6504

Всё те же на манеже

В Костанае те самые полицейские, которые выбили глаз астанчанину Роману МИКОЛАУСКАСУ, теперь угодили в историю с обвинениями в жестоком избиении семейной пары.

Всё те же на манеже
Вячеслав Кислицын держится за подбородок окровавленной рукой.

Дело Миколаускаса получилось громким. Его ложно обвинили в приобретении и сбыте наркотиков, били и пытали, в результате чего он ослеп на один глаз, другим же стал видеть очень плохо. Лишь спустя год и месяц его оправдали (см. “Задержание с особой жестокостью” и “И больше года длился ад”).

Тем временем костанаец Вячеслав КИСЛИЦЫН, получивший при задержании в августе 2021-го такую серьезную травму, как перелом подъязычной кости, уже отбывает свой 11-летний срок. Справедлив ли вынесенный ему приговор, законен ли - мы утверж­дать не собираемся, предоставив заниматься этим профессиональным юристам. Вопрос в другом: могут ли правоохранительная и судебная система позволить себе не замечать недозволенных методов ведения следствия и пыток? Судя по случаю Кислицына, могут. А учитывая случай Миколаускаса, могут еще и упорно покрывать агрессоров в погонах. Ведь полицейские, пытавшие Миколаускаса, наказания не понесли и продолжают “служить” не столько по закону, сколько по своему разумению.

Один из них уже дослужился до руководителя одного из костанайских городских отделов полиции. Именно его апперкот едва не отправил на тот свет Кислицына, и именно про него оперативники в присутствии задержанного сказали: мол, это коронный удар шефа.

По причине процессуальной неопределенности, где тонет история о побоях Кислицына, у нас нет возможности огласить фамилии полицейских, которых пострадавший и его родственники называют своими обидчиками. Однако они установлены и изо всех сил пытаются уйти от подозрений. Коллеги им в этом здорово помогают. Тем не менее вмешательство адвокатов и юристов костанайского филиала Казахстанского бюро по правам человека не дает окончательно спрятать это дело под сукно. Но их борьба за справедливость сегодня выглядит весьма далекой от победы.

“Есть необоснованное применение насилия полицейскими, есть результаты экспертизы о причинении вреда здоровью средней тяжести, есть признание превышения полномочий полицейскими. Нет только привлеченных к ответственности” - так пишут об этом деле в своем релизе юристы Казахстанского бюро по правам человека, и они не кривят душой.

За права Вячеслава Кислицына сегодня активно борются его сест­ра Виктория и жена Алена. Они рассказали подробности того, что произошло 24 августа прошлого года.

Рано утром к двери квартиры Кислицыных подошел раздетый по пояс человек и стал громко стучать. Он представился соседом. От шума проснулись соседи по лестничной площадке. На их звонки с сообщением о происшествии в полиции ответили: мол, сотрудники уже на месте. Тем временем двери стали выламывать.

- Они не представились полицейскими, - вспоминает Алена КИСЛИЦЫНА. - Я сильно испугалась. Влетев в квартиру, один из них схватил меня за шиворот и поволок на кухню. Я просила меня не бить, но в итоге попала в больницу с кровоизлиянием в ухо и оте­ком головного мозга. В квартире в это время был и наш пятилетний ребенок...

Виктория КИСЛИЦЫНА

По словам Виктории КИСЛИЦЫНОЙ, ее брат остался с сотрудниками полиции наедине. Адвоката, конечно, не было, но присутствовали понятые, которых полицейские привезли вместе с собой, а не взяли из числа соседей. Они устроили обыск, во время которого били Вячеслава и требовали сознаться в торговле марихуаной.

- Говорили, что неподалеку нашли схрон с партией наркотика, и были уверены, что товар принадлежит Вячеславу, - объясняет Виктория. - Как раз в этот момент в квартиру зашел их начальник, который и нанес брату страшный удар. Этот момент, конечно, не попал в оперативные съемки, которые сотрудники вели в квартире. Камера была выключена. Однако, когда брата вывели на улицу и провели к месту схрона, было видно, что он избит: Слава держался за подбородок рукой, с которой капала кровь… Кстати, на съемках все-таки виден момент избиения Алены, которую оперативник утащил на кухню. Мы располагаем этим видео и скриншотами.

Вячеслава, обвиненного в нар­которговле в особо крупном размере, увезли в СИЗО. Ему там стало плохо, причем настолько, что его срочно госпитализировали. Узнав о диагнозе перелом подъязычной кости, родственники обратились в полицию. Их заявлением занялось управление собственной безопасности. Прокуратура усмотрела в деле состав серьезного преступления и перенаправила его в антикор, но тамошние пинкертоны оказались иного мнения, прекратив следствие “за отсутствием состава преступления”.

- Мы обжаловали постановление о прекращении дела в следственном суде, и суд поддержал нас, - говорит Виктория Кислицына. - Но дело так и не расследовали. Его вновь закрыли, никого из сотрудников не наказали, а один из оперов, избивавших Славу, сейчас сидит в СИЗО за аналогичное преступление. Но это не все…

Обыск в рамках дела Вячеслава Кислицына провели и в доме его родителей. Зайдя во двор, полицейские первым делом убили находившуюся там сторожевую собаку. Кислицыны до сих пор не понимают, зачем это было сделано.

- Затем сотрудники задержали нашего отца и полдня продержали в наручниках, - вспоминает Виктория. - При этом статуса подозреваемого у него не было. У меня в голове не укладывается, почему так поступили с моими братом и отцом. Они не заслужили примененных к ним репрессивных мер и издевательств. Вячеслава в буквальном смысле пытали: мало того что зверски били, так еще и выдергивали волосы из головы и бороды, подносили горящую зажигалку к волосам на руках… Эти полицейские портят репутацию правоохранительной системы, и у меня в голове не укладывается, почему их на всех уровнях покрывают, а не наказывают.

Руфина ВОЛОЧАЙ

Адвокат Руфина ВОЛОЧАЙ, занимающаяся делом о пытках Вячеслава, разводит руками: стопроцентные доказательства преступления есть, а привлечь к ответственности преступников в погонах никак не удается!

- Знаете, ведь Кислицын доб­ровольно прошел проверку на детекторе лжи, - говорит адвокат Волочай. - И он ее выдержал. Есть заключение о том, что его утверждения правдивы. А вот обидчики его бегут от полиграфа как от огня! Надо ли объяснять, о чем это говорит и как выглядит? Следствие объясняет свою позицию весьма странным образом: раз подозреваемые не признают вины, значит, они действительно невиновны. Но это же несерьезно! Есть железные задокументированные доказательства и факты, а не просто чьи-то слова. Почему их не учитывают при вынесении процессуальных решений? Следователи делают вид, что доказательств нет. Таким образом, уголовное дело прекращается уже третий раз.

P.S. А что же с делом о превращении в инвалида Романа Миколаускаса, по которому ввиду оправдательного приговора уже и сомневаться не приходится в преступ­лениях, совершенных полицейскими? Как сообщил адвокат Талгат ТЕМЕРБУЛАТОВ, никого из служивых к ответственности так и не привлекли.
- Более того, антикор, никого не уведомляя, прекратил дело о пытках, - утверждает Темербулатов. - А прокуратура, моментально утвердив отказное постановление, скинула дело в архив и никому об этом не сообщила: ни потерпевшему Миколаускасу, ни его защитникам. Застыли на мертвой точке в недрах УСБ Костанайского облдепартамента полиции и уголовные дела о превышении власти и служебном подлоге. В общем, никто никого не собирается привлекать. Замять хотят!..

Стас КИСЕЛЁВ, фото автора, Костанай

Поделиться
Класснуть