУРМАНГАЛИЕВА, председатель комитета науки Министерства образования и науки, қазақстанның еңбек сіңірген қайраткері, Нур-Султан

Поделиться
Класснуть

Свежее