6331

Алматы - это не музей

О точечной застройке, восстановлении зданий в центре и облике Алматы. Эксклюзивное интервью c главным архитектором города Алмасханом АХМЕТЖАНОВЫМ

Алматы - это не музей
ЖК “Столичный центр”.

- Кто и как определял границы центральной части города? Почему они именно такие?

- Исторический центр определяется количеством зданий и сооружений определенного периода постройки. Раньше он не был конкретизирован. Сейчас же, когда идет корректировка генерального плана (развития города Алматы. - О. А.), это произошло. Мы провели анализ, взяли историко-архитектурный план Алматы и на его базе установили границы.

- Давайте поговорим об ограничении точечной застройки центра, о которой недавно заявил аким Бакытжан САГИНТАЕВ. В центре Алматы снесли и понастроили столько, что, в общем-то, и единого облика у города уже нет. Вам не кажется, что это решение принято слишком поздно?

- А что в центре построено? Единственный проблемный объект, который у всех на устах, - это “Столичный центр”.

- Единственный? То, что приходит в голову сразу и только из тех объектов, которые появились относительно недавно: жилой комплекс возле Арбата, в районе улиц Жибек жолы - Наурызбай батыра - Желтоксан...

- Ну, это то, что уже построено. Мы же не сможем с этим ничего сделать.

- Вы же спрашиваете: “А что мы построили в центре?” Вот я начала перечислять…

- Сколько таких объектов?

- Много. Полно жилых комплексов.

- Но они появились до того, как начали поднимать вопрос о застройке в центре. И это не точечная, это комплексная застройка.

- Но застройка! И именно в центре города. Поэтому я вас и спросила: город сохранил исторический облик?

- Есть ансамблевая застройка. Ее и нужно сохранить. У нас много пустырей, на которых могли появиться жилые комплексы. Аким хочет вернуть прежний облик Алматы.

- Разве можно вернуть тот облик, которого уже нет?

- А какого облика нет?

- Еще раз: в центре множество новых объектов…

- Чтобы теперь в центральной части города не исчезали знаковые объекты, мы и вводим нормы по запрету точечной застройки. Я понимаю, вы задаете мне этот воп­рос, чтобы меня спровоцировать.

- Я хочу не спровоцировать, а узнать ваше мнение как архитектора.

- Все, что осталось, нужно сохранить. Это задача номер один. Да, облик менялся, но тогда это была смена эпох. Мы не в первый раз это проходили. Да, “Столичный центр” появился, где-то что-то снесли. Это плохая практика, но чтобы она не продолжалась, мы и вводим новые правила.

- И все-таки: не поздно ли?

- Начинать никогда не поздно.

- Вы почти двадцать лет в управлении…

- На руководящей должности два года.

- И тем не менее вы работали в управлении архитектуры и градостроительства, следили за тем, что происходит. Не обидно было видеть, как постепенно исчезали какие-то объекты?

- Мне было жалко, когда снесли бывший кинотеатр “Октябрь”. Он связан с моим детством. Но времена менялись, кинотеатр потерял свое функциональное назначение - там было казино, потом ночной клуб, в итоге собственник решил построить на этом месте ЖК. Эту территорию мы не сможем вернуть и восстановить - дома уже на уровне девятого-десятого этажа.

- Вы ведь около десяти лет были заместителем руководителя управления архитектуры. Не могли на это повлиять?

- Но тогда строительство уже шло - это долгострой. Раньше не было потребности в такой политике (ограничения застройки в цент­ре Алматы. - О. А.). Хотя предпринималось несколько попыток ввести соответствующие регламенты.

- Сколько объектов в исторической части Алматы можно восстановить? У акимата есть конкретный план?

- Мы сейчас проводим анализ. Пока в списке четыре объекта: три можно восстановить точно, один (по улице Калдаякова в районе парка 28 гвардейцев-панфиловцев) под вопросом. Перечислю три объекта, которые можно восстановить. Четырехэтажный дом на пересечении улицы Кабанбай батыра и проспекта Назарбаева. Он был деревянным, хорошо помню, что там работал магазин. Думаю, его нужно восстанавливать с точки зрения градостроительства. Тогда в этом месте сложится законченный архитектурный ансамбль.

Пустырь на пересечении проспекта Назарбаева с улицей Кабанбай батыра.

- Как вы будет это делать? По чертежам, точь-в-точь так, как было раньше? Или вернете только фасад, а внутри это может быть совершенно другое здание, построенное из современных материалов?

- Фасад, на 95 процентов соответствующий тому, что был ранее, а само здание новое. Это же не музейный объект, чтобы полностью воспроизводить его в прежнем виде. Будет он жилым домом или станет объектом социального назначения? Все возможно. Проведем переговоры с застройщиком, если он не согласится (работать на тех условиях, о которых идет речь. - О. А.), город сам будет решать эту проблему. Сейчас разрабатываем правила застройки центра, требования к модернизации и восстановлению исторических зданий. Чтобы было понимание, как должна проводиться подобная работа.

- Какие еще объекты могут быть восстановлены?

- Здание по улице Панфилова, южнее улицы Толе би. Бывший магазин часов по проспекту Абылай хана (между Жибек жолы и Гоголя).

- Опять же, это то место, где хорошо видно, как менялся облик Алматы. Гостиницу “Жетысу” после реконструкции не узнать. Я понимаю, что раньше там не было каких-то выдающихся объектов, но вот пример того, как в центре появляются здания - да, современные, но смотрятся они как чужеродный элемент.

- Старый фасад гостиницы прак­тически невозможно было восстановить, конструкция претерпела серьезные изменения, их нужно было усиливать в соответствии с современными требованиями. Решение принималось пять-шесть лет назад. Сейчас у нас нет соответствующих правил модернизации и застройки. Мы их и вводим, чтобы даже к тому зданию, которое не является памятником архитектуры (гостиницу исключили из этого списка, мы повлиять на это не могли), но находится в центральной части города, относились бережно. Хотим ввести ограничение этажности застройки в центре города. Количество этажей я вам назвать не могу, пропишем эти нормы в метрах.

Всего в центре 36 участков, на которых могло начаться строительство. Где-то дома уже возводят, и мы не сможем ничего сделать. Есть спорные участки и такие, которые железно нужно изымать. Например, на пересечении проспекта Достык и улицы Казыбек би, напротив парка (28 гвардейцев-панфиловцев. - О. А.). Есть участки, которые находятся внутри дворов - там были дворовые клубы или домоуправления.

- Сколько денег может уйти на выкуп?

- Пока я не могу ответить вам на этот вопрос. Оценку еще не проводили. Еще одно желание - выправить все фасады. Вы знаете, что мы сейчас обсуждаем дизайн-код? В этом документе определено, как должны выглядеть здания. Закончили проектную документацию по “трем богатырям” (три высотных дома по проспекту Достык, фасады которых планируют привести в порядок. - О. А.). Да, фасад изменится, но он будет приближен к оригиналу. Работы проведем за счет города. Планируем принять дизайн-код и правила, касающиеся исторического центра, точечной застройки, вместе с корректировкой генплана.

- Точечная застройка в районах, не входящих в историческую часть города, будет разрешена?

- Такие вещи будут решаться через определенные процедуры. Мы хотим в правилах формирования архитектурного облика Алматы прописать, каким должно быть расстояние от нового объекта до уже существующих: чем больше в доме этажей, тем больше это расстояние. Определять плотность застройки в зависимости от существующей инфраструктуры. Эти правила будут распространяться на весь город (пока они на стадии проекта). Пусть застройщики расширяют существующие школы, строят новые, отдают часть земли акимату, чтобы эти вопросы решал город.

- Если соблюдать эти нормы, в старых, пусть и не центральных районах города вообще нельзя будет строить ЖК - они не пройдут по нормам. Это реально или это планы, которые никогда не воплотятся в жизнь?

- Это реально. Есть компании, которые строят школы.

- Не так часто. Количество домов и школ несоизмеримо, и вы это прекрасно знаете.

- Мы как раз и хотим выравнять эту ситуацию. Чем больше застройщик возводит квадратных метров, тем больше он должен обеспечить ученических мест. Отрабатываем механизм, чтобы его внедрить.

- Не получится ли так, что вы начнете внедрять эти правила, к вам придут представители строительных компаний - люди с деньгами и влиятельными хозяевами - и скажут: “Это нереальные условия, давайте будем пересматривать их в сторону упрощения”?

- Для этого мы ввели другое понятие: проведение общественных обсуждений. Все правила, о которых я говорю, будем обсуждать с людьми.

- И тогда застройщики не смогут на акимат повлиять?

- Я вижу, что в каждом вопросе вы ищете коррупционную составляющую.

- Где есть большие деньги, там всегда есть коррупционная составляющая.

- Для чего мы делаем правила? Это защита интересов граждан и обеспечение стабильности того же бизнеса. Нужно найти консенсус, чтобы не ущемлять прав ни тех, ни других.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть