5815

Следствие вели чудаки?

Как борцы с коррупцией обманули судью и прокурора

Неожиданный поворот получило уголовное дело на бывшего инспектора миграционной полиции Алматинской области Талгата УТЕГЕНОВА, о злоключениях которого мы уже писали (см. “Тайна дела майора Утегенова”, “Время” от 30.1.2019 г.).

Следствие вели чудаки?

Изучив все материалы, он впал в ступор: в деле указаны его имя и фамилия, но в графе “должность” Утегенов записан как… сотрудник отдела по ЧС Тарбагатайского района Восточно-Казахстанской области. Парадокс заключается в том, что майор никогда не работал в этой сфере, а уж тем более не жил в поселке Аксуат, куда его “прописали” борцы с коррупцией. Однако следователи, получая санкцию в следственном суде столицы на разработку Талгата Утегенова, почему-то указали именно эти должность и адрес.

По словам Утегенова, в деле много неточностей: его не задерживали с поличным, а суть обвинения построена на фактах, имевших место... в Алматы! Талгат утверждает, что не имеет никакого отношения к делам его коллег из полицейского департамента Алматы, которые расследуют сотрудники антикоррупционной службы. Тем не менее он стал фигурантом уголовного дела. Как же такое могло случиться?

- Сначала мне пытались инкриминировать организацию незаконной миграции в Алматы - по этим фактам борцы с коррупцией расследуют несколько уголовных дел против сотрудников управления миграционной службы южной столицы, - рассказывает Талгат Утегенов. - Накладочка у них вышла: я никогда не работал в департаменте полиции Алматы. Тогда Талгат БАЙГУНЧУКОВ, зять влиятельного сотрудника республиканского Нацбюро Мейрамбека МУХАМЕДГАЛИЕВА, 30 июня прошлого года написал заявление, что я вымогаю у него деньги. Заявитель утверждает, что специально за­ехал в столицу по пути из Костаная. Однако в тот день я с коллегами видел Байгунчукова около нашего отдела. Любопытно, как он мог материализоваться в столице?

… В общем, маховик следствия закрутился на полную мощь. На Утегенова возбудили уголовное дело, взяли в следственном суде столицы санкцию на прослушку и негласное наблюдение, но обо всем этом майор еще не знал. За ним пришли ночью в конце августа и повезли на допрос в департамент Нацбюро по Алматы. Борцы с коррупцией на полном серьезе пытались доказать, что управление полиции Илийского района, где работал Утегенов, относится… к Алматы! А когда выяснили, что это подразделение департамента полиции Алматинской области, майо­ра заперли в подвале Нацбюро.

- Потом с санкции райсуда меня закрыли в следственный изолятор Алматы, но позже апелляционная инстанция отменила арест, и я вышел на свободу. Уже тогда расследуемое дело стало обрастать грубейшими нарушениями, - продолжает Талгат. - Мухамедгалиев приехал в СИЗО и стал требовать заключить процессуальное соглашение. Я отказался, и он стал угрожать, шантажировать, пугать… По моему заявлению департамент полиции Алматы начал досудебное расследование по фактам пыток против нескольких сотрудников антикоррупционной службы. Сейчас выясняется: Мейрамбек умудрился обмануть начальника СИЗО, написав в требовании о моем выводе из камеры на допрос, что работает следователем, на самом же деле он старший опер­уполномоченный по особо важным делам. Но несмотря на серьезные противоречия в материалах, им удалось передать уголовное дело в суд. А когда началось разбирательство, мы с адвокатом обнаружили десятки нарушений…

Майор уверяет: копии материалов, которые находятся у него, значительно отличаются от уголовного дела, рассматриваемого в суде. Переделано несколько постановлений, одни документы из дела исчезли, зато появились другие. Подписи сразу нескольких офицеров из Нацбюро, по его мнению, подделаны неизвестными (ходатайство адвоката о назначении почерковедческой и технической экспертиз судья оставил открытым).

Кроме того, два свидетеля, давшие показания против Утегенова, в зале суда отказались от своих слов: они заявили, что подвергались пыткам со стороны сотрудников Нацбюро. В деле также говорится о том, что материалы по Утегенову были выделены в отдельное производство из материалов досудебного расследования против миграционщиков Алматы. При этом антикоррупционщики сослались на прокуратуру: мол, с ними все согласовано. Однако в ответе алматинского управления правовой статистики и спецучетов при Генпрокуратуре говорится: дела против алматинских миграционщиков и майора Утегенова никогда не соединялись - у них вообще разные номера. Выходит, борцы с коррупцией и прокуроров обманули?

Утегенов поехал в столицу и встретился с председателем специализированного межрайонного следственного суда Нариманом БЕКНАЗАРОВЫМ.

- Я показал ему копию постановления о негласных действиях против меня, санкционированного этим судом. Нариман Бектасович трижды (!) сверял копию с оригиналом и никак не мог поверить своим глазам: постановление в уголовном деле не совпадает с первым экземпляром, находящимся в архиве суда! Председатель написал мне официальное письмо, в котором указал: в санкционированном постановлении Нацбюро вообще нет моих персональных данных! Уже после выдачи санкции кто-то в Нацбюро дописал в этом документе мою фамилию и место работы - ОЧС Тарбагатайского района. Получается, борцы с коррупцией и суд обманули. Разве это не фальсификация? - разводит руками майор Утегенов.

… В ходе судебных разбирательств выяснилась еще одна важная деталь. Г-н Мухамедгалиев всячески отрицал свое участие в этом расследовании, однако в зале суда сотрудник Нацбюро уверенно заявил: именно Мейрамбек руководил следственной группой по делу Утегенова. Зять высокопоставленного борца с коррупцией Талгат Байгунчуков подтвердил свое родство с Мухамедгалиевым.

- Мое мнение: это уголовное дело спланировано. Заявитель - зять сотрудника Нацбюро, который руководил следственной группой. Компромат на меня был собран с грубейшими нарушениями закона. Об этом сказал г-н Бекназаров и очень удивился, узнав, что судья Илийского района Ертаргын САДВАКАСОВ отказал в отправке официального запроса в следственный суд столицы, чтобы выяс­нить, выдавал ли этот орган санк­цию именно на мою прослушку. Мы не раз заявляли такое ходатайство, но всякий раз судья почему-то отказывает в удовлетворении, - недоумевает Талгат.

По его словам, это дело - сведение счетов. Оказывается, в Илийском районе родственники г-на Мухамедгалиева возводят несколько объектов для бизнеса, там трудятся гастарбайтеры из Узбекистана. Миграционщики, в том числе и Утегенов, несколько раз проверяли эти объекты и находили нарушения миграционного законодательства. Вот только привлечь гастарбайтеров и их работодателей к ответственности им не дали.

- И Мухамедгалиев, похоже, затаил на меня обиду и, использовав своего зятя как заявителя, инициировал уголовное дело. К сожалению, никак не могу доказать суду, что дело не просто шито белыми нитками - оно сфабриковано! Борцы с коррупцией мне прямо говорят: дело на контроле нашего руководства, так что сядешь по-любому, если процессуалку не напишешь. Такое чувство, как будто в гестапо оказался! Но я уверен, что правда на моей стороне, и буду за нее бороться, - подытожил наш разговор Талгат Утегенов.

Тохнияз КУЧУКОВ, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматинская область

Поделиться
Класснуть