23852

От тюрьмы не зарекайся

Бывший курсант Костанайской академии МВД Аргын КУАНДЫКОВ уже отсидел свой срок после аварии, совершенной летом 2018 года. Но до сих пор надеется на пересмотр приговора и мечтает служить участковым в родном селе Северо-Казахстанской области.

От тюрьмы не зарекайся

О том, что значит оказаться не в том месте не в то время, Аргын Куандыков теперь хорошо понимает на собственном опыте. Июльской ночью на неосвещенной сельской дороге перед его “ауди С4” внезапно оказалась женщина на велосипеде. Что заставило ее пуститься в путь глубокой ночью на стареньком велосипеде без светоотражающих элементов и как она ориентировалась на проезжей части в темноте без фонарика, неясно. Столкновения избежать не удалось.

- Я переключился на ближний свет фар - навстречу ехала машина, и вдруг справа появилась женщина на велосипеде, - вспоминает Аргын. - Я даже не успел затормозить, она ударилась о лобовое стекло с моей стороны, стекла посыпались. Я выскочил, подбежал к ней, положил в машину, поехал в больницу. Приезжаю, говорю фельдшеру: я женщину сбил, помогите! Через несколько минут мне сказали, что она умерла. Мы вызвали полицию, и всю эту ночь шли экс­пертизы, опросы.

Экспертиза показала, что водитель был трезв, а женщина пьяна. Дальше последовало длительное расследование, которое имело все шансы зайти в тупик: свидетелей нет, исходных данных, для того чтобы ответить на главный вопрос, мог ли Куандыков предот­вратить столкновение, недостаточно.

Не внес никакой ясности даже следственный эксперимент. Хотя с его помощью удалось определить, что, двигаясь со скоростью 60 км/ч, при ближнем свете фар водитель может заметить велосипедиста на расстоянии 35,5 метра. Оставалось определить, можно ли успеть затормозить или объехать.

В своем заключении от 5 ноября 2018 года эксперт Георгий ГАЛОЧКИН написал, что “определить техническую возможность избежать наезда путем экстренного торможения не представляется возможным”. Зато месяц спустя в рамках дополнительной экспертизы он все-таки нашел способ решить эту задачу. Правда, в качестве исходных данных взял расстояние не 35,5 метра, как показал следственный эксперимент, а 60 метров, полученные им расчетным путем. В своем втором заключении Георгий Галочкин написал уже однозначно: “Водитель располагал технической возможностью предотвратить наезд на велосипедиста”. Перемену своих выводов на прямо противоположные эксперт с обезоруживающей искренностью объяснил в суде тем, что “захотел помочь следствию”.

Аргына Куандыкова суд признал виновным в нарушении ПДД, повлекшем по неосторожности смерть человека, и приговорил к двум с половиной годам лишения свободы. Два миллиона тенге взысканы в пользу потерпевшей в счет компенсации морального вреда. Не доучившись всего пару месяцев, курсант Куандыков был отчислен из Академии МВД. И больше двух миллионов тенге - возмещение государству за годы своего обучения - несостоявшийся полицейский выплачивает весь последний год, а должен еще больше миллиона.

Впрочем, выводы эксперта Галочкина вызвали сомнения у суда апелляционной инстанции. Была назначена комиссионная судебная экспертиза. Столичные эксперты подтвердили, что расстояние видимости получить расчетным путем невозможно, его можно определить лишь с помощью следственного эксперимента. Эксперт БАТЫРШИН заявил суду, что “согласно всем расчетам водитель не смог бы уклониться от столкновения”. В заключении также отмечено, что “у велосипедиста было больше времени избежать столкновения (свет фар, шум приближающейся машины и т. д.). Однако женщина не приняла мер предосторожности, так как находилась в состоянии алкогольного опьянения, в то время как у водителя был дефицит времени”. Но тем не менее приговор был оставлен без изменений.

Год спустя, весной 2020-го, Аргын Куандыков освободился условно-досрочно. А через пару месяцев в судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда представление направил его председатель Жакип АСАНОВ: “В силу презумпции невиновности… обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и должен быть подтвержден достаточной совокупностью доказательств”. И 28 июля 2020 года в кассационной инстанции приговор районного суда и постановление коллегии Северо-Казахстанского областного суда были отменены.

- Я поверил в справедливость! - восклицает Аргын. - У меня буквально выросли крылья. Я увидел, что судьи действительно хотят разобраться. Да, эта женщина умерла от удара о мою машину, и этого я не оспариваю. В конце концов, я не сбежал ночью с места происшествия, привез ее в больницу, рассказал следствию все честно, как было. Но вместе с этим я имею право, чтобы это дело рассматривали всесторонне, по закону, учитывая все нюансы. И получив это постановление судебной коллегии Верховного суда, я почувствовал силы бороться дальше.

А дальше предстояло еще одно рассмотрение дела в областном суде. И здесь первую скрипку вновь играл уже знакомый Куандыкову эксперт Григорий Галочкин, а суд основывал решение на его выводах, сделанных еще в 2018 году. По сути, новое постановление областного суда повторяет предыдущие. Аргын Куандыков признан виновным по той же части 3 статьи 345 УК. Но при этом изменен срок отбывания наказания! Вместо двух с половиной лет - полтора года. Ни больше ни меньше. И ровно столько уже провел в тюрьме Аргын Куандыков.

- За эти два года я видел разное: и абсолютно формальное отношение, и желание разобраться, и попытки подогнать под ответ, и докопаться до сути. Поэтому я все еще не теряю надежды на то, что правовая оценка будет дана. Это еще не конец, я буду обращаться в Генеральную прокуратуру, - полон решимости Аргын. - Сейчас я вынужден был уехать из родного Тайыншинского района на запад. Работаю торговым представителем, но не оставляю мечты стать полицейским! И если мне удастся все-таки восстановить свою репутацию, первое, что я сделаю, восстановлюсь в академии.

Ульяна АШИМОВА, фото из личного архива Аргына КУАНДЫКОВА, Петропавловск

Поделиться
Класснуть

Свежее