2243

Очевидное - невероятное

Зачем прокуратура сгущает краски?

Очевидное - невероятное

Уголовное дело в отношении карагандинского кузетовца Азамата БАХТИЯРОВА изначально дурно пахло. А на днях совсем засмердело. Уже нет сомнений, что прокуратура задалась целью непременно упечь охранника за решетку. На стадии прений для него запросили три года лишения свободы. Суду оставалось лишь заслушать реплики и последнее слово подсудимого, а затем вынести приговор. Но в последний момент гособвинение попросило допросить еще двух свидетелей, а затем вручило Азамату новый обвинительный акт. В документ добавили отягчающее обстоятельство и несколько совершенно удивительных и непонятно откуда взявшихся деталей.

Если кто запамятовал, речь идет о пьяном хулиганстве Майлана ЕРТЫСБАЕВА, который в прошлом октябре в центре города напал на водителя фирмы “Кузет-2050”, нанес ему травмы и вдобавок повредил служебный автомобиль. Охранная организация вызвала полицию и направила на место происшествия группу быстрого реагирования (ГБР), в состав которой входил Азамат Бахтияров. Скрывшийся Ертыс­баев сам связался с потерпевшим и назначил ему стрелку для дальнейших разборок “по лбам”. На встречу он явился вместе с собутыльником Владимиром АЧКАСОВЫМ, прихватившим с собой 30-сантиметровый нож.

Полиция на вызов почему-то не торопилась, наряд прибыл спустя час! Все это время охранники не давали хулигану и его вооруженному спутнику сбежать. Заодно не подпускали агрессивно настроенных молодчиков близко к пострадавшему коллеге. При этом никакого насилия к хулиганам не применялось. Напротив, Ертысбаев и Ачкасов рассказали в суде, что их пытались успокоить.

Явись люди в погонах на задержание раньше, конфликт был бы купирован и не дошел бы до кульминации, когда Бахтиярову пришлось выстрелить из травмата в руку человека с ножом. По словам кузетовца, на этот шаг он решился из-за опасений за свою жизнь. Ведь Ачкасов, несмотря на неоднократные требования о разоружении, категорически не соглашался расстаться с огромным ножом. Вдобавок еще и угрожал его применить (см. “А тюрьма - как награда за смелость?”, “Время” от 26.2.2022 г.).

Резиновая пуля не причинила агрессору существенных травм. Он не умер, не лишился дееспособности, не стал калекой. На память о происшествии ему осталась лишь пара кровоподтеков. Юридическим языком - легкий вред здоровью. Притом никто не выяснил, почему от одной пули получилось два синяка. Ни следствие, ни мед­эксперт, к сожалению, этим вопросом не озаботились. Всем остальным, в том числе и суду, остается лишь строить догадки о точном механизме причинения повреждений. Следствие не заморочилось поиском объяснений двойной “аномалии”. Интересно, что изначально у полиции вообще не было претензий к Бахтиярову.

Азамат БАХТИЯРОВ.

- Когда нас вместе с Ертысбаевым и Ачкасовым доставили в отдел для разбирательств, полицейские, наоборот, говорили мне, что я все сделал правильно, - вспоминает Азамат. - Задержанные там вели себя дерзко. Майлан пугал всех своими высокопоставленными родственниками. Все думали, что он говорит неправду. Но оказалось, это была не пустая бравада.

К мыслям о необъективности правоохранителей кузетовца навел тот факт, что они стали проявлять к нему повышенное внимание лишь через полтора месяца после инцидента! Аккурат после момента, когда руководство его фирмы возмутилось действиями полиции, прекратившей уголовного дело в отношении Ертысбаева. Ущерб он не погасил, с потерпевшим водителем не примирился. Но почему-то оказался совсем не виноват. После оглас­ки истории в Telegram-канале и жалоб в прокуратуру Майлан все-таки обрел официальный статус хулигана и впоследствии попал под амнистию по нереабилитирующим основаниям.

Примечательно, что поступку его собутыльника Ачкасова вообще не было дано никакой оценки. Из чего можно сделать вывод, что любому казахстанцу в состоянии алкогольного опьянения можно размахивать в общественном месте ножом! Мелочь по сравнению со столь страшным правонарушением, как, например, брошенный на землю окурок, за что грозит хотя бы штраф!

А теперь смотрите за руками правоохранителей. Повторимся, полтора месяца выстрел охранника из “Осы” им был совершенно безразличен. А потом внезапно они будто бы опомнились и решили проверить поступок Бахтиярова на правомерность. Не имеющего к нему никаких претензий Ачкасова тут же сделали потерпевшим. Впрочем, его мнения даже не спрашивали, уголовное дело против охранника крайне запоздало завели сугубо по факту стрельбы. Параллельно сыщики вдруг задались целью отозвать лицензию на охранную деятельность у ТОО “Кузет-2050”, хотя происшествие с выстрелом не является для этого законным основанием. Тем не менее неоднократные попытки придраться к бизнесу были. А когда ничего не получилось, Бахтиярова попытались закрыть в СИЗО и морально сломать. Однако и тут следственный суд не пошел на поводу у правоохранителей, оставив Азамата под домашним арестом.

О том, как безобразно шло расследование, мы уже рассказывали ранее (см. “Умри или сядь?”, “Время” 7.6.2022 г.). Настало время кратко остановиться на ряде подробностей, прозвучавших на стадии прений. По закону обязанность установить истину по делу лежит на следствии. Однако материалы, поступившие в суд, говорят сами за себя. Ведь люди в погонах умудрились не отправить на исследование найденную на месте происшествия пулю, чтобы уточнить: а из пистолета ли Бахтиярова она была выпущена?

В заключении специалиста по баллистике, которое следствие выдало за экспертизу, указан ненастоящий завод-изготовитель оружия, поэтому нет уверенности, что он изучал именно травмат кузетовца. К тому же следователь не назначил дополнительную судмедэкспертизу по повреждениям Ачкасова, которая должна была пройти с помощью обязательных лабораторных исследований. Ввиду возникающих сомнений подобные доказательства можно отправить в мусорную корзину, но это решать, конечно, суду. Как и давать оценку позднему зажиганию с регистрацией дела против Бахтиярова в ЕРДР.

Тем не менее еще одна любопытная деталь о ноже Ачкасова: на нем были обнаружены пятна темно-бурого цвета, по всей вероятности - следы крови. Но никто и мизинцем не пошевелил, чтобы выяснить, что это за вещество. Хотя в той же сомнительной медэкспертизе было указано, что на пальцах Владимира имелись ссадины. Разве не логичное подтверждение тому, что он поранился лезвием, перехватывая нож из ладони в ладонь и пряча его в рукаве куртки? Однако следствие и прокурор считают (и это не шутка), что царапины на кистях тоже были нанесены тупым и твердым предметом, как и синяки на руке потерпевшего! В обвинительном акте так прямо и сказано.

О чем же предполагаемая кровь может свидетельствовать? Да о том, что пьяный и агрессивный Ачкасов мог навредить не только окружающим, но и себе! Все-таки клинок был достаточно мощным. В таком случае действия Бахтиярова, по версии защиты, были вполне законными: он защищал не только себя, а еще и оберегал носителя ножа от неосторожной травмы.

Защита также отметила, что следователь необоснованно затягивал расследование. А истекший срок попытался прикрыть назначением фонографической экспертизы видеозаписи, на которой не было звука, о чем он прекрасно знал. Кроме того, зачем-то присвоил статус свидетеля с правом на защиту руководителю фирмы “Кузет-2050”, хотя его вообще не было на месте происшествия. Потом вынес постановление о прекращении уголовного преследования в его отношении. Будто не зная, что такой документ может изготавливаться только в адрес подозреваемого!

И за всей этой свистопляс­кой спокойно наблюдала прокуратура. При изучении дела она ничего страшного и странного не усмотрела. Иначе вряд ли бы дело дошло до суда. Но не думайте, что гособвинению сейчас стыдно за выявленные в ходе разбирательств промахи. Оно по-прежнему считает, что Бахтияров опасен для общества и что его надо закатать в асфальт. Даже несмотря на то, что вызванная по инициативе прокуроров директор учебного центра подготовки охранников “Барс” Ирина ТУТЫНИНА рассказала суду, по сути, о правомерности поступка Бахтиярова.

По ее словам, если у агрессивного человека в руках есть потенциально опасный предмет, хоть кирпич, хоть отвертка, не говоря уже о ноже, это уже является угрозой. Тутынина также обратила внимание на то, что Бахтияров выстрелил именно в конечность. Потому что охранников учат стрелять по ногам или рукам, чтобы не причинить нарушителям тяжких травм.

После ее откровений состоялись прения сторон. Ожидалось, что приговор прозвучит еще на прошлой неделе. Однако прокуратура заявила ходатайство о допросе сотрудника другого центра по подготовке охранников, поэтому суду пришлось возобновить судебное следствие. Бывший криминалист полиции, а ныне пенсионер и представитель ОО “Динамо” Ричард ЗИЯДДИНОВ имел иную точку зрения. По его мнению, раз Ачкасов поднял руки, то уже прекратил быть опасным для Бахтиярова. Вот только по поводу отказа от требований бросить нож этот специалист ничего не пояснил. Если человек сдается и согласен подчиниться, разве не должен разоружиться? Ответа на этот вопрос не последовало.

Между тем прокуратура еще и новый обвинительный акт Бахтиярову предъявила. В нем подсудимый буквально демонизируется, а информация о происшествии заметно искажается. К примеру, люди в погонах написали, что у Азамата после прибытия в составе ГБР к поврежденной машине сразу возник умысел на превышение своих полномочий. То есть Ертысбаева и Ачкасова он никогда не видел, но уже якобы захотел им отом­стить за пострадавшего коллегу и побитое авто. При этом умалчивается факт, что Майлан сам позвонил жертве своего нападения и назначил встречу для дальнейших разборок.

Прокурор уверен: Бахтияров должен был не задерживать подозреваемых, а вернуться на базу. К тому же, встретившись со злоумышленниками, он будто бы достал свой пистолет и целых 20 минут не убирал его в кобуру. Хотя на видеозаписи видно, что Азамат доставал пистолет на несколько секунд, чтобы подстраховать напарника. Ведь в тот же момент Ачкасов демонстрировал им нож и говорил, что кого-то одного, но достать успеет.

В дальнейшем обвинительный акт выставляет Ачкасова невинным агнцем. И угрозы не представлял, и руки поднимал. А злой охранник все-таки ужалил его “Осой”. Видимо, благодаря этим невероятным искажениям в новых прениях для подсудимого запросят срок побольше. Разумеется, мы будем следить за развитием событий. Пока же сильно смущает поведение правоохранителей, которые грудью встали на защиту пьяных агрессоров и пытаются упечь в тюрьму человека, который в силу своих прав и обязанностей задержал хулигана и его вооруженного друга, чем облегчил работу полиции. Но вместо благодарности его готовятся “наградить” сроком.

Ирина МОСКОВКА, фото автора, Караганда

Поделиться
Класснуть