67633

Роман с газом

Дело Кайрата БОРАНБАЕВА, рассматриваемое в Сарыаркинском суде Астаны, получило новый виток - правда, вполне ожидаемый. Главный обвиняемый сам выступил с обвинениями в адрес органов следствия и прокуратуры

Роман с газом

Можно сказать, все к тому и шло. Изо дня в день на заседаниях суда сторона защиты указывала на нестыковки в деле и процессуальные нарушения. Потерпевшей стороне задавались одни и те же вопросы, ставящие под сомнение саму суть выдвинутых обвинений. И вот Кайрат Боранбаев, выступив на очередном заседании, как бы подытожил два месяца слушаний, заявив, что обвинения в его адрес являются не более чем “уродливым искажением действительности”. Он считает, что смог совместно с адвокатами доказать: процесс ничем не обоснован.

“Это была самая обычная сделка”

Говоря о заключении приведшей к возбуждению данного уголовного дела сделки между ТОО “АзияГаз Чунджа” (АГЧ), соучредителем которого он являлся, и АО “КазТрансГаз” (КТГ), Боранбаев подчеркнул, что не считал и не считает ее какой-то особенной. По словам предпринимателя, в период ее заключения, в 2019 году, он в силу работы постоянно находился в командировках - у него более сорока компаний и в двенадцати из них он принимает участие совместно с другими акционерами. Поэтому, когда генеральный директор ТОО “АзияГаз Чунджа” Роман НАХАНОВ объяснил ему суть сделки, Боранбаев подписал документы.

- Я доверяю своим генеральным директорам, - пояснил он суду. - Это нормальная практика. Они управляют компаниями, а я подписываю документы.

При этом, по мнению бизнесмена, нацкомпания поступила совершенно правильно, заключив эту сделку. Он убежден, что контракт с АГЧ дал национальному оператору возможность заработать. Более того, если бы данного экспортного контракта на поставку газа в Китай не было, то “КазТранс­Газ” понес бы убытки, ведь у национальной компании нет иных источников дохода.

- А если компании нужно выйти из убытков, она находит решение, связанное с тем, чтобы иметь дополнительные доходы, - аргументировал предприниматель.

Именно поэтому он не признает иск об ущербе, ведь убытка не понесла ни одна из сторон:

- Нацкомпания приобрела газ на 22 доллара дешевле - это обычная коммерческая сделка. И в результате группа компаний QazaqGaz получила доход в 265 миллионов долларов.

Уже находясь в СИЗО, Боранбаев, по его словам, получал различные записки с предложениями продать тот или иной актив. Одновременно с этим по многим компаниям предпринимателя начались проверки. Поступило также предложение продать весь бизнес, чтобы выйти из изолятора.

Вместе с тем от следователя Алмаса КАБДРАХМАНОВА поступило предложение о процессуальном соглашении. Соглас­но ему предпринимателя должны были выпустить из СИЗО, также были обе­щаны амнистия и условный срок. Как сказал Кайрат Боранбаев, ради блага своих компаний и сотрудников он готов был пойти навстречу следствию. Однако в действительности это никак не повлияло на дело.

Следствие в целом бизнесмен назвал несправедливым, отметив, что оно велось с многочисленными ошибками, а порой документы просто фальсифицировались. В частности, он указал, что среди них фигурирует некий акт “предварительного заключения”, однако в Уголовно-процессуальном кодексе РК такого понятия нет.

- Я обращался в прокуратуру с просьбой обратить внимание на происходящее, но не был услышан, - констатировал Кайрат Боранбаев.

Повторение пройденного

Отвечая после этого на вопросы государственного обвинителя, Боранбаеву пришлось повторять многое из уже сказанного. Например, в своей речи, обращенной к суду, бизнесмен предвосхитил вопрос, обсуждал ли он с Романом Нахановым объемы и цену газовой сделки.

- Я уже говорил: я старался это все восстановить в памяти, тем более это был 2019 год, тогда у нас было очень много проектов, запуск многих проектов, - ответил предприниматель. - Я постоянно был в командировках. Кстати, можете проверить: 2019 год - самый большой по перелетам.

- А обсуждали вы общий объем средств, которые необходимо затратить на совершение данной сделки? - как ни в чем не бывало спросил обвинитель.

- Мне не надо по кругу повторять, я очень хорошо вас слышу и понимаю. Я говорю “нет”! Если вы будете опять по кругу то же самое спрашивать, я вам то же самое скажу. Еще раз повторяю: Роман Балхашевич мне просто пояснил, что есть такая сделка. Он генеральный директор и является одним из акционеров. Почему я не могу ему доверять, скажите?

Следующий вопрос стороны обвинения касался той самой процессуальной сделки о признании вины со стороны Боранбаева. Он пояснил, что, как им уже было сказано, такой вариант обсуждался, но это ни к чему не привело.

- Документ по процессуальному соглашению готовил следователь Кабдрахманов, - сказал предприниматель. - Я и не видел, что это был за документ. По-моему, просто протокол допроса. Как таковые детали мы с ним не обсуждали. Он просто сказал, что есть решение, что я выйду, что мне сократят срок, что я буду не под стражей, и вот, в принципе, все.

Он еще раз подчеркнул, что вины не признавал.

Боранбаев снова заметил, что многое о том периоде ему спустя годы приходится вспоминать заново. Поэтому задержание ввело его в недоумение. Силовики назвали ему только статью, но не обозначили компанию или финансовую сделку, по которой возбуждено дело. По его словам, он двое суток не мог понять, о чем идет речь.

- Когда меня арестовали 15 марта 2022 года, то сказали: вы арестованы по статье 189 части 4 за хищение денежных средств в квазигосударственном секторе, - сказал он. - Когда я спросил: “По какой компании?” - мне не ответили! Потом, на следующий день, я увидел Наханова в самолете, когда нас перевозили в Астану.

О том, что обвинение против него выдвигается по поводу деятельности ТОО “АзияГаз Чунджа”, ему стало понятно только тогда, когда начались первые допросы.

Цену оговорили заранее

Сам Роман Наханов, отвечавший на вопросы государственного обвинителя после Кайрата Боранбаева, подтвердил все сказанное главным фигурантом дела.

В частности, он сообщил, что “АзияГаз Чунджа”, вложив много средств в свое развитие, фактически работала в ноль и это заставило ее прилагать все усилия для заключения дополнительных контрактов:

- Были интересные предложения о покупке газа в “Газпроме” через третьих лиц. Я заинтересовался этим и начал отрабатывать возможность заключения контрактов, направленных на поставку газа в Китай. Сложность заключалась в том, что наша компания была не вправе поставлять газ на экспорт. Это было правом только национальной компании “КазТрансГаз”.

Переговоры завершились подписанием контракта с “Газпром экспортом” на поставку газа в Казахстан и контракта с нацио­нальной компанией “КазТрансГаз” - на его перепродажу. Причем КТГ оговорил цену!

- Во исполнение достигнутых договоренностей 14 июня 2019 года я от имени ТОО “АзияГаз Чунджа” направил в адрес АО “КазТрансГаз” письмо с просьбой рассмотреть возможность приобретения у нас газа в объеме 1,5 миллиарда кубических метров по цене 220 долларов США за тысячу кубических метров, - рассказал Наханов. - 19 июня 2019 года нами получен ответ АО “КазТрансГаз”, подписанный генеральным директором Сулеймановым, о готовности рассмотреть наше предложение о покупке газа на ГИС “Акбулак” в случае достижения договоренности о приемлемой цене на газ, так как предложенная нами цена их не устраивала. 21 июня 2019 года мы направили письмо с предложением рассмотреть механизм определения цены на газ по принципу экспортного нетбэка от границы Казахстана с Китаем с учетом комиссии АО “КазТрансГаз”. Принцип экс­портного нетбэка был в основном выгоден покупателю, так как все риски вариабельности цен ложились на нас, а АО “КазТранс­Газ” не рисковало ничем. Но тем не менее сделка была выгодной, и мы согласились.

По словам Наханова, эти контракты заключались в первую очередь для обеспечения топливом населения Алматинской области, получение прибыли стояло на втором месте.

Наханов также подтвердил, что всеми вопросами по заключению, сопровождению и исполнению договоренностей, как генеральный директор, занимался именно он, Кайрат Боранбаев согласился на сделку, не вникая в детали:

- Боранбаева я ставил в известность о деятельности компании, так как он равноправный участник предприятия, как и я. С ним было, насколько я помню, только несколько встреч по этому поводу.

Презумпция виновности

На вопросе о том, есть ли ему еще что пояснить по поводу этого дела, Наханов не смог сдержать чувств. Ему было что сказать еще.

- В течение всего этого судебного следствия я наблюдаю, как обвинением и судом нарушаются все мои права! - заявил он. - Наши адвокаты пытаются препятствовать этому, но ни суд, ни прокуроры не реагируют и продолжают унижать нас, открыто игнорируя требования закона! Согласно закону прокурор должен доказать нашу вину, мы не должны доказывать свою невиновность. Несколько раз я слышал, как прокурор сказал, чтобы мы доказали свою позицию… А прокуроры не представили никаких доказательств, никаких фактов, ни одной бумажки даже не предоставили о нашей вине. Обвиняя нас в сговоре, не предоставляли никаких данных насчет того, как, где и когда этот сговор произошел. Они должны доказать это. Я заявляю, что никакого сговора не было! Прокуроры свои домыслы и предположения должны доказать!

Он напомнил, что почти год обвинение заявляло о завышении цены на газ, однако, когда в суде стало ясно, что цена была, на­оборот, занижена, в ход пошло утверждение, что… это не имеет отношения к сделке.

- И от какой цены они теперь будут отталкиваться, вменяя нам в вину завышение цены? - спросил Роман Наханов. - Если своп-операции к нашей сделке не имеют никакого отношения, как они сами теперь заявляют. А других коммерческих контрактов с “Газпромом” не было, чтобы сравнить цены. Чтобы сказать, что цена была завышена, надо эту цену сравнить с аналогичной ценой… По делу нет никаких доказательств нашей вины, никакого ущерба нет, все получили только прибыль, а “КазТрансГаз” больше всех заработал на этой сделке.

Арифметика доказательств

В свою очередь на вопросы стороны защиты ответил оперативный сотрудник Агентства по финансовому мониторингу, который и открыл “дело Боранбаева”. Собственно, у него пытались выяснить, чем он при этом руководствовался, какими доказательствами. Однако он отказался называть источник сведений, переданых специалисту для анализа, результат которого, в свою очередь, послужил основанием для ареста Кайрата Боранбаева.

- То есть специалисту для исследования были предоставлены сведения, источник которых в настоящий момент не может быть установлен? - уточнила защита.

- А с чего вы решили, что я вам их предоставлю? - вопросом на вопрос ответил мужчина. - Чтобы потом меня посадили за разглашение госсекретов?

К вопросам подключился и Кайрат Боранбаев. Он поинтересовался у человека, отправившего его на скамью подсудимых: а как следствие вообще определило, что ТОО “АзияГаз Чунджа”, компания, официально занимающаяся газификацией целого казахстанского региона, - это, оказывается, компания-прокладка?

- Ну как определили - имеются взаиморасчеты с “Газпромом”, имеются взаиморасчеты с “КазТрансГазом”, вот и вся логика, - ответил представитель органов правопорядка.

Не менее странным подсудимому казалось и то, что оперативный сотрудник каким-то образом смог всего за одни сутки получить заключение специалиста АФМ, на основании которого тут же арестовал Боранбаева:

- То есть по анализу всего одного вашего работника, капитана по званию, по одному его ответу на акт предварительного заключения, который вы ему направили, и он вам ответил в тот же день, в воскресенье, вы приняли такое решение…

- Да, мы и по воскресеньям работаем, если нужно, - подтвердил представитель АФМ. - Но данный специалист не находится у меня в подчинении, и я никак не мог на него повлиять, если вы хотите сказать, что я как-то все ускорил.

Как бы то ни было, но вопрос о происхождении этого экспертного заключения остался открытым. По причине государственной тайны или по какой-то другой - возможно, это прояснится на следующих слушаниях.

Владислав ШПАКОВ, Астана

Поделиться
Класснуть