4700

Эпоха реформации

О “богатом” наследстве, которое бывший глава МОН оставил бедному образованию

Эпоха реформации

Уже после своей - вместе со всем прежним правительством - отставки Ерлан САГАДИЕВ признался: самое яркое его достижение - парад детских оркестров. Так и сказал в интервью Tengrinews: “Из всего, что сделано, я наиболее горд за парад. Уже в прошлом году были очень красивые и интересные шествия, которые поднимают дух и объединяют, заставляют нас гордиться нашими детьми!” И тут возникает вопрос: и это - все?! Неужели больше ничего важного не сделал на своем посту наш бывший министр, чтобы им могли гордиться наши мальчишки и девчонки, а также их родители? Прежде чем ответить на этот непраздный вопрос, стоит вспомнить, как все начиналось.

Ерлан САГАДИЕВ

Всё задумано до вас

Министерство образования и науки Сагадиев возглавил 10 февраля 2016 года, а 1 сентября 2016 года учиться по “обновленке” начали все первоклассники страны. Ну вот, скажет кто-то, пошел ведь процесс, заработали реформы! Давайте честно: с Сагадиевым или с кем-то другим это бы все равно произошло. Не знаю, что должно было случиться, чтобы внедрение обновленного содержания образования в очередной раз отложили - слишком долго мы к этому готовились.
О том, что учиться по-новому наши дети начнут именно в 2016 году, было известно как минимум за полгода до назначения магистра экономических наук и бышего кефирного магната главой МОН. Вот что говорил его предшественник Аслан САРИНЖИПОВ на республиканском совещании педагогов в августе 2015 года:
- В этом учебном году начинается апробация в 30 пилотных школах, в следующем учебном году (то есть как раз в 2016-м. - О. А.) на обновленное содержание перейдут все первые классы республики... К переходу на новое содержание образования мы шли давно - с 2004 года в ста школах республики был организован эксперимент...
И перешли. Да, при Сагадиеве перешли. Но готовились-то к этому 12 лет! Куда дальше тянуть? Понятно, что от фигуры министра зависели ответы на многие вопросы. Включая главный: как именно будет внедряться реформа? А с этим в МОН как раз и возникали проблемы: не все шло так же хорошо, как было написано в программе перехода на обновленное содержание образования. Зато, если судить по отчетам и пресс-релизам МОН, все (или почти все) и всегда (за редкими исключениями) было хорошо. Реформа успешно внедрялась, школы переходили на новый уровень, учителя-предметники ударными темпами осваивали английский язык, дети учились анализировать, делать выводы, применять знания, а не просто зубрить, считать и писать.
Да, хорошее было. К примеру, пятидневка (хотя здесь повезло не всем). Или решение обсуждать и презентовать учебники заранее (принятое после громкого и затяжного скандала с учебником “Русский язык” для 5-х и 7-х классов). Наконец, попытка принять учитывающий проблемы учителей закон “О статусе педагогов” (но и здесь, как уже сейчас ясно, не все пошло так, как хотелось бы). И тем не менее чем больше детей переходило на “обновленку” (через год, 1 сентября 2017 года, по этой программе учились не только первые и вторые классы, вскоре к ним добавились пятые и седьмые параллели), тем сильнее нарастало недовольство в обществе.

Родительская горячка

Большинство из тех, кто не принял реформу (а это не только мамы с папами, но и многие педагоги), заняли такую позицию не потому, что мечтают, чтобы их дети в XXI веке писали пером при свете лучины, заучивая постулаты марксистско-ленинской теории. Я, конечно, утрирую, но в выступлениях чиновников и общественных защитников “нового курса” Минобра порой читалось: не доросли, недооценили, не разобрались. Наверное, дело не в ностальгии по советскому прошлому или в отсталости, тем более что многие из тех, кто сегодня водит своих детей в младшие классы, уж точно получали аттестат зрелости не в СССР, а в независимом Казахстане. В вузах потом учились и по миру ездили. Словом, не хуже чиновников понимают: систему образования нужно менять.
Так откуда же неприятие сагадиевских реформ? По моему скромному мнению, участники процесса образования (школьники, их родители и сами учителя) поначалу просто не понимали смысла и принципов действия важнейших нововведений. Одно “критериальное оценивание” чего стоит! В 2017 учебном году все, кто перешел на новую программу, вместо привычных контрольных начали писать СОРы и СОЧи (думаю, сейчас уже не нужно объяснять, что это такое). А тогда... С чем это едят? Как оно работает? Как теперь готовиться?.. Выплывали все вместе, по ходу разбираясь в том, что ж это за комбинации из трех букв.
Неужели нельзя было подготовить к этому учителей (когда чуть позже я готовила материалы по этому поводу, радетели критериального оценивания мне возражали: “Мы готовили!” Но почему опять все пошло кувырком?), заранее объяснить все родителям и детям, дать время привыкнуть к нововведениям? Примеров немало, но самый показательный, наверное, внедрение трехъязычия.

За тремя языками погонишься...

Это тема, вокруг которой за три года сломали столько копий, будто бились не за стандарты школьного образования, а как минимум за Трою. Причем опять же критиковали не собственно трехъязычие, а то, как оно внедряется. Приведу несколько цитат.
В ноябре 2017 года, рассматривая бюджет на последующие три года, сенаторы усомнились: “Смогут ли учителя после прохождения языковых курсов владеть достаточным уровнем английского, чтобы преподавать на этом языке?” (Эти же сомнения терзали экспертов и журналистов, моих коллег, которые не раз выступали в нашей газете.)
Буквально через месяц депутат мажилиса Ирина СМИРНОВА высказывала аналогичные сомнения: “Преподавание на английском языке, на котором учитель не то что думать, а даже изъясняться на бытовом уровне не сможет, не будет эффективным. Такие предметы, как физика, химия, биология, даже на родном языке не все ученики усваивают в полном объеме. В десятых классах только 10-15 процентов учеников владеют английским языком на (должном) уровне. А что делать с остальными учениками?” Ну очевидно же! Любой эксперт да и просто здравомыслящий человек с этим согласятся. При этом звучали такие цифры: в 2016-2017 годах из республиканского бюджета на программу по внедрению трехъязычного обучения выделено более 11 миллиардов тенге. В бюджете на 2018-2020 годы предусмотрено уже около 19 миллиардов. Дальше - больше?
Последний запрос, касающийся внедрения трехъязычия, я отправила в МОН в ноябре прошлого года. Интересовалась, каков уровень знаний тех педагогов, которые уже прошли подготовку. Вот что мне ответили:
“Согласно статистическим данным (в Казахстане. - О. А.), учителей химии, физики, биологии и информатики 34 561 человек. Министерством за два года (2016, 2017) обучено 12 337 (35,7%) учителей. Из них: 8385 (24,2 процента) овладели уровнем английского языка А2 (говоря более привычно, базовым уровнем Elementary. - О. А.). 3952 (11,4 процента) учителя - уровнем В1, В2, С1, С2 и имеют право преподавания предмета на английском языке. В 2018 году обучено 7518 (21,8 процента) учителей с уровнем А2. В1 обучаются согласно графику на курсах до уровня В2”.
Да, у кого-то из педагогов уже была языковая база, кто-то прошел не один, а два курса, но изучить английский за три месяца (или даже пусть за полгода) так, чтобы потом свободно рассказывать восьмиклассникам про катализ...
А между тем “количество пилотных школ, внедряющих преподавание предмета на английском языке, составило 3372 (из них 764 полное погружение) и с элементами - 2608 школ (когда на английском преподается не четыре, а один или два предмета по выбору администрации учебного заведения. - О. А.)”. Это еще одна цитата из ответа на мой запрос.
А теперь займемся элементарной арифметикой.
В Казахстане чуть более семи тысяч школ. В половине из них уже внедряется трехъязычие. Спрашивается: кого хотим обмануть? Бесспорно, любой родитель будет счастлив, если его ребенок в совершенстве овладеет тремя языками. Всем нам нужно к этому стремиться. Но тут, как говорится, лучше не спешить, чтобы никого потом не насмешить.
“Я говорил, что трехъязычие должно быть нормой. Наши дети - это дети планеты. Они учатся во всем мировом пространстве... Педагог, владеющий английским языком, преподающий физику, математику и химию - это сколько надо его учить? А наше министерство поставило задачу уже завтра прям взять и всем учителям начинать преподавать. Ну приглашают их на три месяца, обучают… Кто математику на английском языке будет преподавать за три месяца обучения?! А на это тратятся огромные деньги! Эта задача остается. И МОН был на правильном направлении и в отношении вузов вел правильную политику, но все должно быть разумно и разъяснено людям, для чего, когда и почему”.
Эти слова Нурсултана НАЗАРБАЕВА, сказанные буквально на минувшей неделе, как нельзя лучше объясняют главную причину отставки Ерлана Сагадиева.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА и с сайта liter.kz, Алматы

Вместо P.S. Англосаксы (к которым Ерлан Кенжегалиевич, по его собственному признанию, скоро поедет доучиваться в Гарвард) имеют на этот случай шикарный империтив: Slowly but surely (торопись не спеша). Вот чему стоило бы поучиться г-ну Сагадиеву. И, откровенно говоря, не ему одному.

Поделиться
Класснуть