1820

Пенсионный возраст казахстанцев, прикладной бакалавриат и безработица - три составляющие одной проблемы

Трудные решения

До этого все прежние министры труда и соцзащиты населения твердили, что пересмотр пенсионного возраста граждан не актуален. И тут на тебе - оказывается, уже актуален! О том, что эта “тема стоит на повестке дня, будем обсуждать”, заявил в минувший четверг вице-премьер Ералы ТУГЖАНОВ, отвечающий в правительстве за социальный блок. В связи с чем, как этот вопрос будет решаться? Мы попытались внести свою лепту в злободневную тему с учетом нынешних и ожидаемых реалий на... рынке труда.

- Вопрос будет обсуждаться. Вопрос непростой, объективно говоря. Мы учитываем международный опыт, который не говорит в целом о снижении. В реальной ситуации, о которой сейчас вы говорите, эту тему поднимают не только шахтеры (и работники других вредных, опасных профессий. - Т. Г.). Сегодня поднимают этот вопрос и матери, имеющие детей-инвалидов. Поэтому будем обсуждать, - сказал Тугжанов, отвечая на вопросы журналистов о том, будут ли снижать пенсионный возраст.

- Что касается (всех. - Т. Г.) женщин, сегодня фактически средний пенсионный возраст - на уровне 60-61 года. Поэтому тема стоит на повестке дня. Будем обсуждать, - добавил вице-премьер.

А теперь обратимся к статистике: 453,1 тысячи безработных насчитывалось в Казахстане в минувшем апреле. Уровень безработицы, по официальным данным, составил 4,9 процента.

Между тем в конце прошлого года доля NEET (молодежи, которая не работает и не учится) в общем числе граждан в возрасте от 15 до 28 лет составила 6,9 процента. С учетом того, что в декабре 2021 года в Казахстане насчитывалось 3 741 083 человека этой возрастной категории, получается, что безработными из них были чуть больше 172 тысяч.

При этом, согласно опять же официальным данным, 1 186 100 человек указанного возраста не работали по причине очной учебы. Причем на начало 2021/2022 учебного года насчитывалось 575,5 тысячи “старых” студентов вузов, к которым добавились 159,8 тысячи “новых”, включая первокурсников.

К чему эти цифры? К внедрению так называемого прикладного бакалавриата в вузах. Напомним, с подачи Минобразования и науки специалистов-практиков с высшим образованием отныне будут готовить всего за два - два с половиной года (сейчас бакалавры учатся как минимум четыре). Захочет студент получать образование дальше - пожалуйста, нет - пойдет работать и при желании одновременно сможет продолжить учебу (см. “А молодым везде будет дорога?”, “Время” от 30.4.2022 г.). Выглядит, согласитесь, и заманчиво, и привлекательно.

Но нетрудно сообразить, что при двукратном сокращении сроков обучения скорость появления вчерашних выпускников на рынке труда тоже возрастет в два раза. Куда они пойдут работать? Будут ли для них рабочие места? Снова обратимся к цифрам. По данным Мин­обра, сейчас каждый год только вузы оканчивают порядка 300 тысяч человек - молодых специалистов. А ведь есть еще выпускники колледжей и те, кто после школы вообще не пошел никуда учиться, но вышел на рынок труда. Между тем по состоянию на 1 января этого года на крупных и средних предприятиях страны количество вакантных мест составляло всего 46 170!

В такой ситуации нужны срочные пути решения проблемы занятости молодежи. Об этом откровенно высказалась вскоре после своего второго пришествия на пост главы Минтрудсоцзащиты Тамара ДУЙСЕНОВА, к слову, авторитетный специалист в этой сфере. На наш взгляд, необходимы не просто срочные, а даже какие-то решительные и нестандартные меры наряду с набором привычных типа создания новых рабочих мест.

Вот парламентарии от различных партий не раз поднимали в своих выступлениях и депутатских запросах, адресованных членам правительства, вопрос снижения пенсионного возраста казах­станцев. Эксперты возражали: со временем вырастет доля пенсионеров относительно работающего населения, увеличится нагрузка на бюджет и так далее. А мы в одной из публикаций еще два с половиной года назад предлагали рассмотреть более гибкую схему - предоставить людям предпенсионного возраста возможность выходить на заслуженный отдых раньше официального срока (см. “Полный пенсион”, “Время” от 28.10.2020 г.).

Допустим, ввести такое правило: выходишь раньше срока на пенсию - получаешь ежемесячно только выплаты с личного накопительного счета в ЕНПФ, а уже после достижения пенсионного возраста к ним добавляются и положенные платежи от государства. Нагрузки на бюджет - никакой. Наверное, понадобятся пороги минимальной достаточности пенсионных накоплений, чтобы предоставлять гражданам право на досрочное пользование ими. Но государство, надо думать, изрядно поднаторело в этом вопросе.

- Насколько предлагаемая нами схема жизнеспособна? - с этим вопросом мы обратились к экономисту Айдархану КУСАИНОВУ.

- Та модель, которую вы предлагаете, уже, в принципе, действует. Сегодня, если пенсионные накоп­ления позволяют, можно перестать работать и в 45 лет: все, что выше порогового уровня, перевести в аннуитет и пользоваться этими деньгами.

- Но ведь аннуитетных платежей недостаточно для того, чтобы нормально жить.

- Тогда не выходите досрочно на пенсию по собственному желанию.

- Как вы предлагаете сокращать безработицу, если “старики” не будут давать дорогу молодым?

- В тех условиях, которые у нас сейчас есть, все эти проблемы так не решаются. Вот человек в 58 лет говорит, что, мол, устал, болен и хочет на пенсию. Но его же никто на работе не держит, он волен уйти! Ан нет! Он вынужден работать, чтобы деньги зарабатывать. А на самом деле эти заявления о снижении пенсионного возраста - это просто намек, чтобы ему раньше стали выплачивать пенсионные: “Я не буду работать, а вы мне платите”. Естественно, на это государство пойти не может. Поэтому вопрос понижения пенсионного возраста - тупиковый. И варианты досрочного доступа к пенсионным деньгам - это тоже не выход, потому что, как правило, у таких людей маленькие пенсионные накопления.

- И как же решать проблемы?

- Во-первых, их не порождать. Например, не сокращать сроки бакалавриата. Во-вторых, должен быть комплексный подход, поскольку это не локальные проблемы. Путем внесения изменений в пенсионное законодательство, равно как и сокращением времени образования, ее не решить. А у нас государство, решая проблемы локально, глобально их усугубляет. Решение проблем - только в плоскости изменения экономической политики. Пора перестать накладывать заплатки. Но у нас государственная экономическая мысль работает только в этом направлении.

- Как изменить экономическую политику?

- Нужно обеспечить конкурент­ные преимущества для обрабатывающей промышленности. Проблема - в неравновесности внутренних цен и цен на импорт. При той комбинации цен, которые у нас существуют, что-то производить эффективное в стране невозможно. А когда это невозможно, будет расти безработица или непроизводительный труд: базары, курьеры и так далее.

У нас стараются решить последствия, а не причины. К примеру, курс тенге удерживается интервенциями. Но если вы удержали курс заниженным, вы не дали развиваться отечественной экономике. А значит, вы снизили пополнение бюджета, еще и заплатив из бюджета. Или вот: пообещали премии на тенговые депозиты, чтобы они не пошли в доллары, но премии на депозиты выплачиваются опять-таки из бюджета. Эти пластыри только множат проблемы.

Или решение проблемы доступа к жилью за счет пенсионных. 100 тысяч человек использовали пенсионные накопления, а цены на жилье взлетели для 8 миллионов. То есть государство сделало жилье еще более недоступным. Но оно не намерено останавливаться и собирается сделать еще и льготную ипотеку. То есть мы тушим пожар бензином! И с прикладным бакалавриатом ровно такая же история. И конца этому, увы, не видно.

К сведению

В Казахстане пенсионный возраст женщин последние несколько лет - с 1 января 2018-го - ежегодно повышается на шесть месяцев и в 2027 году должен достичь утвержденной ранее планки в 63 года (в этом году он составляет 60 с половиной лет). Раньше этот возраст составлял 58 лет. Мужчины же имеют право выйти на пенсию после 63 лет.

Тогжан ГАНИ, Нур-Султан, Руслан БАХТИГАРЕЕВ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Между прочим

О праве выбора

Небольшое замечание к сказанному Айдарханом Кусаиновым. Точнее - поправка.

Действительно, достигшие 45-летнего возраста граждане вправе оформить аннуитет при наличии на их индивидуальных счетах в ЕНПФ необходимой для этого суммы.

Но! Ежемесячные платежи (то есть своего рода пенсию) от выб­ранных ими страховых компаний они начнут получать только при достижении 55 лет. Да, сразу после заключения договора клиент может рассчитывать на выплату ему компанией единовременного бонуса (в размере ориентировочно от 10 до 15 процентов от суммы аннуитета), но это, согласитесь, трудно назвать пенсией.

К слову, есть особенности заключения аннуитета у работников вредных производств.

И потом. Возвращаясь в сегодняшней публикации к идее предоставить казахстанцам именно предпенсионного возраста (а это сейчас никак не 55 лет, а ближе к 60 годам) право досрочного выхода на пенсию, мы не утверждаем, что наше предложение решит проблему безработицы. Но в совокупности с другими мерами это, быть может, позволит ослабить проблему занятости в молодежной среде в связи с введением прикладного бакалавриата?

Или вице-премьер Ералы Тугжанов совершенно опрометчиво, ошибочно заявил, что в правительстве намерены обсуждать вопросы пенсионного возраста граждан? Вряд ли. Такими словами разбрасываться чревато. Скорее это сигнал обществу, признание того, что тема пенсионного возраста - не популистская в нынешних реалиях. На мой взгляд, она очень тесно переплетается не только с проблемой рабочих мест, но и с состоянием здоровья всей нации, в особенности старшего поколения. И откуда ему быть, этому здоровью, если более половины казахстанцев, по словам главы государства, живут менее чем на 50 тысяч тенге в месяц.

Наиль ИШМУХАМЕТОВ, Алматы

Ссылки по теме:

“Этот неизменный пенсионный возраст”, “Время” от 15.6.2021 г.

“Безработная - министру: Как нам жить дальше?”, “Время” от 21.4.2022 г.

Поделиться
Класснуть