2425

Ну не ономасты ли?

В Западно-Казахстанской области отмену моратория на переименования встретили во всеоружии. Ономасты и краеведы приготовились ломать копья по поводу нескольких десятков улиц, населенных пунктов и других объектов. Корреспондент “Времени” выяснил, что кроме всеобщей путаницы и возможных проблем с инфор­мационными данными переименования ударят по карману предпринимателей и по местным бюджетам.

После одного из “круглых столов” с участниками ономастической комиссии стало известно об инициативе о переименовании почти 60 населенных пунктов и 184 улиц в Западно-Казахстанской области. Как водится, общество сразу раскололось на два лагеря - “за” и “против”. Ономастическую тему не обсуждает только ленивый, тем более что одно из местных СМИ подлило масла в огонь, сообщив, что все переименования собираются завершить уже до конца этого года.
Правда, в самой ономастической комиссии сообщили, что все тревоги пока преждевременны.
- Да, мы собирались, говорили на эту тему, но никаких конкретных списков пока не сформировано, - сообщил “Времени” секретарь ономастической комиссии ЗКО Жомарт ЕРНАЗАРОВ. - Да и вообще инициативу о переименовании не может вносить ономастическая комиссия. В таких случаях идеи должны исходить от населения. Сначала подается заявка от инициативной группы или даже от одного человека. Как только она поступает к нам, мы ставим вопрос перед жителями населенного пункта или улицы, о которых идет речь. Вопрос должен решаться большинством голосов. Обычно это происходит на народном сходе. И если хотя бы половина людей захочет пере­именования, оно произойдет.
Для выяснения общего мнения планируется использовать старый метод народного схода. В ономастической комиссии пояснили, что для этого депутаты маслихата от каждого округа, где планируются изменения, выслушают людей и донесут их мнение до остальных участников комиссии. Комиссия вынесет решение на сессию маслихата, и дальше - на утверждение.
Несмотря на то что никакого списка на переименование, по словам Жомарта Ерназарова, не существует, чиновник признал, что замене названий подлежит несколько десятков населенных пунктов и не менее 40 процентов улиц. Около 30 процентов из них фактически впервые получат название - это улицы в новых микрорайонах, временно обозначенные цифрами, к примеру 1-я , 2-я улица и т. д. Еще 10 процентов, подлежащих замене, - те, что ономасты считают устаревшими, невыдержанными идеологически и не имеющими топонимического основания. Что касается населенных пунктов - названия большинства из них остались еще со времен царской России. И именно это, на взгляд чиновников, является поводом для их переименования.
У местных краеведов свой взгляд на предмет.
- Мы ка­те­горически про­тив всех этих переиме­но­ваний, - воз­му­щенно говорит известный краевед Геннадий МУХИН. - Большинство поселков, которые собираются переименовывать, называются так по фамилиям людей, которые были их основателями. Колузанов, Серебряков, Сладков и другие - это все уважаемые в прошлом люди, которые жили на этой земле, трудились. К ним примыкали другие люди, так появлялись хутора, поселки. С какой стати их теперь называть новыми именами? Несколько лет назад у нас скопом переименовали больше 40 улиц. Наверное, люди, чьи имена им дали, были прекрасными и заслуженными, но почему бы новые названия не дать новым улицам, а непременно нужно переименовывать старые? Ведь каждое название, особенно в старом городе, - это история. Разве можно переименовывать историю?
Однако чиновники считают, что историю переименовывать можно и даже нужно.
- Что несут названия Пионерская, Коммунистическая? Ведь улицы должны нести воспитательную функцию, воспитывать в молодежи патриотизм! У нас, например, нет еще улиц некоторых батыров, нет улиц известных биев. В то же время есть улицы со странными, бессмысленными названиями. Почему бы их не переименовать? - вопрошает Жомарт Ерназаров.
- Многие, как считают, бессмысленные названия уходят корнями в глубину времен. А для того чтобы знать этот смысл, нужно изучать историю родного края, - противоречит Геннадий Мухин. - Современные же молодые люди понятия не имеют о предмете спора. Если слово незнакомо, проще всего сказать, что оно не имеет смысла.
В качестве примера краевед приводит переименование улицы Вальковой.
- Когда принималось решение о ее переименовании, я обратился в суд с требованием признать действия городского акимата неправомерными. Там же я рассказал историю возникновения названия этой улицы. Это одна из самых известных городских былей. Однако суд посчитал исторический факт несостоятельным аргументом и постановил, что название Вальковая не имеет смысла.
Вызывает сомнение краеведов и объективность народного мнения.
- Когда переименовывали ту же Вальковую, я лично прошел по всем домам, расположенным на этой улице, и выяснил мнение буквально каждого человека, живущего на ней, - продолжает Геннадий Леонидович. - Предоставил в суд список фамилий с адресами и подписями. А мне показали другой список. Правда, без адресов, но подписи там какие-то были. Что это за люди, мне лично неизвестно, может быть, вообще с других улиц или даже из других населенных пунк­тов, но мне сказали: все они хотят, чтобы Вальковую переименовали.
Между тем любое вмешательство в адресные данные влечет за собой серьезные последствия. К счастью, теперь не нужно менять прописку в паспортах и переоформлять домовые книги. В ЦОНе пояснили: как только новая информация вносится в систему, она автоматически меняется во всех банках данных государственных организаций. Правда, зная “бесперебойность” наших информационных систем, это внушает определенные опасения. В самом деле, если периодически возникают ситуации, когда люди вдруг узнают о своей преждевременной кончине или о том, что они вообще не родились, можно лишь предполагать, чем могут обернуться массовые изменения в этих банках данных. Кроме этого всем юридическим лицам, кто автоматически поменяет свой адрес, придется менять документацию, штампы, официальные бланки. Все это за собственный счет. Смена адреса для не самой крупной организации обходится в 200-250 тысяч тенге. Для кого-то эти деньги могут показаться небольшими. Но есть ТОО и ИП, для которых это просто огромная сумма.
Ну и, наконец, неизбежны замена табличек с названиями улиц, въездных стел, если дело касается населенного пункта, изменения в электронных и бумажных картах и телефонных справочниках. Большинство этих трат должны будут взять на себя местные бюджеты. Выяснить эти суммы оказалось практически невозможным, так как специально такими подсчетами никто не занимается. Известно, что самая примитивная табличка с названием улицы будет стоить около двух тысяч тенге. Въездной указатель - в несколько раз дороже. Даже если это будет самая небольшая стела, речь пойдет о десятках тысяч тенге. Что-то большое и высокохудожественное, конечно, будет стоить еще дороже. Например, четыре десятиметровые буквы Орал, появившиеся на въезде в областной центр в прошлом году, стоили городской казне 10 млн. тенге.
Несмотря на уверения секретаря ономастической комиссии о том, что переживать по поводу пере­именований не стоит, большинство заинтересованных в вопросе людей понимает, что дыма без огня не бывает. Тем более что еще перед введением моратория на переименования в некоторых поселках прошли народные сходы по вопросам присвоения населенным пунк­там новых названий. Понятно, что после отмены моратория эти темы начнут поднимать вновь.

Злата УДОВИЧЕНКО, Уральск

Поделиться
Класснуть