2539

Бизнес на чужом здоровье

С пугающей частотой возникают новые факты поставок в больницы контрафактных препаратов

Бизнес на чужом здоровье
Фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА.

Однако ответственные госорганы и силовики не спешат на них реагировать. Почему же так происходит? В этом вопросе разбирался наш корреспондент.

В апреле мы рассказали о вопиющем случае - поставке в Алматинский кардиоцентр поддельного антисептика (см. “Закупи и отравись”, “Время” от 8.4.2021 г.). Партия дезинфицирующих средств оказалась внушительной - почти полтонны. Но едва соприкоснувшись с ней, врачи заподозрили неладное и обратились к производителю - на завод, расположенный в Рудном. И выяснилось, что исследуемая партия изготовлена совсем не там. Экспертиза установила: в поставленной по договору о госзакупках субстанции есть что угодно, только не антисептик.

Однако расследование уголовного дела, возбужденного по заявлению завода-производителя и покупателя контрафактной партии, никаких реальных результатов до сих пор не принесло. Ничего не сделано госорганами и в деле защиты интеллектуальной собственности: ведь подделано было не только вещество, но и этикетка с товарным знаком. Почему же тогда результат нулевой? А потому, что, как утверждают в госорганах, в стране действует мораторий на проверки малого бизнеса. Вот и футболят это дело из Алматинского департамента экономических расследований (ДЭР) в депюст и обратно.

Тем временем отсутствие реакции государства ушлыми коммерсантами воспринимается как разрешение на беспредел. И вот уже в больницу Степногорска в рамках госзакупки сделана поставка другого якобы рудненского дезсредства «Фармдезин-Экстра» - 80 канистр на сумму 800 тысяч тенге. В полученных больницей емкостях вместо желтой прозрачной жидкости со специфическим запахом оказалась бесцветная и ничем не пахнущая водичка. Элементов, которые обладали бы бактерицидными, противовирусными и дезинфицирующими свойствами, найдено в ней не было.

Поддельная этикетка...
...и настоящая.

И в случае с кардиоцентром, и со степногорской больницей тревогу забили врачи. Роль Минздрава свелась лишь к распространению по регионам информационных писем, в которых говорилось о необходимости внимательно проверять качество закупаемых препаратов.

Казалось бы, все просто: не надо покупать товар плохого качества. Но сегодня разного рода дельцы просто обнаглели. Они оккупировали портал госзакупок и расхватывают любые конкурсы, не вникая ни в их суть, ни в техническую спецификацию. Кто попало занимается чем угодно: предприятия без штата, офиса, оборотных средств и техники заключают миллионные контракты благодаря тому, что выставляют немыслимо низкие цены. Немыслимо, потому что зачастую они ниже себестоимости поставляемой продукции или услуг.

Главная цель участников конкурсов - урвать договор. А как его выполнить, это уже для них не слишком важно. “Как-нибудь справимся”, - считают они и идут к проигравшим конкурентам, предлагая им еще меньшую цену за работу, услуги либо товар. Сами ведь тоже хотят с наваром остаться.

- К нам эти горе-поставщики, выиграв конкурсы, обращались не раз, - рассказывает директор рудненского завода Алия КАЙРАКБАЕВА. 

Алия КАЙРАКБАЕВА.

- Мы, как производители, обычно не участвуем во всех этих тендерах, которых по стране проводится масса. Конечно, наши цены ниже, чем у дилеров. Но даже их победители конкурсов не потянули. Они нашли выход, став клиентами бутлегеров, выпускающих свой некачественный и даже опасный товар, используя наши наименования, название нашей фирмы, подделывая этикетки и форму бутылок. И все это при полном попустительстве госорганов.

Сегодня подобных историй масса. Например, в конце прошлого года в Костанайской области некая рудненская фирма-одно­дневка выиграла конкурс на зимнее обслуживание дорог. Выиграла только благодаря демпингу. После этого директор, конечно же, пустого предприятия пришел к руководству компаний, располагающих техникой и рабочей силой с деловым предложением: выполнить работу в роли субподрядчика.

В тот раз он всюду получил отказ и в конце концов отказался от исполнения договора. Какие последствия это вызвало? Работы на дорогах вести было некому. Конкурс пришлось объявлять заново. Между тем по законодательству сделать это можно только месяц спустя после проведения первого конкурса и оформления связанных с ним бумаг.

В госучреждениях страны уже не редкость, когда из-за действий недобросовестных поставщиков приходится проводить тендеры на одну и ту же услугу по нескольку раз! Простые закупки растягиваются на долгие месяцы. Средства не осваиваются. Страдают закупщики и производители. Но получают ли наказание горе-коммерсанты? Считается, что да. Их могут привлечь к суду, чтобы признать недобросовестными участниками госзакупок. Этот статус лишает их права принимать участие в конкурсах на довольно длительный срок.

Но надо признать, что такое наказание для них что слону дробина. Потому что они открывают новые предприятия и, конечно, совершенно безболезненно для себя их закрывают. Тем более что сегодня это дело - вопрос считаных дней. Так что, получается, никакого реального рычага воздействия на бизнес-чаек, промышляющих на рынке госзакупок, в стране нет.

- Мы не раз обращались и в Алматинскую прокуратуру, и в Генпрокуратуру, но от нас все отмахиваются, - отмечает менеджер по госзакупкам кардиоцентра Алматы Кайрош ОСПАНОВ. - То перешлют наше обращение в другую структуру и не следят за исполнением, то разъясняют нам, что в этой ситуации потерпевшим считается не кардиоцентр, а только завод-производитель. Между тем контрафакт уже больше полугода хранится на нашем складе. Он испускает отвратительный химический запах: зайдешь на склад - глаза режет. А мы ничего не можем с ним сделать - ни вернуть, ни уничтожить, так как добиться от ответственных органов каких-то решений на этот счет не получается. Единственное, что удалось, так это признать в суде поставщика недобросовестным. А по сути проблема-то не решена.

В общем, бумажный футбол между органами уголовного преследования, государственной юридической защиты прав интеллектуальной собственности, потерпевшими производителями и без вины виноватыми закупщиками продолжается. А реальных дел нет. Видимо, ответственные лица ждут 2023 года, когда мораторий на проверки планируется снять.

Стас КИСЕЛЁВ, Костанай

Поделиться
Класснуть

Свежее