1527

Песни и пенсии

Не сдаваться старости и каждый день встречать с улыбкой - с этим девизом приближаются к девятому десятку Вера ТОЛОЧНАЯ и ее подружки. Два-три раза в месяц собираются дома у Веры Матвеевны и отрываются. Такие песенные “субботники” заменяют им репетиции - за спиной годы в хоре ветеранов войны и труда, потом в центре славянской культуры. До ковидной пандемии активно гастролировали по Алматинской области. Душа-то поет!

Песни и пенсии

Все дела нужно переделать до выходных. А там за ними прикатит Хаджи Мурат, погрузит скрипящих и охающих красавиц в авто и повезет на улицу Береговую. Каждый раз таксист удивляется - привозит бабушек, а забирает девушек. Поют “стременную” во дворе, пляшут у калитки… Пока всех развезет по Талгару по домам - и сам зарядится: до вечера песни мурлычет под нос.

Нас приглашают на репетицию и - сюрприз - на хлебосольное застолье. Раскрывают всем известный секрет: без бокала не будет вокала. Дочь Веры Матвеевны Ирина КАЙНАЗАРОВА с порога шокирует:

- Прием! Мама, ты готова? Журналисты приехали, - говорит в рацию Ирина.

После одобрения на том конце ведет нас к домику мамы. Он появился здесь прошлой зимой. Успели построить аккурат под Новый год, всего за два месяца. Спальня и даже кухонька - все, чтобы было комфортно хозяйке.

Вере Матвеевне 84 года. По паспорту. На самом деле уже 85. Один год “потонул” вместе с мет­рикой - родители нашей героини жили на Иртыше между Семипалатинском и Усть-Каменогорском. Когда в срочном порядке восстанавливали документы, мать большого семейства, где росли десять детей, и не заметила, что паспортистки зафиксировали чудо природы - словно рожала она дочерей каж­дые полгода. Тогда рукой махнули. Сейчас - тем более.

Теперь жить в большом доме одной Вере Матвеевне страшно и неуютно - отдала его внуку, передав и семейную легенду, как строили это родовое гнездо неподалеку от бурной Талгарки. Первый супруг - киномеханик - нес искусство в массы по области. Молодая тогда Верочка, отстояв смену на местной швейной фабрике, спешила домой. В привязанных на коромысло двух холщовых сумках таскала с берега реки камни. Дотемна сделает несколько ходок - спину не разогнуть. Но приедет муж из рейса, а его в огороде ждет куча камней - можно заливать фундамент. Так же - вместе - подняли и стены. Крышу помогли накрыть друзья.

- Все так строились, - до сих пор не видит в этом ничего удивительного хозяйка, только показывает руки - пальцы натруженные, узловатые. - Но руки мои кроме тяжелого труда - последствие жизни вблизи Семипалатинского ядерного полигона. Взрывали. А нам говорили, что сбивают затор на Иртыше. Но утром, проснувшись, мы увидели, что это был за затор: на земле лежали облезшие, без шерсти, собаки и овцы.

Первый муж Веры Матвеевны рано ушел из жизни. Случайная, нелепая смерть - простофиля-водитель не заметил его при развороте. Она бы так и вдовствовала, но ее взял буквально измором приятель супруга. Моложе на несколько лет, красивый. Еще и с двумя сыновьями. Все равно не отступил - нашел подход, заслужив любовь детей. И родилась дочь Иринка. Но второй брак не заладился, и через пять лет супруги расстались. Еще одна семейная история: отец писал Ирине письма, но почему-то без обратного адреса. Так и значилось на конверте “Советский Союз. От Авошынреч” (от Чернышова).

- Сегодня мама с нами. И в то же время у себя. А рация на случай, если ночью срочно что-то понадобится, - улыбается Ирина.

Мама посвятила ей стихи, а Ирина превратила их в душевную песню. Она ведущая и тоже певица. В последнее время пробует выступать в жанре шансон.

- Кто-то возится с детьми, а я - со своими певуньями. Не даем мы с мамой им закиснуть, заскучать, - продолжает она. - Репетиции переносим только по причине плохого самочувствия. Все-таки девочки в возрасте. Но два раза их звать не нужно - очень уж они у нас легкие на подъем. Нечасто собирались только в пандемию, потом возобновили встречи.

На подступах к домику уже слышится пение - подружки распеваются. Заходим, а они слезы утирают - Вера Матвеевна читала стихи подруге, рожденной в 1941 году. Нанизывать на рифмы слова - еще одно ее увлечение. Ищет шпаргалки стихов. Не найдя - забыла, куда положила, читает с ходу несколько наизусть. Помнит тексты всех песен из репертуара. 20 лет руководить хором ветеранов не шутка. Несмотря на больные руки и ампутированный после травмы палец, разливисто играет на гармони, которая, кстати, тоже раритет.

Вера Матвеевна уступила было бразды правления более молодой приятельнице. Но Капитолина Степановна в свои 75 лет завела головокружительный роман по переписке с другом детства и ­вышла замуж. Так Вера Матвеевна снова стала началь­ницей.

- Знакомьтесь - Лидия Николаевна, Светлана Ивановна, Мария Александровна, Людмила Борисовна, Ольга Александровна, Надежда Трофимовна, - представляет она.

А девочки подсказывают:

- Расскажи про альбом.

Так из недр комода на свет выплывает гигантский талмуд. В нем фото и биографии всех ветеранов и тружеников тыла Талгара. Подробно, каллиграфическим почерком - о наградах, жизни после войны. Ведет его с 1986 года. И все это по своей инициативе. Многие ушли - светлая им память. Бывало, что даже поминки делали за свой счет. А вот к 90-летней Надежде Щипачевой поющий десант ездил с концертом даже в Капшагай. Она живет в местном доме инвалидов. Когда-то тоже пела. Говорят, и сейчас поет.

- Есть песня, без которой не обходится ни одно наше выступление. Посвящаем семейной паре ветеранов Котовых - Ивану Титовичу и Раисе Алексеевне. Не так давно пели ее 91-летней Раисе Алексеевне через интернет, - рассказывает Ольга Александровна.

- Света жила здесь, на фабрике вместе работали. Уехала потом в Россию, да вернулась. Однажды ведет ее ко мне почтальонша: “Ты поешь, она поет. Бери в свой хор!” А мы и рады. Лидочку я все не дож­дусь из бабушкиного “декрета” - думала, поможет дочери на первых порах с внуком, а она его уже во второй класс водит. А ведь она у нас запевала - только она может как дать “Варенички”, - расхваливает подруг Вера Матвеевна.

- Мы прошли два страшных голода и войну. И выстояли. У нас и сейчас энергии через край, - признаются бабульки.

И тут же рассказывают: между репетициями делятся рассадой и новыми упражнениями. Бодрость духа поддерживают телом, а тела - зарядкой.

Активистки-общественницы, они не просто выступают на талгарских праздниках - накрывают столы со своих пенсий, шьют кос­тюмы. А для антуража ищут по дворам старую бытовую утварь. Однажды раздобыли где-то вед­ра, выпущенные в Омске в начале XIX века. Задорные бабульки подстегивают и других шевелиться. Когда нет выступлений - дружно идут в любимую шашлычную и, устроившись за столиками, затягивают свои “короночки”. Оглянутся через некоторое время - вокруг них толпа прохожих: подпевают, снимают на видео.

Одного не хватает их дружному коллективу - поющих дедушек. Но с этим беда, признаются, не осталось голосистых ровесников.

- А как попасть к вам в коллектив? А то мне через год на пенсию, - интересуется вдруг наш фотокорреспондент.

- Приходите! И петь научим, и песни поможем выучить! - отметают вопросы о кастинге талгарские поющие бабушки.

Юлия ЗЕНГ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть