2064

“Скорая” будет приезжать быстрее

“Скорая” будет  приезжать быстрее

Как изменится система здравоохранения южной столицы

На вопросы читателей ответил руководитель управления общественного здоровья Алматы Канат ТОСЕКБАЕВ.

Руководитель управления общественного здоровья Алматы Канат ТОСЕКБАЕВ.

Куаныш КЕРИМКУЛОВ:

- Сколько Фонд социального медицинского страхования платит за одного гражданина, обслуженного “скорой помощью”? Сколько машин задействовано в этой службе и сколько вызовов в год поступает в “скорую”?

- В городе для оказания экстренной медицинской помощи работают 198 бригад. В 2018 году было выполнено 918 023 вызова (по первой категории - 62 373, по второй - 449 274, по третьей - 208 142, по четвертой категории - 198 234). План на 2019-й - один миллион вызовов.

Что касается системы финансирования, то я хотел бы сказать, что в 2018 году она изменилась: если раньше шла оплата за каждый вызов по отдельности, то начиная с прошлого года объем выделяемых средств зависит от количества прикрепленного населения. Поду­шевой норматив на одного жителя Алматы в месяц составляет 278,73 тенге - это та сумма, которая выделяется на каждого алматинца.

То есть фонд, если можно так выразиться, платит по количеству голов, а не вызовов. И руководству скорой помощи заранее известно, на какую сумму будет профинансирована служба. Почему ввели такую систему? Когда финансирование шло за каждый вызов, всегда сохранялся риск, что часть из них могут просто приписать - это один из факторов. Второй: не секрет, что были пациенты, к которым “скорая” выезжала по десять раз за сутки. И могло получиться так: бригада занята тем, что оказывает помощь человеку с высоким давлением, а в это время кто-то умирает от сердечного приступа и ждет приезда врачей. От этого нужно было уходить, ведь те пациенты, которые постоянно вызывали “скорую”, в основном хронические больные, которые теперь относятся к четвертой категории срочности. И поликлиники, которые их обслуживают, заинтересованы в этих пациентах, ведь они получают за них деньги.

Вопрос газеты “Время”:

- Все ли поликлиники, к которым могут прикрепиться горожане, могут обслужить пациентов по четвертой категории сложности, то есть приехать к больному в течение 60 минут?

- У нас есть проблемы только по отдельным частным компаниям, которые взяли госзаказ на обслуживание пациентов, но еще не организовали работу по четвертой категории срочности - это примерно 8-10 процентов из общей массы. Три поликлиники города закупили свои машины “скорой помощи”, у них есть отдельный штат врачей, которые полностью обслуживают своих пациентов. Остальные объявили конкурс на закуп машин, но пока он не завершился, берут их в аренду у службы скорой помощи на условиях аутсорсинга.

Жалоб на то, что кого-то не обслужили по четвертой категории (это порядка 30 процентов всех вызовов, поступающих на пульт неотложки), сейчас нет - для меня это главный показатель качества работы. Да, они были в конце прошлого и начале этого года, когда система только начинала работать.

- Получается, что “скорая” должна приезжать быстрее (ведь свободных бригад стало больше), а министр здравоохранения Елжан БИРТАНОВ, который недавно был в Алматы, выразил недовольство тем, что в нашем городе показатель прибытия “скорой” к пациенту ниже республиканского.

- “Скорая” будет приезжать быстрее - сейчас идут большие изменения в этой сфере. В начале года, когда мы разрабатывали дорожную карту “Развитие системы здравоохранения города Алматы”, анализировали жалобы, поступающие в наше управление. Так вот, порядка 15 процентов из них касались как раз “скорой”: долго едет, вообще не приезжает. Поэтому в текущем году мы начали максимальную реорганизацию службы скорой помощи.

На сегодняшний день создан современный ситуационный центр и модифицирован существовавший call-центр, увеличилось количество сотрудников, принимающих вызовы, все бригады в ближайшие дни будут оснащены планшетами - на них напрямую будет передаваться вызов. Мы установили большой LED-экран, на котором отражено, где находится каждая из бригад (за счет этого мы контролируем их местоположение), оператор определяет ближайшую к пациенту машину и направляет к нему. Благодаря этим мерам мы планируем до конца первого полугодия 2019 года сократить время приез­да “скорой” по первой категории срочности с 15-16 минут, которые мы имеем сейчас, до 11. Это самая главная наша задача.

Мухтар БАГИТОВ:

- Когда записываешься к врачу, в регистратуре выдают талон на определенное время и дату. Но все равно в указанное время ты на прием не попадаешь, потому что приходят опоздавшие. В результате возникают скандалы, из-за которых в очередях бардак. Можно ли отменить время? Пусть пишут только дату и часы приема участкового врача: например, с 12 до 18 часов, а люди, как раньше, будут заходить к врачу по живой очереди.

- Соглашусь, сбои в электронной очереди могут быть. Но происходят они не только из-за опоздавших, есть еще и экстренные больные, которые по понятным причинам не могли записаться заранее. А они, так же как и ветераны ВОВ и некоторые другие категории пациентов, в соответствии с приказами Минздрава обслуживаются вне очереди. Да, сейчас время ожидания приема может составлять и 30, и 40 минут. Особенно это касается узких специалистов, которых у нас не хватает (дефицит по городу составляет почти 250 человек). Но мы все время выходим на ярмарки вакансий, приглашаем врачей.

Я вас понимаю, но считаю, что время отменить нельзя, как вы предлагаете, нужно отходить от живой очереди, поэтому сейчас мы усовершенствуем работу электронной. Пока начали эксперимент на базе 11-й поликлиники (увеличили время приема, отведенное на одного пациента, с 15 до 20 минут). Если система окажется эффективной, будем внедрять ее и в других поликлиниках. Уменьшить очереди мы можем, сокращая нагрузку на врачей, развивая цифровую медицину и используя для записи на прием мобильное приложение DamuMed или сайт электронного правительства www.egov.kz

Малик КАСМАКЕНОВ:

- В поликлинике №6, где я обслуживаюсь, объединили грудничков и взрослых. Недавно рядом с нами построили консультативно-диагностический центр - большой пятиэтажный корпус. У меня такое предложение: пусть там откроют детское отделение поликлиники №6. Возможно ли это?

- Да, недавно мы открыли диаг­ностический центр, его главная цель - обеспечить преемственность между поликлинической и стационарной помощью. Там работают и участковые врачи, и узкие специалисты, есть стационар. Буквально на днях было назначено новое руководство, и мы поставим перед ним ваш вопрос. Я считаю, что на базе консультативно-диагностического центра действительно можно было бы сделать врачебную амбулаторию для детского населения. В принципе, очень хорошее предложение, мы обязательно его рассмотрим.

- При поликлинике №6 есть глаукомный центр, в него отправляют пациентов и из других районов. Почему бы не открыть такие же центры по всему городу, чтобы людям не приходилось далеко ездить?

- Действительно, у нас есть проблемы с обслуживанием и детей, и взрослых, имеющих проблемы со зрением: глаукома, катаракта, в городе большая очередь на лечение этих заболеваний. Именно поэтому на базе центральной городской клинической больницы мы сейчас активно развиваем консультативно-диагностический глазной центр с соответствующим материальным оснащением и специалистами. Он должен заработать в полную силу в течение ближайших двух месяцев. Это одна из задач, которую мы поставили перед новым руководством этой больницы. Поэтому оказание помощи по глазным заболеваниям мы будем централизовывать именно на ее базе. Думаю, это покроет потребность горожан в лечении глазных заболеваний. Соответственно, всех пациентов с такими диагнозами будут направлять в этот центр, поэтому считаю, что нет необходимости создавать глаукомные центры при поликлиниках, как вы предлагаете.

Тураш Сманович СМАНОВ:

- Мне 68 лет, я врач высшей категории по специальности торакальный хирург, но начинал работать как общий хирург. Сейчас нахожусь на пенсии. Я все время слышу, как говорят о том, что в поликлиниках не хватает узких специалистов. А я и рад бы поработать (это лучше, чем сидеть дома), пытался несколько раз устроиться, но, поскольку я пенсионер, меня не принимают. Скажите почему? Неужели опытные специалисты не нужны в поликлиниках?

- Вы можете обратиться в отдел кадров управления общественного здоровья, прислать свое резюме на мое имя. Мы разошлем его по всем подведомственным организациям. Но решать, брать вас на работу или нет, будем не мы, а главный врач больницы или поликлиники, и он, как вы понимаете, руководствуется не только возрастом. Правда, хочу сказать, что именно хирургами медицинские учреждения Алматы укомплектованы на 99,2 процента. У нас не хватает эндокринологов, реаниматологов, гинекологов. Но запрета на то, чтобы брать пенсионеров, нет.

Марина СУРКО:

- Я обслуживаюсь в поликлинике №5 не по месту жительства (прикрепилась сюда, потому что она мне нравится). Вообще, дом, в котором живу, относится к поликлинике №30. Меня все устраивает, единственная проблема в том, что врач, к которому я сейчас прикреплена, не может приходить ко мне домой, если заболею. Скажите, почему нельзя сделать так, чтобы в случае необходимости на дом приходил участковый врач из поликлиники №30? Ведь сейчас все карточки электронные, база данных единая. Разве медики не могут получить нужную информацию о пациенте?

- При распределении участков в поликлиниках применяется принцип административно-территориального деления, и в этом плане ничего меняться не будет. Когда вы прикреплялись не к своей районной поликлинике, должны были подписать согласие на то, что к вам на дом не будет приходить участковый врач. Вас в любом случае должны были об этом предупредить. Думаю, что вы об этом знали и сами сделали выбор. Теперь нужно соблюдать правила. В случае какого-то экстренного состояния вы можете вызвать “скорую” (скорее всего, ваш вызов отнесут к четвертой категории сложности), тогда к вам приедет врач из поликлиники №5, к которой вы прикреплены.

На “прямой линии” дежурила Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Продолжение читайте в субботнем номере газеты “Время”.

Поделиться
Класснуть