10117

Обжалованию не подлежит!

Верховный суд поставил жирную точку в деле ученого-ядерщика Галымжана МАМЫТБЕКОВА, разработки которого сделали нацкомпанию “Казатомпром” лидером добычи урана в мире.

Обжалованию не подлежит!

Известного химика, обладателя национальной премии “Золотой гефест” Галымжана Мамытбекова, отсидевшего в неволе почти три года, а затем полностью реабилитированного, вчера снова судили, уже в пятый раз. На этот раз в ВС рассматривался протест генпрокурора страны Гизата НУРДАУЛЕТОВА, который требовал отменить оправдательный приговор.

Чем это грозило ученому? В худшем случае его могли обязать досидеть тюремный срок (возможно, условно), а также выплатить 50 млн тенге истцам.

- Недолго я радовался, опять хотят посадить. Пять лет уже таскают, - с грустным видом сдавал свои вещи в гардероб Верховного суда исследователь Мамытбеков. - Самый большой страх был у моих детей, когда меня отправляли в Верховный суд, потому что 29 января 2016 года я утром отвез в школу младшего ребенка и вернулся только через 2 года 9 месяцев…

Все началось в 2012 году. Следствие заявило, что группа лиц из Института высоких технологий, включая автора разработки по добыче урана Галымжана Мамытбекова, похитила у “Казатомпрома” крупную сумму. Ученому вменили ущерб в 500 млн тенге, но потом сумма снизилась сначала до 83 млн, а затем и до 50 млн тенге. Следствие велось два года, и в январе 2016 года ученого приговорили к восьми годам лишения свободы в колонии общего режима.

После жалобы председателю Верховного суда, в которой исследователь предоставил документальные доказательства своей непричастности к хищению, дело пересмотрели в Алматинском гор­суде. Там срок ученому скостили до 3 лет 6 месяцев. Отсидев на тот момент уже почти три года, его освободили досрочно.

Он подал еще одну жалобу в ВС, после чего дело снова направили в Алматинский горсуд, где Мамытбекова все-таки признали невиновным и полностью оправданным, а в удовлетворении иска “Казатомпрому” отказали.

- Протест генпрокурора - это попытка защитить честь мундира, - объяснил до начала вчерашнего процесса адвокат ученого Толенды БЕКСУЛТАНОВ. - Мой подзащитный уже взыскал материальный ущерб в размере 11 млн тенге, сейчас мы будем ставить вопрос о моральном ущербе и привлечении к уголовной ответственности следователя АБДРАИМОВА, который допустил множество нарушений и вынуждал Мамытбекова оговорить руководителей взамен на свободу. Но за свою порядочность Мамытбеков поплатился сроком. Ну и, соответственно, наказание понесут сотрудники прокуратуры, которые курировали это следствие и поддерживали обвинение во всех судебных инстанциях. Поэтому протест логичен по-своему.

На судебном заседании обвинитель Марат НУРМУХАМЕДОВ зачитал протест генерального прокурора. Протест поддержали юристы “Казатомпрома”, на рудниках которых, кстати, продолжают применять открытия профессора, удостоенные национальной премии.

- “Казатомпром”, являясь потерпевшей стороной, полностью поддерживает прокурорский протест в полном объеме и настаивает на неотвратимости наказания! Просим учесть, что “Казатомпром” является субъектом квазигоссектора и ущерб понесенный можно считать ущербом государству, - выступил представитель нацкомпании Максим САБИТОВ.

Трое судей, недолго посовещавшись в отдельной комнате, огласили приговор, который уже не подлежит опротестованию:

- Постановляем: приговор судебной коллегии по уголовным делам суда Алматинского городского суда в отношении Мамытбекова оставить без изменения, а протест генпрокурора - без удовлетворения. Материалы и причастность Мамытбекова к совершению преступлений не доказаны, - кратко огласил председательствовавший Абдирашид ЖУКЕНОВ.

Из зала пулей вылетели обвинители, а за ними, и с блаженством вдохнув полной грудью, вышли ученый и его адвокат.

- Когда пришел протест генпрокурора, у меня первое сожаление было о том, что я не уехал сразу же из страны. Туда я бы отправился не за хорошей жизнью, а чтобы реализоваться как исследователь. Остальная часть меня особо не интересует - как там живут: богато, бедно - не суть. Какие дальнейшие планы? Буду заниматься исследовательской работой, ни на что другое я не способен, - скромно улыбнулся Галымжан Мамытбеков. - Ко мне поступали предложения о работе, но так как я не был уверен в своем будущем, я на особые контакты не шел. Я вот только с 1 ноября официально зачислен на работу. От различных институтов “Казатомпрома” тоже поступали предложения, но я не хочу там работать.

- Вы сможете реализовать свой потенциал в Казахстане?

- К сожалению, сейчас я не очень уверен, что смогу полностью реализоваться в нашей стране. Но мне надо работать, потому что, пока я сидел в тюрьме, банк выставил мне штраф в 30 тысяч долларов за неуплату ипотеки, а часть участка забрали соседи.

До следствия ученый успел запатентовать 10 своих разработок. Так, он изобрел формулы снижения расхода серной кислоты в 50 раз при добыче урана, а также придумал технологию снижения себестоимости ремонтно-восстановительных работ скважин.

- Именно благодаря этим разработкам “Казатомпром” в 2012 году стал вторым в мире по добыче урана, - добавил адвокат ученого, который сопровождал его с самого начала судебных тяжб.

Тогжан ГАНИ, фото автора, Нур-Султан

Ссылки по теме

“Приговор по оговору” - “Время” от 6.6.2019 г.

“Я зла не держу - мне за державу обидно” - “Время” от 13.6.2019 г.

Поделиться
Класснуть

Свежее