29985

Цена судебного решения

Как судьи переоценили нефтеперерабатывающий завод в 14 раз

Цена судебного решения
Фото: hkgcpa.com

В редакцию газеты “Время” пришло коллективное обращение от сотрудников нефтеперерабатывающего завода, расположенного в Теректинском районе Западно-Казах­станской области. Ранее они трудились на предприятии, принадлежавшем ТОО ORAL MUNAI, однако затем по решению Верховного суда данный объект был передан на баланс уже несуществующего юридического лица! И вот с тех пор прошло больше года - бывшие работники завода остались на улице, предприятие простаивает, а оборудование расхищается.

Увы, подобного рода обращения далеко не редкость в наше время. Правда, чаще всего работники крупных компаний жалуются на работодателей, которые вовремя не выплачивают заработную плату, толкая людей на поиск случайных заработков и даже на преступления, формируя новый класс социальных аутсайдеров. Однако в данном случае простые работяги своим начальством были полностью довольны. Зарплату платили вовремя, причем “белую”, с уплатой всех налогов, и впервые за долгое время у людей появилась надежда на светлое будущее. Когда каждый месяц в определенный день выдают получку, можно и какие-то планы на жизнь строить. Например, дать образование детям, чтобы они жили лучше, чем их родители, и не зависели от настроения отдельно взятого чиновника или судьи. Именно в такой ситуации оказались жители Теректинского района Западно-Казахстанской области.

Чтобы понять, о чем идет речь, нужно хотя бы мысленно перенестись в Теректинский район. До областного центра Уральска километров пятьдесят. Живет в районе около 40 тысяч человек, которые в основном заняты сельским хозяйством - пасут скот, сажают огороды, ловят рыбу в реке Урал и озере Шалкар. Денег у сельчан особо не водится, а самыми зажиточными считаются госслужащие да полицейские. Ну а кому повезет, устраиваются на нефтеперерабатывающий завод.

Предприятие это не самое большое и с тремя крупнейшими заводами республики не сравнится. Из-за неэффективных менеджеров завод часто останавливался, к его работе были нарекания как у чиновников, так и у жителей - из-за резкого запаха у людей появлялись головные боли, местные власти начинали разбираться в причине, что приводило к длительным простоям и росту долга. В результате хозяева менялись один за другим, пока в 2017 году предприятие не отошло во владение ТОО ORAL MUNAI.

Новые владельцы приобрели имущество завода и земельные участки у банкротного управляющего ТОО B.N. Western MunaiGas LTD Ержана ДАНЫШБАЕВА, после чего эта компания прекратила свое существование на основании приказа управления юстиции Медеуского района Алматы. Но до того как произошла ликвидация юридического лица, банкротный управляющий B.N. Western MunaiGas LTD уладил все разногласия с кредиторами - соответствующие решения были приняты специализированным межрайонным экономическим судом Алматы и закреплены Алматинским городским судом. Сбербанк, кредитовавший компанию, пытался оспорить целый ряд решений управляющего: оценку имущества, договор купли-продажи, право на аренду земельного участка и даже протокольное решение собрания кредиторов. Решения вступили в силу, после чего руководители ТОО ORAL MUNAI со спокойной душой начали восстанавливать производство.

Для начала они разобрались с претензиями жителей на неприятный запах и головные боли: на предприятии установили новое оборудование, внедрили современные очистные технологии. На работу пригласили в основном тех, кто постоянно проживает в Теректинском районе. Люди получали зарплату, платили налоги, пополнялась казна Западно-Казахстанской области. Все это продолжалось до мая 2018 года, пока спор между Сбербанком и Данышбаевым не попал на рассмотрение в конечную инстанцию. Причем случилось это по представлению председателя Верховного суда Жакипа АСАНОВА. 

Коллегия по гражданским делам Верховного суда по указанию первого руководителя рассмотрела дело и вынесла новое решение: удовлетворить ходатайство Сбербанка и вернуть стороны в первоначальное положение.

При этом председатель указал, что завод был продан по заниженной стоимости, поскольку, по его данным, предприятие оценивается в 9 миллиардов тенге. Что интересно, спустя некоторое время банкротный управляющий во второй раз продал актив через аукцион, на этот раз другому юридическому лицу. Но не за 9 миллиардов и даже не за один. Стоимость завода составила 630 миллионов тенге! Получается, реальная стоимость в 14 раз меньше оценочной, которой оперировал Верховный суд.

Кроме того, комментируя другое решение суда, касающееся подрядной организации другой нефтяной компании Buzachi Operating, Жакип Асанов указал, что от деятельности фирмы зависят 200 сотрудников, у которых семьи и обязательства по кредитам. Но а как же 120 человек из Теректинского района ЗКО, у которых тоже семьи и кредиты? Это не двойные стандарты?

Более того, вынося решения в пользу Сбербанка и приводя стороны в первоначальное положение, Верховный суд проигнорировал пункт 8 статьи 277 Гражданского процессуального кодекса, который гласит, что производство по делу подлежит прекращению, если одна из сторон уже ликвидирована и у нее отсутствуют правопреемники. Именно это и случилось с ТОО B.N. Western MunaiGas LTD - такой организации не существует с декабря 2017 года, но это Верховный суд не остановило.

Стороны были приведены в первоначальное положение, как того требовал Сбербанк, то есть добросовестного покупателя в лице ТОО ORAL MUNAI обязали вернуть завод на баланс банкротного управляющего Данышбаева. Нефтеперерабатывающий комплекс в очередной раз был остановлен, рабочих отпустили в не­оплачиваемый отпуск. В проигрыше остались не только 120 сотрудников, но и поставщики сырья, которым нечем было платить за товар, и другие контрагенты, обслуживавшие предприятие.

Представьте себе такую ситуацию: завод восстанавливают, модернизируют, работа кипит, но потом в нескольких тысячах километров от предприятия серьезные люди в судейских мантиях делают вывод, что при продаже актива была неправильно проведена оценка и все сделки следует отменить. Хотя, согласно ГПК, производство дела должно быть прекращено вне зависимости от того, рассматривается оно по представлению председателя Верховного суда или просто по жалобе одной из сторон. Юридическое лицо ликвидировано, преемников не осталось - как от него можно что-то требовать?

Но даже такое решение Верховного суда было исполнено. В конце июля 2018 года управление юстиции Теректинского района отчиталось о том, что права на недвижимость перерегистрированы на ТОО B.N. Western MunaiGas LTD. Стороны приведены в первоначальное положение, ВС должен быть доволен.

Но вот незадача: банкротный управляющий, приняв на баланс имущество, никак не может вернуть деньги добросовестному покупателю - ТОО ORAL MUNAI. Предприятие, по оценке банка, стоит 9 миллиардов. Опираясь на этот аргумент, и было вынесено решение Верховного суда. На торги его выставляют за 2,2 миллиарда, но желающие купить столь ценный актив почему-то в очередь не выстраиваются! В итоге предприятие было реализовано по самой минимальной цене, указанной на торгах, - 630 миллионов. При этом ТОО ORAL MUNAI не может получить свои 307 миллионов тенге больше года! По состоянию на начало октября деньги в ORAL MUNAI так и не вернулись.

А что же простые работяги из Теректинского района ЗКО? Они больше года сидят без работы. В чем виноваты эти люди, ставшие заложниками в разбирательствах больших столичных начальников и зарубежных банкиров? Все, что им теперь остается, - писать коллективные обращения на имя главы государства, чтобы он обратил внимание на работу Верховного суда. “Это и есть правосудие по-казахстански?” - вопрошают авторы коллективного письма. Ведь одно дело, когда речь идет о восстановлении справедливости, но как же быть с соблюдением Гражданского процессуального кодекса? Этот документ должен быть настольной книгой коллегии по гражданским делам Верховного суда. И особенно неприятно, что вся эта ситуация возникла, когда на кону оказались очень большие деньги. Это заставляет задуматься…

Михаил КОЗАЧКОВ, Алматы

P.S. В Верховном суде (ВС) оперативно отреагировали на нашу пуб­ликацию.
“В статье говорится о решениях судов по спору банка с банкротным управляющим ТОО B.N.Western MunaiGasLtd. В чем суть спора?

В 2012 году банк предоставил заем ТОО 4,7 млрд тг. В залог принят комплекс, в т. ч. завод по переработке нефтепродуктов. Тогда он был оценен свыше 7 млрд тг. Через некоторое время ТОО перестало погашать долг банку и обратилось в суд, чтобы его признали банкротом. В апреле 2015 года СМЭС Алматы (специализированный межрайонный экономический суд. - Ред.)признал ТОО банкротом. По статье 103 закона “О реабилитации и банкротстве” долг перед банком должен погашаться во второй очереди.

Однако банкротный управляющий, нарушая закон, включил банк в пятую очередь. Причина - якобы банк заявил свои требования после истечения срока их предъявления. Следует отметить, Банк был самым крупным кредитором ТОО (7 млрд тг.). Более 90 процентов долгов ТОО были именно перед банком. В этой связи банк должен был иметь большинство голосов среди кредиторов.

Что повлекло незаконное решение управляющего, который переместил банк со второй на пятую очередь?

Главное - банк незаконно лишили права голоса, то есть принимать решение об оценке залога, о способе его продажи либо передаче залогодержателю. Фактически, нарушая принцип “один тенге - один голос”, менее 10 процентов голосов кредиторов приняли решение оценить и продать завод без учета более 90 процентов голосов банка. Результат - залог продан по заниженной в разы цене, без проведения аукциона, проигнорированы права кредитора.

СМЭС (12.10.2015 г.) и горсуд Алматы (9.12.2015 г.) по иску банка признали решение банкротного управляющего незаконным. Однако 25 марта 2016 года кассация ВС отменила судебные акты указанных судов и отказала банку в удовлетворении иска о восстановлении в очередности. По представлению председателя ВС 22 мая 2018 года это решение кассации отменено и банк восстановлен во второй очереди с правом голоса.

Но банкротный управляющий в феврале 2017 года успел уже продать завод. Банк также обжаловал в суд эту продажу. Суды первой (31.3.2017 г.) и второй инстанции (21.6.2017 г.) Алматы отказали в удовлетворении иска банка.

По представлению председателя ВС 22 июня 2018 года кассация отменила незаконные судебные акты указанных выше судов и приняла новое решение - удовлетворить иск банка и признать договор купли-продажи залога недействительным.

Это решение ВС мотивировано следующим:

а) банкротный управляющий незаконно произвел оценку залога без решения собрания кредиторов о выборе оценщика. Это нарушение статьи 98 закона о банкротстве;

б) оценщик - ИП “Бисенов А. Ж.” оценил завод в 307 млн тг. Но Институт судебной экспертизы ЗКО, эксперты палаты профессиональных оценщиков, Алматинской областной палаты оценщиков подтвердили, что цена залога занижена в десятки раз (от 30 до 50 раз).

в) в нарушение ст.104 закона вопрос о передаче залога банку на собрание кредиторов не выносился, решение по нему не принималось;

г) завод продан без учета мнения залогодержателя - самого крупного кредитора ТОО.

При наличии перечисленных обстоятельств ВС обязан был отменить незаконные судебные решения, что и было сделано. ТОО Oral Munai знало обо всех обстоятельствах. Вокруг этого дела есть вопросы, которые входят в сферу компетенции правоохранительных органов.

Автор статьи также утверждает, что ВС следовало прекратить дело, так как ТОО ликвидировано. Дело подлежит прекращению в том случае, если предприятие ликвидировано на момент подачи иска в суд. Иски банка к банкротному управляющему поданы в суды в рамках банкротного производства, то есть когда ТОО еще существовало. Предметом иска и судебных разбирательств были незаконные действия банкротного управляющего, которые и привели к незаконной ликвидации ТОО.

После решения ВС ликвидация была отменена, соответственно все права и обязательства ТОО вновь перешли к банкротному управляющему”.

Айдос САДУАКАСОВ, пресс-секретарь Верховного суда РК

Поделиться
Класснуть

Свежее

На повестке - сплочение элит Анау-мынау о текущем моменте
На повестке - сплочение элит

Вчера в Нур-Султане на совещании под председательством Елбасы Нурсултана НАЗАРБАЕВА с участием членов правительства, партии Nur Otan и ее фракции в мажилисе были рассмотрены ход реализации предвыборной программы партии “Казахстан-2021: Единство. Стабильность. Созидание” и выполнение Плана нации “100 конкретных шагов”.

155