7777

Вернуть нельзя оставить

Что делать с детьми, которые дистанционно учатся в зарубежных школах?

Вернуть нельзя оставить

Месяц назад, 18 января, вступили в силу поправки в закон “Об образовании”. Одна из них касается обучения в иностранных дистанционных школах. Если ребенок гражданин Казахстана и находится на территории страны, он обязан получать основное образование здесь. Иначе говоря, быть прикрепленным и посещать местную школу. Мы уже подробно разбирали это ново­введение (см. “Кто прав, а кто обязан?”, “Время” от 4.2.2021 г.), но снова возвращаемся к теме, и, думаю, не в последний раз.

Сейчас и МОН, и родители, отстаивающие право своих детей учиться там, где они считают нужным, ушли в подполье. Но это вовсе не значит, что одна из сторон сдала свои позиции. Думаю, каждая ждет, кто же первым начнет действовать.

Однако даже партизанская война не может длиться вечно. Вопросов-то меньше не становится. Будут ли наказывать родителей, которые откажутся переводить своих детей в казахстанские школы из иностранных, и как? Могут ли разрешить тем, кто уже перевелся, не возвращаться? Как быть с теми ребятами, которые несколько лет отучились в американских или немецких школах, где совершенно другие программы? Я хотела задать эти вопросы представителям Министерства образования и науки, но увы. Может, хотя бы после этой статьи выйдут на связь? Пока говорим с экспертами и пытаемся найти выход из ситуации.

Дать право выбора

Выпускник Кембриджского университета, руководитель центра анализа проблем образования ProBilim Analytics Нурмухаммед ДОСЫБАЕВ считает, что Минобру, несмотря на щекотливость ситуации, нужно сесть за стол переговоров с родителями, которые добиваются отмены скандальной поправки.

- В Англии, где я учился, даже иностранцы, длительное время пребывающие в стране, обязаны зачислить своих детей в школу. Там строго наказывают родителей, чада которых прогуливают занятия. В Европе в целом соблюдению прав подрастающего поколения уделяют пристальное внимание.

В этих странах не первый год наблюдается процесс старения населения, и каждый ребенок на вес золота. Из-за нехватки человеческих ресурсов Европа вынуждена привлекать мигрантов и тратить огромные деньги на то, чтобы они и их дети интегрировались в общество. Представьте, сколько усилий нужно в это вложить. Поэтому европейцы очень ценят своих детей и делают все, чтобы они, если можно так сказать, росли качественно.

Кто-то скажет, что у нас много детей - население Казахстана увеличивается. Но для девятой по территории страны в мире нужно как минимум 30 миллионов населения. Поэтому на самом деле у нас немного детей, но относимся мы к ним так, будто все наоборот. Это касается и отношения к проблемам бытового насилия, и качества образования, которому, на мой взгляд, государство уделяет недостаточно внимания.

Я считаю, что в Казахстане нужно построить три тысячи школ, чтобы все дети могли учиться с утра до вечера, там же посещать кружки, секции. Для этого надо подготовить педагогические кадры. Если государство сделает это, родителям не нужно будет искать альтернативу где-то за рубежом. Ведь сейчас они переводят своих детей в иностранные школы от безысходности. Почему-то Мин­обр опускает этот момент, напоминая лишь о том, что все дети должны получить образование.

Министерство не может признать наличие серьезных проблем в образовании (это ведь его сфера ответственности) и разрешить учиться в иностранных школах. А если так, нужно вводить жесткие запреты. Но замалчивание и отсутствие информации ни к чему хорошему не приведут. Люди ищут ответы на свои вопросы, пишут петиции, пытаясь привлечь внимание к своей проблеме. Министерству нужно начать с ними диалог, какой бы неудобной для него ни была ситуация. Нужно разговаривать и вместе с обществом решать эти проблемы.

- Что делать? Искать компромисс или, наоборот, действовать жестко?

- Конечно, искать компромисс. Сейчас Минобр говорит, что нужно вернуть детей в те самые школы, откуда в свое время их забрали. Но в этом нет логики. Я считаю, что в закон “Об образовании” нужно внести изменения, которые

позволили бы официально числиться сразу в двух школах - казахстанской и иностранной. В нашей дети будут сдавать экзамены по основным предметам в выпускных классах, а фактически обучаться могут в тех зарубежных школах, которые они выберут сами. На уроки они не ходят, но ведь знания получают. Если ребенок нормально сдает экзамены в нашей школе, что мешает выдать ему документ о получении среднего образования казахстанского образца? Дайте людям право выбора и проработайте это в законе.

Создать международную дистанционную школу

- Что можно, когда поправки в закон уже приняты? - рассуждает президент Казахской ассоциации экспертов образования Гульнара АБИШЕВА. 

- Если честно, ситуация кажется мне очень сложной, но выход искать нужно. С чего начинать? Я убеж­дена, что первым делом Министерству образования необходимо получить, а потом представить заинтересованной общественности достоверную статистику, касающуюся количества детей, обучающихся в дистанционных школах за рубежом. Направить запросы коллегам в других странах, собрать эту информацию по школам внутри Казахстана - ведь там, как правило, знают таких детей.

Но делать это нужно в конструктивном ключе, не наказывать директоров, которые в силу обстоятельств (ведь раньше закон не трактовал этот пункт однозначно) отдавали родителям документы своих учеников, понимая, что их переведут в дистанционные зарубежные школы. Работать министерство может параллельно с независимыми аналитиками. Если мы будем знать цифры, станет понятен масштаб проблемы.

- Но решать ее нужно сейчас, ведь по новым требованиям детей должны вернуть в школы.

- Я против любых насильственных методов. Считаю, что нужно создавать международную образовательную платформу, которая объединит ведущие, самые популярные у нас иностранные дистанционные школы. Инициатором должен стать именно Казахстан. Поверьте, сделать это можно буквально за пару месяцев. Мир во время пандемии стал более открытым, люди готовы к сотрудничеству.

Какой я вижу эту школу? Казахский язык, историю и географию Казахстана могли бы преподавать наши учителя, а все остальные предметы - наши лучшие и иностранные преподаватели. Это обмен опытом для учителей и возможность выбора для учащихся. Конечно, платформа будет платной, но ведь она и рассчитана на тех родителей, которые уже отдают определенную сумму за образование своих детей. Выдавать будут аттестат казахстанского образца, поскольку наша страна - основатель этой школы.

Когда я говорю, что детям нужно дать возможность учиться и в иностранных школах, меня обвиняют в непатрио­тизме. На самом деле я патриот, потому что радею за знания и качественное образование. И, в конце концов, что нам мешает объединиться и выработать решение, учитывая интересы каждого?

Приостановить на несколько лет

- Несколько недель назад я встречалась с министром Асхатом АЙМАГАМБЕТОВЫМ, когда он приезжал в Алматы. Мы обсуждали разные вопросы, в том числе и запрет, касающийся обучения детей в иностранных дистанционных школах, - рассказала нам уполномоченный по правам ребенка в Казахстане Аружан САИН. 

- Я представила свою позицию: считаю, что сначала нужно поднять уровень образования в стране, а потом прибегать к ограничительным мерам. Поэтому я просила его приостановить внедрение этой поправки и ввести ее в действие через какое-то время. Например, через три года.

Сейчас сложно точно сказать, сколько времени займут реформы, которые должны положительно повлиять на качество образования - повышение квалификации и заработной платы педагогов, изменение программ, работа над содержанием учебников и т. д. Это ключевой вопрос. Если мы его решим, люди не будут искать другие пути для обучения своих детей.

- Министр прореагировал на вашу просьбу? Пообещал что-то?

- Какой-то однозначной реакции не было. Он выслушал без комментариев.

Оксана АКУЛОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее