10754

Сократить не приумножая

Кто пойдет “под нож”? Уволят ли армию начальников, которых, по словам экспертов, приходится по три на одного исполнителя?

Сократить не приумножая

В Казахстане грядет шестая попытка за последние 10 лет сократить чиновников (к этой теме с высокой трибуны обращались в 2010, 2012, 2014, 2015 и 2019 годах, но статистика показывает, что госслужащих от этого меньше не становилось, да и до реализации часто дело не доходило). Однако глава Агентства по делам госслужбы (АДГС) Анар ЖАИЛГАНОВА в интервью газете “Время” уверяет, что на этот раз порыв будет успешным и даже через полгода после урезания штатная численность клерков не прирастет, как это было раньше.

- Казахстанцы сильно сомневаются, что госаппарат к 2021 году сократится на четверть. В нашей стране после каждой такой попытки через какое-то время смотришь - опять та же самая численность госслужащих. Где гарантия, что на этот раз ужать казахстанскую бюрократию получится?

- Это прямое поручение президента, и, безусловно, оно будет выполнено! Сокращение общих лимитов численности госслужащих будет закреплено в указе президента. Сейчас его готовит правительство, в нем четко будет прописано, что в этом году госаппарат будет оптимизирован на 10 процентов, а в следующем - на 15. Это нормативное урегулирование, и оно не позволит руководителю госоргана самостоятельно раздувать свой штат, потому что он будет ограничен новым общим лимитом! Поэтому такого не будет, что сокращение отзовется новым приростом госслужащих.

И пока в этот указ президента не будет внесено изменение, в министерствах не смогут увеличить штат ни на одну единицу. Ну если уж будет такая необходимость, в жизни всякое бывает, тогда этот указ надо будет менять, обсуждать, а конкретному руководителю госоргана обосновать, зачем ему это необходимо.

Честно говоря, утверждение, что штат госслужащих в Казахстане постоянно раздувается, некорректно, так как увеличение численности в одном госоргане или создание новых госорганов происходит за счет перераспределения имеющегося штата других госорганов. Например, формирование новых агентств по стратегическому планированию и реформам, а также по защите и развитию конкуренции проводится за счет передачи штатных единиц действующих гос­органов. Если они были в составе Миннацэкономики, то просто перейдут оттуда, и таким образом общая численность госаппарата не увеличится. Или вот мы - раньше было АДГСПК, а теперь стало Агентство по делам госслужбы и Агентство по противодействию коррупции, большая часть перешла в АПК, остальные - к нам.

- Информация о грядущем сокращении очень скупая. По какому критерию будут сокращать людей: по возрасту, опыту или будут проводить какую-то аттестацию?

- Да, вы абсолютно правы, этот вопрос нормативно не урегулирован. Каждый руководитель госорганов будет самостоятельно определять должности, подлежащие сокращению в пределах лимита. И это логично, поскольку именно он отвечает за поставленные перед госорганом задачи и должен иметь возможность формировать состав персонала. И естественно, руководители оставят профессиональных, компетентных и эффективных сотрудников.

А еще в каждом госоргане есть отраслевые департаменты, у нас в агентстве это департамент госслужбы, департамент контроля в сфере госслужбы и департамент контроля в сфере госуслуг. И должности, задействованные в отраслевой деятельности госоргана, надо сохранить. А вспомогательные службы - содержание зданий, бухучет, проведение госзакупок - можно оптимизировать посредством централизации. У себя в агентстве мы уже давно централизовали финансовый и юридический департаменты. Многие финансовые и судебные вопросы 17 территориальных департаментов решаются через центр.

Кстати, Трудовым кодексом определено, что не подлежат сокращению беременные, матери, имеющие детей до трех лет, а также сотрудники, которым до пенсии осталось меньше двух лет.

- А будут ли исключения для многодетных или закредитованных сотрудников?

- Нет, на кредиты или многодетность смотреть не будут, все будет зависеть только от эффективности кадров.

- А что с молодыми специалистами, которые только поступили на госслужбу? Их первыми “под нож”?

- Я против практики, когда сокращают недавно принятых на работу сотрудников ради того, чтобы не платить им выходное пособие. Оно выплачивается сокращаемым служащим только при наличии стажа госслужбы не менее трех лет. В чем вина молодого специалиста? Может, у него зарубежное образование, может быть, он лучше, чем те, кто сто лет в обед работает и не хочет перестраиваться. И если такого сократить из-за того, что у него недостаточно опыта, у него тогда на всю жизнь останется негатив к госслужбе! По крайней мере, я могу обещать, что у нас в агентстве этого не будет точно!

- Какая работа будет предложена освобождаемым госслужащим? Согласятся ли “белые воротнички” стать строителями, ремонтниками по “Дорожной карте занятости”?

- На тяжелую физическую работу вряд ли, хотя в жизни всякое бывает, конечно. Но я хочу подчеркнуть, что в этом году сокращение пройдет безболезненно, потому что 8,5 процента из 10 сокращаемых будут обеспечены за счет незаполненности имеющихся и потенциальных вакансий. Многие это неправильно воспринимают, как будто мы не хотим сокращаться. Нет, просто я исхожу из интересов людей. Не знаю, про госслужащих говорят разное, почему-то их не любят. Почему мы все думаем, что это какая-то неприкасаемая каста? Это же не так. Это те же члены нашего общества, живут на одну зарплату, у них тоже есть семьи, дети, которых надо водить в садик и школу, у многих из них ипотечные кредиты. Поэтому мы будем очень стараться минимизировать реальное сокращение людей, чтобы не допустить роста безработицы.

Я с акиматами разговаривала, почти у всех есть вакансии, за счет чего они людей сохранят. Только вот в Кызылординской области - у них маленький процент вакансий - будут искать сокращаемым госслужащим работу в подведомственных организациях. Я хочу подчеркнуть, что это уже не госслужба. Вот акиматам легче всего в этом плане, у них много подведомственных организаций.

Потом госорганы совместно с уполномоченным органом по труду примут меры по переподготовке госслужащих - может, кто-то захочет заняться предпринимательской деятельностью или станет участником реального сектора экономики. На госслужбе люди очень компетентные, имеющие опыт работы в разных сферах. это экономисты, юристы, инженеры, педагоги, работники сельского хозяйства, медики... Все они с высшим образованием, а некоторые из них имеют несколько дипломов и являются выпускниками зарубежных вузов. И я полагаю, что большинство госслужащих будет востребовано на рынке труда!

- Кто-нибудь исследовал, насколько оптимален у нас корпус начальников, их заместителей и советников? По данным некоторых экспертов, в нашей стране на одного сотрудника приходится три бастыка…

- Нет-нет, у нас на одного начальника приходится четыре сотрудника в центральных госорганах и по два исполнителя - в селах. Сегодня доля руководящих должностей среди административных служащих корпуса “Б” составляет 26 процентов. Сюда входят все руководящие должности, начиная с цент­ральных госорганов и до аппаратов акимов сельских округов. Не так уж и много. При этом доля помощников и советников не превышает одного процента от общей численности должностей корпуса “Б”.

Кстати, хочу отметить, что госслужащие сельского уровня - а их около 14 тысяч - под сокращение не подпадают. В селах, наоборот, не хватает управленцев.

- Сокращая, будете ли вы учитывать кадровую ситуацию в каждом госор­гане индивидуально? Например, про МЧС - вчерашний КЧС - всегда говорят, что не хватает спасателей, пожарных. Так, может, им, наоборот, надо увеличить штат?

- Я повторюсь, каждый руководитель гос­органа будет сам решать, кого сокращать. Сегодня МЧС выделилось из МВД, и новый министр забрал необходимое количество людей, которое ему нужно. Я думаю, что если этого количества служащих не будет хватать, то он сам поставит вопрос перед главой государства. МЧС и два новых агентства - по стратегическому планированию и реформам, а также по защите и развитию конкуренции - только сформировались, поэтому в них, наверное, сокращения не будет.

Все другие ведомства обязаны обеспечить 10-процентное сокращение в этом году и 15-процентное в следующем, потому что это прямое поручение главы государства. Меньше - нельзя, больше - может быть. Например, Министерство юстиции недавно поднимало вопрос, что они уже сократились на 30 процентов, и просило, чтобы это засчитали им, они уже перевыполнили план.

- Оставшимся после сокращения чиновникам президент обещал поднять зарплаты. Насколько? И будет ли решена проблема маленьких зарплат в низовом звене (специалисты, ведущие специалисты), где получают по 60-80 тысяч тенге?

- С 1 июля 2021 года во всех госорганах внедрят новую систему оплаты труда, основанную на факторно-балльной шкале (ФБШ). Эта система с 2018 года в пилотном режиме внедрена в нашем агентстве, Мин­юсте, акиматах Мангистауской области, Нур-Султана, Алматы и Шымкента. Напомним, что ФБШ делится на две части - стабильная, твердая зарплата плюс бонусы. А бонусы - это переменная часть, которая зависит от результата работы. Такая система мотивирует госслужащих. В качестве источников финансирования рассматриваются средства, которые будут высвобождены по итогам двух сокращений госслужащих.

ФБШ в пилотных госорганах показала свою эффективность. Почему? Потому что раньше разрыв между зарплатами в регионах и центре составлял 70 процентов, а сейчас разрыв всего 10 процентов. И ФБШ, между прочим, очень сильно помогает именно административным госслужащим нижнего звена. Особенно это заметно на региональном уровне, где зарплаты исполнительского звена на уровне области повысились на 67 процентов, на районном уровне - на 101 и в селах - на 106 процентов. Это благодаря ФБШ. В этом году, даст бог, мы до конца года выдадим сотрудникам бонусы за 2019 год. Они всегда выплачиваются в текущем году по итогам работы за прошлый год. Конечно, госслужащие обижаются, что они до сих пор их не получили, но у нас же нет бюджета. Мы постоянно должны ходить за этим в Миннацэкономики и Минфин. Ну, я думаю, в этот раз на РБК они поддержат.

- Значит, сокращение людей произойдет после того, как масштабируют ФБШ?

- Нет, это все будет одновременно. В следующем году к 1 июля мы должны сократить госаппарат на 15 процентов и с 1 июля должны внедрить повсеместно ФБШ.

- Не планируете ли вы перевести часть госслужащих на постоянную удаленку, работу из дома? Такой опыт был во время ЧП, и тогда госмашина не заглохла.

- Мы совместно со Всемирным банком провели опрос среди 37 тысяч госслужащих по Казахстану, и большинство из них высказались за то, чтобы и дальше работать дистанционно. Во время карантина 80 процентов госслужащих нашего агентства сидели на удаленке, 20 процентов только в офисах. Теперь мы планируем с ноября внедрить на постоянной основе гибкий график. Часть сотрудников нашего центрального офиса будет полдня в офисах, а оставшиеся полдня работать из дома, а вместо них в офисы придет другая половина сотрудников, которая до обеда работала из дома. Почему нельзя полностью перевести на удаленку? Потому что всем сотрудникам нужно пользоваться принтером, сканером, отправлять бумаги в АП, другие госорганы, а дома таких возможностей нет.

При этом наши сотрудники из центрального подразделения с ноября будут сидеть не в привычных кабинетах, а в новой творческой атмосфере, располагающей к креативу. Мы сейчас переформатируем 13-й этаж, он будет выглядеть как офисы госорганов Дании и Швеции, я специально изучала их опыт. Там все офисы открытого типа, когда имеется большое рабочее помещение, в котором все работники сидят за столами с небольшими перегородками, еще есть небольшое количество закрытых переговорных комнат, коучинг-центр и комната отдыха с кофе-машиной. Мы уже перекрасили стены в жизнерадостные оттенки - салатовый, голубой - и приготовили постеры-мотиваторы. Это чисто скандинавский стиль. Сотрудники будут больше креативить, меньше уставать, у них будет повышаться работоспособность. Президент же сказал, что госслужащие не должны быть безликой массой, они должны быть инициативными. Но как они будут такими, если им условия не создавать? Мы не потратили на ремонт ни копейки бюджетных денег, а привлекли средства международных партнеров, и все стройматериалы закупались строго казах­станского производства. У наших госслужащих будет новый подход к рабочему месту. У каждого будет свой ноутбук и планшет, с которыми они могут сесть за любое рабочее место. То есть столы не будут прикреплены к конкретным работникам. Кстати, забыла сказать, что сейчас Минтруда разрабатывает законопроект, который регулирует гибкий и дистанционный режим работы.

- Что еще вы намерены предпринять, чтобы сделать госслужащих свободными, инициативными и оригинально мыслящими?

- По крайней мере, у нас в агентстве кадры совсем не зажатые. А что касается креатива, я сама призываю и прислушиваюсь ко всем предложениям. Мои сотрудники, наоборот, говорят, что раньше было построже, потому что финпол же сидел, АПК, а сейчас мы гражданская организация, поэтому они абсолютно свободно себя чувствуют. Я даже иногда думаю, что слишком распустила.

- А что госслужащие в других министерствах и акиматах? Они работают как будто в режиме военного времени, шаг в сторону - расстрел. Больше похожи на роботов…

- Мы должны сами показать всем пример, как уполномоченный орган в сфере госслужбы. А потом я надеюсь, что министры тоже переформатируют своих сотрудников. Я когда с министрами разговариваю по кад­ровым вопросам, они сами очень свободны. Все-таки большинство же молодые. Вот Даленов молодой, Цой, Жамаубаев, Асхат Аймагамбетов молодой совсем, Багдат Мусин вообще креатив на креативе! 

Для справки

- По данным АДГС, за последние 15 лет (2004 - 2019 гг.) средняя штатная численность госслужащих составляет 99 тысяч человек.

- Наименьшая численность зафиксирована в 2010 году - 90 тысяч (после единовременного сокращения штата на 15 процентов).

- Резкое увеличение количества госслужащих в 2013 году до 98 тысяч связано с разаттестацией отдельных должностей правоохранительных органов (таможенные органы, финпол, прокуратура, гражданская защита). То есть рост численности обусловлен не увеличением штата сокращенных госорганов, а переходом сотрудников иных категорий в разряд административных служащих.

- В период с 2013 по 2020 год численность госорганов находилась в пределах 97-99 тысяч человек, а за последние несколько лет наблюдается постепенное сокращение штата (2018 г. - 98,7 тысячи, 2019 г. - 97,4 тысячи, 1-е полугодие 2020 г. - 97 тысяч).

Тогжан ГАНИ, Нур-Султан

Поделиться
Класснуть