1585

Ла-Манш по колено

Переплыть море, кишащее медузами, да еще и ночью, смогли четыре спортивные подруги из Казахстана - участницы ультратриатлона Enduroman Arch to Arc

Ла-Манш по колено

“Когда мы вышли на берег, у всех было такое чувство, что мы побывали где-то в другом измерении. Как будто прошла целая жизнь. Другая жизнь”. Такие мысли были у команды IRON MOMs KZ: Елены КУН, Мадины КУРМАНБАЕВОЙ, Эльфиры ДУДНИК и Анель СЫТДЫКОВОЙ, когда они переплыли Ла-Манш. Они стали первыми казахстанками, преодолевшими экстремальный ультратриатлон Enduroman Arch to Arc (“От арки до арки”).

Этот триатлон считается самым сложным в мире. Его протяженность около 480 километров. Участники стартуют от Мраморной арки в Лондоне, а финишируют у Триумфальной арки в Париже. Спортсмены, сменяя друг друга, сначала бегут 140 километров до Дувра (порт в Великобритании), затем плывут через Ла-Манш и едут 290 километров на велосипеде. Правила прохождения дистанции довольно жесткие. Рефери сопровождает атлетов по всему маршруту.

Команда IRON MOMs KZ выдержала все испытания и достойно прошла гонку за 56 часов 9 минут. Сейчас спортсменки разъехались по разным городам, поэтому на интервью за всех пришлось отдуваться Елене Кун.

На снимке (слева направо): Анель СЫТДЫКОВА, Елена КУН, Эльфира ДУДНИК, Мадина КУРМАНБАЕВА.

- У каждой из нас за плечами участие в самых разных триатлонных гонках, но Enduroman Arch to Arc было особой мечтой, - призналась она. - Сейчас, когда все уже позади, многие моменты вспоминаются с улыбкой. Например, как мыли голову в туалете или когда я ехала велоэтап и вдруг из кустов прямо на дорогу выскочил олень. Но самые сильные эмоции, конечно, были на заплыве через Ла-Манш. Представьте, что вы прыгаете в суп из медуз, температура воды 15,6 градуса, холодный ветер, сильное течение и волна. Мы начали заплыв в семь вечера, а коснулись берега Франции на следующий день в обед. В общей сложности из-за течения наша петля English Channel составила 78 километров и заняла 19 часов 11 минут.

Заплыв через Ла-Манш считается самым сложным этапом ультратриатлона.

- Что было самым сложным?

- Морская болезнь. Мы слышали, что на той гонке самый большой сход спортсменов именно из-за этого. Нас тошнило, мы не могли ни есть, ни пить. Порой было настолько плохо, что хотелось только одного: чтобы все быстрее закончилось. Но каждая из нас понимала, что сдаваться нельзя. Мы менялись каждый час. Ты вылезаешь из воды, тебя трясет от холода, а нужно раздеваться. Снимаешь гидрокостюм, купальник, надеваешь сухой купальник и несколько слоев теплой одежды. Потом закрываешь глаза, чтобы вздремнуть. И вдруг слышишь: “Yelena, twenty minutes”. Пришло время меняться. У тебя есть двадцать минут, чтобы снова натянуть мокрый гидрик и прыгнуть в воду. Невозможно передать эмоции, которые испытываешь в эти мгновения. Ты плывешь, а холод пробирается по позвоночнику. Чтобы отвлечься от этой мысли, я считала свои гребки. При этом наша судья Рейчел ХИЛЛ пошла на хитрость и сказала нам, что температура воды 18,5 градуса. И это психологически помогло. Когда все завершилось, другой рефери открыл нам правду, что вода была 15,6 градуса. Сложно было бороться с течением. Нас постоянно сносило к лодке, но прикасаться к ней нельзя, иначе дисквалифицируют. В какой-то момент Рейчел нас собрала и сказала: “Нам нужно проскочить смену прилива, поэтому сейчас вы должны выложиться как никогда. Иначе течение поменяется в противоположную сторону и нас снова снесет”. Мы плыли, как сумасшедшие.

- Страшно было плыть ночью?

- Нам некогда было думать об этом. Ла-Манш кишит медузами. Ты опускаешь руку в воду и думаешь: лишь бы не зацепить одну из этих морских обитательниц. Там водится самая опасная медуза, и когда плыла Эльфира, я увидела, как мимо нее проплыла именно она. Слава богу, они друг друга не заметили.

- После воды вы сразу же пересели на велосипеды? Даже не отдохнув?

- Когда вышли на берег, то осознали, что уже вторые сутки без сна и 20 часов без еды. Из-за морской болезни не могли есть. Хотя у нас с собой была целая кастрюля гречки, которую наварили по моей просьбе, но мы так и не притронулись к ней. Позже Мадина надо мной шутила, каждый раз предлагая поесть гречки. Искать кафе времени не было, и мы, перекинув вещи из одной сумки в другую, быстро переодевшись в велоформу, начали велоэтап. Здесь у нас тоже было немало приключений. То сова пролетит, то рядом слышишь стук копыт, то крики животных. Сложность маршрута в том, что толком не можешь разогнаться, ты видишь буквально всего метр перед собой, а дальше кромешная тьма. Последние 20 километров Эльфира ехала по Парижу два часа - настолько плотным был трафик. По правилам можно ехать только за машиной организаторов, и никак иначе.

На велоэтапе команда проехала 290 километров.

- Слушаю вас, и на языке вопрос: зачем вам нужны все эти испытания?

- Лично для меня это отличный способ выхода из зоны комфорта. Я завершала водный этап, и когда коснулась берега и вернулась к команде, мы кричали: “Мы сделали это! Мы не сдались!” - и обнимали друг друга. Правда, были мысли, что никогда и никому больше не посоветую пройти это. А сейчас вот думаю сделать соло Enduroman Arch to Arc!

Несмотря на всю сложность и опасность триатлона, попасть на него непросто. Сначала нужно забронировать место на участие и оплатить стоимость самой гонки. После чего необходимо документально подтвердить, что у вас есть опыт бега, плавания и велогонок на длинные дистанции. Затем совершить тестовый шестичасовой заплыв при температуре воды не выше 16 градусов. Иногда спортс­мены ждут своей очереди несколько лет.

“Железные мамочки” занимаются триатлоном по 5-7 лет. Но спорт - это лишь часть их жизни: они успешные бизнес-леди, управляют компаниями, ведут домашние дела, воспитывают детей. У Мадины их двое, у Эльфиры и Анель - по трое, у Елены один сын. С такими мамами не покапризничаешь!

Надежда ПЛЯСКИНА, фото из архива команды IRON MOMs KZ, Алматы

Поделиться
Класснуть