13134

Грандиозный марафет

Россиянин Евгений МИХАЙЛОВ заявляет: казахстанские правоохранители беззастенчиво покрывают транснациональную автомафию

Грандиозный марафет

И один в поле воин

О том, что житель Санкт-Петербурга вынужден практически в одиночку противостоять казах­станским мафиози, с конца прошлого года гудят соцсети в Казах­стане и России. Резонанс вызвало его интервью нашей газете (см. “Даже Интерпол бессилен”, “Время” от 4.11.2021 г.). Михайлов нашел угнанную у него Toyota Venza в Алматы и вот уже три года не может ни вызволить свою машину, ни привлечь к ответственности виновных. Мало того, он узнал, что его машина оказалась в собственности замначальника управления криминальной полиции столичного департамента полиции на транспорте МВД Темиржана РАМАЗАНОВА (см. “Извиняться не за что”, “Время” от 2.12.2021 г.). Но как, почему это случилось и имеет ли отношение к криминальной схеме тот же г-н Рамазанов, не удается выяснить вот уже третий месяц подряд.

Темиржан Рамазанов.

А дело в том, что расследовать заявления Михайлова никто не спешит. Наоборот, похоже, что дело его кто-то старательно спус­кает на тормозах. Михайловым вообще никто не хотел заниматься вплоть до появления нашей первой статьи об этом возмутительном деле. Это стало ясно, когда после публикации мне позвонила сотрудник департамента полиции Алматы Эльмира КАСЫМБЕКОВА. Она, представьте себе, попросила поделиться контактом Михайлова. То есть ведомство, которое вело переписку с потерпевшим россиянином, в котором принимали от него заявления, понятия не имело, как связаться с “клиентом”. А ведь алматинские оперативники даже выезжали вместе с Михайловым на каскеленский авторынок, чтобы зафиксировать наличие и арестовать угнанное авто.

Секрет такой “забывчивости” заключался в том, что сразу после отъезда Михайлова в Петербург его дело по-быстрому списали в номенклатуру, а поставленную на штрафстоянку криминальную машину, у которой был сбит VIN-код, отдали… продавцам.

“Во избежание международного конфликта”

Надо ли говорить, что Михайлов об этих событиях узнал слишком поздно - несколько месяцев спустя. За это время преступники успели перекрасить и перепродать автомобиль. Евгений выяснил это, используя цифровые базы данных. Результаты журналистского расследования совпали с михайловскими изыс­каниями и прямо указали на нынешнего владельца машины г-на Рамазанова, высокого чина в полиции Нур-Султана. Законно ли он приобрел “тойоту”? Это вопрос, на который пока еще нет законного процессуального ответа. Хотя… О какой законности в данном случае может идти речь, если подозрения о фальсификации документов и уникального кода машины еще никто не опроверг?

Казалось бы, все точки над “i” должна и может расставить экс­пертиза. Но именно на этом этапе казахстанские силовики устроили грандиозный марафет.

- Когда Эльмира Касымбекова позвонила мне впервые, она представилась куратором следствия, - рассказывает Евгений Михайлов. - Она сказала буквально: “Вы подключили тяжелую артиллерию в виде прессы, и нам теперь приходится отрабатывать”. Сказала, что машину нашли в Актобе и перегоняют в столицу для проведения экспертизы. Поинтересовалась, буду ли я присутствовать при осмотре машины. Я ответил, что либо сам приеду, либо направлю своего адвоката.

Чуть позже Евгению сообщили: “во избежание международного конфликта” по его делу создана отдельная следственная группа. Вот только вызова на экспертизу он не дождался, зато в феврале узнал, что проведены две экспертизы - по лакокрасочному покрытию и по VIN-коду. Первую в виде бледной копии, пересланной по WhatsApp, с большим трудом удалось добыть адвокату. Вторую… до сих пор скрывают. Но на словах сообщают о результатах: машина не перекрашена, VIN-код не изменен. Ох, и глубокие же исследования обеспечило следствие!

Угнанная машина на алматинской штрафстоянке.

На vin и цвет товарища нет

Начнем с главного вывода первой эксперизы: “На указанном автомобиле цвет “черный металлик” имеет заводское происхождение и изменению не подвергался”. Идем на официальное казах­станское мобильное приложение “102”, позволяющее проверить историю регистрации авто. Что же видим? Там указано: автомобиль Toyota Venza с действующим гос­номером и техпаспортом в 2019 году имел коричневый цвет кузова, а в 2021-м - уже черный. Идем дальше - на сайт официального представителя компании Toyota. А там написано: ни одна “тойота”, выпущенная в 2013-2015 годах (машина Михайлова сошла с конвейера в 2014-м), в заводских условиях не окрашивалась в цвет “черный металлик”.

В полицейском приложении все ходы записаны.

Как говорится, поздравляем, граждане соврамши!..

Но ведь еще неизвестно, что за машина была представлена на экспертизу. На фотографиях, приложенных к заключению, изображена заснеженная и обледеневшая “тойота”, да еще указано, что она 2015 года выпуска. Кто даст руку на отсечение, что эксперт исследовал тот самый автомобиль, который угнали у Михайлова? Я бы на месте следаков и экспертов не рискнул это утверждать. Наверняка этот вопрос нужно внимательно изучить независимому следствию - и теперь уже лучше под эгидой антикора.

- Я не смогла добиться от Касымбековой, почему экспертизы проведены втайне от потерпевшей стороны, - говорит адвокат Снежанна ЖУКОВА. - И вообще не понимаю, что это за статус такой у Касымбековой - куратор. В УПК такого нет. Ну и главное на сегодня - факт того, что дело зависло. Никакой обещанной следственной группы, судя по всему, нет. Прежнего следователя Болата ОРАЗБАЕВА убрали. Спрашиваю: кто теперь ведет расследование? А Касымбекова отвечает: “Возможно, дело мне передадут”. То есть куратор теперь сам себя будет курировать? Говорю: вы разве не видите, что экспертное заключение - липа? И слышу в ответ: “Я за экспертов не отвечаю”. Видимо, такое заключение совершенно устраивает следствие.

Насчет экспертизы оригинальности VIN-кода вопросов еще больше. Ее текст, напомню, от потерпевшей стороны держат в тайне. Однако Михайлову с адвокатом Жуковой удалось выяснить: исследование было якобы проведено 22 декабря прошлого года на территории “Тойота Сити Астана”. При этом обстоятельства работы госэксперта и полицейских оказались очень необычными.

- Накануне, 21 декабря, мне позвонил следователь Оразбаев, - вспоминает Евгений Михайлов. - Он сообщил, что в автоцентре нужно оплатить услугу по разборке и сборке автомобиля. Мы договорились, что я узнаю стоимость и после этого будет назначена дата экспертизы. В пересчете на российскую валюту сумма составила примерно 4 тысячи рублей. Меня это устроило. На следующий день звоню следователю, а он говорит: уже ничего не надо, исследование проведено! Получается, кто-то за меня оплатил услуги автоцентра? Узнать бы имя этого “благотворителя”… И почему так быстро все случилось? Оразбаев ответил, что время не ждет, им надо поскорее закончить следствие.

Евгений тут же попросил своих знакомых съездить в “Тойота Сити Астана” и узнать подробности. Им ответили: машину на исследование туда не пригоняли. Вместо этого пришли два каких-то человека с листочком, на котором был указан VIN-код. Им выдали информацию: такой автомобиль здесь не обслуживался, но по базе данных видно, что его несколько лет назад продали… в автоцентре Волгограда.

Но и это ещё не всё!

Базами данных доказывается: машина с тем самым VIN-кодом, который набит на машине Михайлова, ездит на территории России и у нее есть законный владелец. То есть спорная “тойота” - это двойник российского автомобиля. И владеет ею, еще раз подчерк­нем, далеко не последний полицейский в Казахстане.

Что нужно сделать, чтобы открыть глаза нашим бравым следователям? Какие нужны еще доказательства наглого криминала, опутавшего это дело? И есть ли силы, которые могли бы положить беспределу конец?

- Я держу связь с тремя коллегами по несчастью, - говорит Евгений. - Они тоже россияне, которые обнаружили свои машины на территории Казахстана. У одного из них все очень похоже на случившееся со мной. Его “лексус” ездит по Нур-Султану. У других корейские внедорожники. Так вот с ними еще сложнее, потому что на этих машинах два VIN-кода - российский и корейский. В России они зарегистрированы по местному, а в Казахстане их без проблем поставили на учет по корейскому! И, представьте себе, новые владельцы даже заплатили за них утильсбор. Это мы узнали из результатов поиска по спецсайту recycle.kz.

За последние годы в Казахстане прошел ряд судебных процессов, связанных с делами автомафии (см. “ОПГ из СТО”, “Время” от 24.2.2022 г.). Почти все их результаты одинаковы: за решетку сажают шестерок - тех, кто ездит за машинами и пригоняет их в Казахстан. Тех, кто обеспечивает беспрепятственный ввоз и дальнейшую легализацию угнанных авто, крышует всю эту деятельность, среди осужденных, как правило, нет. И надо ли говорить, что это все люди высокопоставленные, которые явно работают в связке со своими российскими “партнерами”. Вот почему нет конца историям, подобным михайловской. И вот почему здесь даже Интерпол бессилен. Или пока бессилен?

Стас КИСЕЛЁВ, Костанай

Поделиться
Класснуть