2677

Ох уж эти электроники!

Корреспондент “Времени” раздобыл документы, которые проливают свет на фиаско проекта электронного образования e-learning и обстоятельства внедрения ставшей скандально известной электронной системы “Кунделик” в школах Казахстана

Ох уж эти электроники!

Минувшей осенью обострились вопросы, связанные с казахстанским электронным образованием. Наверное, не осталось ни одного СМИ в стране, которое не высказало бы свое фе в адрес системы “Кунделик”. Хотя, заметим, еще более года назад в журналистских расследованиях “Времени” были обнародованы факты, о которых все начали говорить только сейчас (см. “Кунделик”, открой личико!” и “Где ЦОРы, МОН?”, “Время” от 22.11 и 29.11.2018 г.). Все наконец-то поняли: полноценной системы электронного обучения и образовательного процесса в стране до сих пор нет, несмотря на то, что первые усилия к ее появлению государство приложило более 10 лет назад, вложив в это, безусловно полезное, дело десятки миллиардов тенге.

Парламентарии потребовали ответа на простой вопрос: почему госпрограмма “Цифровой Казахстан” пробуксовывает? В частности, депутат мажилиса Мухтар ЕРМАН в конце октября на правительственном часе возмутился тем, что система электронного обучения так и не была принята в эксплуатацию. На самом деле это не совсем так. Е-learning был принят, заактирован, деньги за него в сумме более 20 млрд тенге благополучно... выплачены, а еще более 9 млрд взысканы с государства с помощью суда!

Экс-мажилисмен, а ныне общественный деятель Мурат АБЕНОВ недавно в одном из своих постов в Фейсбуке написал: “В 2013 году… будучи новым вице-министром… поднял вопрос по неработающей системе... До того как мы начали мониторинг, из бюджета было уплачено более 20 млрд тенге. Наша комиссия, в которую привлекли независимых экспертов, подтвердила, что система не работает на должном уровне. По итогам проверки и публикациям в СМИ нам удалось вернуть в бюджет 10 млрд тенге, которые хотели получить недобросовестные поставщики”. К сожалению, бюджет этих денег так и не увидел. Деньги действительно были взысканы, но в чью пользу?

Для начала напомним: Министерство образования, не найдя средств для технического сопровождения e-learning, по сути, разделило функционал этой системы на два частных продукта: “Kунделик” и “Билимленд” (Bilimland).

Фактическое администрирование и техническая поддержка “Кунделика” были закреплены за АО “Национальные информационные технологии” (НИТ) - сервисным интегратором электронного правительства. (Кстати, именно эта структура должна была внедрить злосчастный e-learning.) Работу с “Кунделиком” НИТ вел, несмотря на отсутствие положительного заключения Национальной палаты предпринимателей, аттестации системы на промышленную безопасность и требования информационной безопасности.

Что же касается работы по e-learning, АО “НИТ” по договору с МОН осуществило закуп оборудования для этой системы. Однако при этом НИТ без согласования с министерством передал обязанности по исполнению 93,9 процента работ и услуг на сумму 17,4 млрд тенге субподрядчикам. Договором с Минобразования это не было предусмотрено. Кроме того, в постановлении правительства №679 от 2010 года в перечне функций не указано, что НИТ может заниматься предоставлением доступа в интернет, а также приобретением программного обеспечения и оборудования.

27 декабря 2013 года МОН потребовало от АО “НИТ” предоставить результаты комплексного тестирования системы в соответствии с требованиями ГОСТа. Однако комплексного тестирования не случилось, система до сих пор не работает.

Как выяснилось позже, подписи под актами приема-передачи системы e-learning руководство МОН все же поставило, но случилось это (следите за датами и цифрами!) лишь 12 февраля 2014 года, тогда как срок действия договора был окончен еще в 2013 году.

К тому времени уже появились результаты проверок Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета и департамента аудита МОН, которые выявили нарушения при реализации программы на сумму 14 млрд тенге.

Несмотря на заявленную решимость не оплачивать полностью договор и его расторжение, МОН все же пришлось раскошелиться. Услугодатель - АО “НИТ” - обратился в суд и добился от министерства желаемого. Уже в марте 2014-го решением специализированного межрайонного экономического суда Астаны с МОН были взысканы 9,6 млрд тенге (это та самая сумма, которую якобы вернули государству за неработающий e-learning) и еще почти 300 млн тенге - в оплату госпошлины. Между прочим, в этих деньгах кроется свыше 3 млрд тенге стоимости ЦОР (цифровые образовательные ресурсы), которые, как отмечала прокуратура, не прошли госэкспертизу.

Более 90 процентов взысканных с МОН денег пошли на выплаты частным компаниям-субподрядчикам АО “НИТ”. Вот вам и защита государственных интересов.

Важная деталь: ни упомянутого нами судебного решения, ни сопутствующих документов по делу в свободном доступе не найти. По неизвестным причинам их просто нет в судебной электронной базе. Тем не менее редакция “Времени” располагает полным пакетом этих документов. Только не спрашивайте, где мы их раздобыли…

Кстати, Счетный комитет 2 ноя­бря 2017 года предписал МОН обеспечить ввод в промышленную эксплуатацию информсистемы e-learning до 1 октября 2019 года. Спрашивается: и где?..

Странным образом решение суда почти по десяти миллиардам тенге до сих пор отсутствует в базе судебных актов. Как это вообще возможно?

Что же в итоге? Тех самых миллиардов уже нет. Да и e-learning, вероятно, почил в бозе. “Кунделик”, учитывая массовый прессинг со стороны миллионов пользователей и представителей власти, может запросто загнуться. Но кому это нужно? В конце минувшего года спикер сената Дарига НАЗАРБАЕВА заявила: эту систему саботируют в регионах акиматы и управления образования, так как “она делает прозрачной всю систему образования”.

С другой стороны, профильное министерство провело процесс цифровизации таким образом, что вопросы к нему не иссякают у всех, кроме бизнесменов-частников. Они теперь и зарабатывают на сервисе, и получают дополнительные “ништяки” из бюджета. Все это называется государственно-частным партнерством…

Когда эта статья о проблемах цифровизации образования была уже почти готова, нам наконец удалось узнать позицию Минобрнауки. На мои вопросы ответил вице-министр Рустем БИГАРИ. Сегодня он активный пользователь одной из соцсетей. Я вступил в переписку с чиновником посредством мессенджера. Предлагаю вашему вниманию это интервью с небольшим сокращением.

- Пожалуйста, прокомментируйте тот факт, что МОН не исполнило предписание Счетного комитета о вводе в промышленную эксплуатацию до 1 октября 2019 года информсистемы e-learning. Предписание датировано 2 ноября 2017 года.

- Я не уверен в существовании предписания 2017 года, но Счетный комитет в прошлом году отправлял нам бумаги. Все задачи МОН выполнило, и Счетный комитет отчитался. Мы оборудование передали на баланс в области, серверы собрали, систему информ­безопасности завершили еще 29 декабря 2018 года.

- Можно ли это считать вводом в действие e-learning? Мне представляется, что в реальности функционал е-learning просто разделен между “Кунделиком” и “Билимлендом”…

- E-learning - это комплекс систем: ЦОР (цифровые образовательные ресурсы), электронные журналы, НОБД (национальная образовательная база данных) и оборудование. ЦОРы разработаны и доступны на сайте “Билимленд”, и за них никто не платит, они в открытом доступе. “Кунделик” (е-журналы) существует как бесплатная альтернатива, благодаря которой государство экономит ежегодно до 997 млн тенге, не тратясь на сопровождение. НОБД прошла аттестацию на информ­безопасность в декабре 2018-го и полноценно функционирует. Оборудование, купленное в рамках e-learning, передано в регионы.

А когда говорят, что “Кунделик” - это российская платформа… Сор­ри! “Кунделик” и “Дневник.ру” - разные программы. И потом, что-то никто у нас не переживает по поводу бухгалтерской программы “1С”. Вся страна доверяет ей свои зарплаты, и никто ухом не ведет. Насчет безопасности “Кунделика” вопрос решен, мы заставили разработчиков пройти аттестацию этого продукта.

- Да и то после моей статьи (см. “Кунделик”, открой личико!”, “Время” от 22.11.2018 г.)! И все-таки мне непонятно, что с e-learning. Требование о вводе в эксплуатацию 1 октября выполнено? Или уже не может быть выполнено ввиду перемены каких-то обстоятельств?

- Вопрос очень интересный, потому что, говоря о вводе в экс­плуатацию, я, как технарь, понимаю: все четыре компонента имеют разные требования к вводу. У информационных систем есть стандарт и свои требования прохождения информбезопасности в КНБ. Системы ее прошли. Говоря об оборудовании... Оборудование передано и используется. Если говорить о ЦОРах, то - да, они доступны.

- То есть однозначно сказать “да” или “нет” трудно? И если “Кунделик” пришел во многом на смену e-learning, значит, последний в этом смысле уже неактуален? Почему бы тогда его не похоронить? Сказать честно: e-learning нет и не будет. Вы же понимаете: ссылаясь на предписание СК, предъявить новые претензии МОН очень просто.

- Опять же, как технарь, я считаю: если есть альтернатива дешевле, то при таком же функцио­нале правильнее использовать именно ее. Да, в “Кунделике” есть проблемы с рекламой, но это первый проект, где затраты государства составляют ноль тенге.

- Ответьте прямо и без обиняков: нужно ли было государству тратиться на e-learning, если можно было сразу привлечь к этому делу частников?

- Деньги на e-learning не тратятся.

- Так уже потрачены десятки миллиардов.

- Они потрачены на оборудование: компьютеры, доски и т. п.

- А ЦОРы, которые государство оплатило, а потом запросто так отдало частнику? Я так вижу: “Билимленд” собственно за ЦОРы денег не берет, но за пользование своим ресурсом - аж бегом. Но без ЦОРов кому он нужен?

- И все же любой может зайти на их сайт, чтобы смотреть ресурсы, доступные без авторизации и оплаты.

- Тогда как это объяснить депутатам, которые с завидной регулярностью критикуют МОН за огрехи информатизации образования?

- Депутатам объясняем, но... Люди, которые в свое время тормоза выписали e-learning, теперь спрашивают: а где он?

- Ну а вы как считаете, не оказались ли напрасными те самые миллиардные траты?

- У государства два инструмента: правовой и экономический. Мы должны создавать условия для того, чтобы бизнес мог расти и помогать в нашем случае образованию.

- Вы отлично уходите от прямых вопросов! Почему нет e-learning, но есть “Кунделик” и “Билим”?

- E-learning есть: ЦОР, НОБД, е-журналы… Или нам нужно вернуться к затратам на сопровождение и тратить на это до 900 млн в год?

- Есть ли документ, свидетельствующий о вводе в эксплуатацию системы e-learning?

- Нет такого документа, потому что Счетный комитет неправильно сформулировал требования в своем предписании. У каждой части системы свои правила и сроки…

- Тогда вы должны оспорить формулировку. Ведь формально получается, что МОН не исполнило предписание.

- МОН не может не исполнить.

- У меня на руках документ, в котором установлена дата исполнения требований - 1 октября 2019 года. Меня интересует: введена ли система e-learning в промышленную экс­плуатацию?

- Я должен поднять документы, свяжусь с вами позже…

Спустя два дня Рустем Бигари прислал мне ответ-сообщение: “Стас, вечер добрый! Мы писали в Счетный комитет о своей просьбе продлить срок предписания до января 2020 года. Они согласились”.

Что ж, давайте подождем...

Стас КИСЕЛЁВ, фото с личной страницы Рустема БИГАРИ в Facebook, Костанай

Поделиться
Класснуть