2300

Ой, Вань, гляди, какие клоуны...

Почему Алматы заполняется безвкусными арт-объектами и куда смотрит профессиональное сообщество? С этим вопросом мы обратились к секретарю Союза художников Камилле ЛИ.

Ой, Вань, гляди, какие клоуны...
Алматинское ноу-хау: крашеная бронза.

Количество парковых скульптур в южной столице стремительно растет, а вот мастерство их авторов оставляет желать лучшего. Горожане открыто возмущаются многими, над некоторыми потешаются, интересуются, на чьи деньги происходит это безобразие. Но на улицах появляются все новые и новые “шедевры”.

Камилла ЛИ.

- К сожалению, нас давно уже никто не спрашивает, - печально вздыхает Камилла Витальевна. - У меня такое ощущение, что стране художники больше не нужны и происходит массовое сознательное обол­ванивание населения...

Стоит сразу внести ясность: на изготовление и установку монументальных памятников проводят творческие конкурсы, выдают официальное разрешение, а многие уже установленные берут под охрану закона как представляющие особую ценность. Совсем другое дело так называемая парковая скульп­тура, малые архитектурные формы (МАФ), о которых мы сейчас и говорим. Тут акимат умывает руки и отдает все на откуп частных договоренностей между заказчиком и автором. По крайней мере, так следует из официального ответа чиновников на нашу просьбу рассказать, по какому принципу выбирают и устанавливают эти арт-объекты. Хотя в этом же документе приводится справка по фестивалю городской скульптуры, во время которого было создано и установлено 60 МАФов. Кстати, на проведение фестиваля акимат выделил 189 миллионов тенге. Да и знаменитая белка, вызвавшая столь разные эмоции, тоже была подпитана бюджетом города в размере 15 миллионов тенге. Это нормально и правильно, когда власти создают городское пространство за счет не только бордюров и велодорожек, но и уютных уголков. Плохо только, когда со стороны это выглядит как междусобойчик. Когда втихаря исчезает клумба в Центральном парке и вместо нее появляется верблюд, установленный как подарок от управляющей компании, и вроде как отцы города не в курсе происходящего. Когда на подступах к парку в неработающем фонтане появляется фигура русалки в саукеле, но тоже вроде не придерешься: юридически это посмешище находится на частной территории ближайшего ресторана.

Странное сочетание саукеле и хвоста русалки.

В любом случае эти образцы творческой мысли ставят не злобные инопланетяне - их ваяют товарищи, называющие себя художниками. Поэтому мы и мучаем Камиллу Витальевну вопросом: как же это происходит? В ответ она достает огромный талмуд - проект реконструкции парков - и показывает роскошные современные авторские работы:

- Вот наши бизнесмены тоже думают, что казахстанские скульпторы не способны сделать что-то стоящее, поэтому уже несколько городских скульптур (например, Цоя на улице Тулебаева) делают нам российские авторы. На самом деле проблема в том, что нет прозрачности, нет творческих конкурсов и все решается кулуарно, без экспертной оценки со стороны. Я прекрасно помню, какие споры когда-то были по дизайну многих сдающихся архитектурных комплексов. К нам на заседания приходил Кунаев и тихо сидел в стороне, слушая мнения членов экспертного совета. Сейчас исчезла должность главного художника города, то есть того человека, который мог решать вопросы, связанные с обликом Алматы. Есть комиссия по памятникам, я в ней состою со дня основания, но скажу честно, что сейчас зачастую нас, профессионалов, приглашают уже на стадии подписания бумаг, когда памятник выбран, сделан и почти установлен. И наше мнение ничего решить не может. Например, нам не нравится идея установить скульптуру Кыз-Жибек и Толегена возле оперного театра.

- Вам не понравилось исполнение?

- Дело даже не в этом. Данное пространство уже обжито, сформировано, и не стоит его загромождать. Это еще одна наша болезнь - желание впихнуть побольше. Мы забываем о том, что к общественному пространству надо относиться бережно. Городу, на наш взгляд, нужен воздух. Бывает же так: уместишь в гостиной диванчик, а жить уже негде. Я не говорю о том, что во многих городах вообще не принято что-то трогать или менять в исторической части города, она интересна своей аутентичностью, неизменностью. Вот яркий пример загромождения - улица Панфилова. Прекрасная идея разбилась о реалии. Слишком много там появилось коммерческих киосков, объектов, аттракционов для детей. Людям уже остается мало места для прогулок. Та же история с оперным. Ну негде там ставить скульптуру! Но ее поставят. На горожан обрушивается лавина парковых и городских арт-объектов очень сомнительного качества. И даже если это создается на частные деньги, мы не должны забывать, что таким образом демонстрируем культурный уровень страны, народа, общества. Конечно, легче поставить фигню, чем делать все по технологии и руками профессионалов. Но нас скоро погребет эта лавина бездарных работ.

Эту скульптурную композицию, кажется, делал студент-первокурс­ник. Нарушены пропорции, позы неестественны.

- Но делают-то их дипломированные скульпторы?

- Мы не знаем, кто их делает, но можем понять и авторов: люди хватаются за любую работу, готовы делать то, что хочет заказчик, и по самой дешевой технологии, пренебрегая многими производственными этапами. Поэтому я и говорю, что нужен взгляд со стороны, возможность выбирать, а не договариваться между собой.

- Что вы скажете про жуткие скульптуры спортсменов из искусственной травы? Это тоже без ведома акимата произошло?

- Мы много раз задавали подобные воп­росы, но не получали на них ответа. Такого рода объекты делают из натуральной зелени, а собранные из искусственного газона, они смотрятся нелепо. Но еще раз повторяю: мы зачастую только охаем от ужаса. Например, все знают знаменитый фонтан “Знаки зодиака” возле Академии наук. Обратите внимание, что сейчас фигуры животных покрасили жуткой коричнево-золотистой краской.

- Зачем? Они облупились?

- Это бронза, она не может облупиться. Видимо, благородная патина кем-то воспринималась как грязь. Но это все равно, что знаменитые фонтаны Петергофа взять и покрасить. Надо предложить им наше казахстанское ноу-хау... - шутит Камилла Витальевна.

- Почему ничего из этого альбома не было использовано? Ведь реконструкция парков так и не доведена до конца.

- Да, нас прямо трясли, просили сделать эскизы побыстрее, проект понравился, нам даже обещали, что Союз художников будет отслеживать его воплощение, но на этом дело и закончилось. Идея тематических скверов так и не была реализована. В результате все зеленые пространства у нас одинаковые, типовые. Поэтому у меня и возникает ощущение, что происходит специальное оболванивание, формирование дурного вкуса. Наверное, тогда проще обращаться за советами к иностранным специалистам. Ведь еще за несколько лет до приглашения Яна ГЕЙЛА наш замечательный дизайнер Тимур СУЛЕЙМЕНОВ со своей командой сделал проект реконструкции центра Алматы. Детальный. Причем он создавался людьми, понимающими особенности климата, менталитета, традиций города. Но этот серьезный труд остался невостребован. Гораздо проще оказалось платить за советы приглашенному “эксперту”, который сообщал нам прописные истины.

Над стариковским личиком младенца долго смеялись.

- Неужели невозможно достучаться до чиновников?

- Три месяца назад мы написали открытое обращение по поводу памятников и садово-парковых скульптур и отправили его в администрацию президента, Министерство культуры и спорта, приемную партии Nur Otan, акиматы крупных городов, где говорили о необходимости создания правового поля, возможности отслеживать эти процессы. Сейчас даже монументальные работы оказываются не защищены - яркий пример ситуация в Таразе с памятником Жамбылу. Чем местные власти не устроил чугунный памятник, отлитый лучшим казахстанским скульптором Хакимжаном НАУРЫЗБАЕВЫМ, непонятно. Общественность даже не может получить результаты аудита или какие-то официальные бумаги, на основании которых этот памятник был убран. Вот поэтому я и говорю, что в таких вопросах нужно мнение профессионалов.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Романа ЕГОРОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть