3465

Непроходной балл

Профессор из Алматы пытается оспорить результаты конкурса Министерства образования и науки “Лучший преподаватель вуза”

Непроходной балл

Доктор филологических наук, профессор Казахского национального педагогического университета им. Абая Дамина ШАЙБАКОВА заметно волнуется. Сегодня она в непривычной для себя роли. Объясняет, что это интервью - крайняя мера, попытка добиться справедливости.

- У нас не принято обсуждать результаты конкурса, это табу: мол, подумают, что ты жалобщик, который не выиграл, - начинает она нашу беседу. - Но я не выступаю в этом качестве, и моя фамилия здесь звучит лишь потому, что речь идет не о частном случае, а о тенденции. Если все конкурсы, которые проводит Министерство образования, прозрачны, то мне хотелось бы, чтобы те вопросы, которые я неоднократно задавала, обсуждались открыто. Это важно для всех, кто работает в сфере образования. Может быть, после этой статьи найдутся люди, которые тоже захотят высказаться. Ведь между преподавательским сообществом и профильным министерством должен быть диалог, полезный обеим сторонам. Так мы сможем улучшить качество образования, повысить планку научных исследований, добиться большего доверия к конкурсам. Сейчас его нет.

В 2019 году Дамина Дисингалеевна подала заявку на конкурс “Лучший преподаватель вуза”. Говорит, что раньше не решалась, а теперь, когда за плечами такой опыт, почему бы не попробовать. По правилам участники должны были заполнить специальную таблицу. В ней указаны качественные и количественные показатели, за которые каждому преподавателю начисляют определенные баллы. Это 13 пунктов. Перечислю некоторые, чтобы было понятно: наличие ученой степени, звания, успеваемость студентов, авторство учебников, владение английским языком, научные публикации, участие в научных конференциях, выполнение грантовых проектов в Казахстане и за рубежом и другие.

- У меня есть что предъявить по многим пунктам, - рассказывает Шайбакова. - Я аккуратно все обозначила, представила подтверждающие документы, отправила и стала ждать. 20 декабря электронную систему, в которую были загружены анкеты участников, открыли, и кандидаты смогли ознакомиться с экспертными оценками. Я была очень удивлена, когда увидела, что напротив некоторых ключевых позиций, за которые мне должны были начислить баллы, стоят нули. Прежде всего это участие в научных проектах, у меня их было несколько, но я за них ничего не получила. Я являюсь экспертом в шести республиканских организациях, большинство из которых имеют непосредственное отношение к Министерству образования. Это учли, но поставили минимальное количество баллов. Обошли вниманием успехи моих студентов, что тоже было важно, проигнорировали публикации. Не засчитали наличие авторского свидетельства, защиту магистерских диссертаций, выполненных под моим руководством, воспитательную работу, стажировку в США, чтение лекций за рубежом.

Я сначала подумала, что это какая-то техническая ошибка. Написала замечания в регистрационной форме участника конкурса. Думала, что организаторы во всем разберутся. Но этого не произошло. Перед новым годом объявили результаты конкурса - меня среди победителей не оказалось. Не скрою, я огорчилась бы из-за того, что не выиграла, но не более. Меня возмутила сама ситуация.

Но даже не это, как сейчас признается героиня, задело ее за живое. Узнав о результатах конкурса, Дамина Дисингалеевна написала обращение министру образования и науки Асхату АЙМАГАМБЕТОВУ, заместителю министра Мирасу ДАУЛЕНОВУ и директору департамента высшего и послевузовского образования МОН Адлету ТОЙБАЕВУ. Последнее я процитирую:

“Обращаюсь к вам по поводу результатов конкурса “Лучший преподаватель вуза”. Большая часть моих ключевых позиций, указанных в рубрике “Качественные и количественные показатели”, не была учтена экспертом и оценена нулем баллов (наша героиня их перечисляет. - О. А.). Таким образом, как минимум 17 баллов не были учтены. Прошу вас помочь разобраться в этой ситуации. Являясь экспертом во многих республиканских организациях, верю в объективность проверок. Однако в данном случае очевидна некорректность подсчетов, которая заставляет усомниться в объективности экспертизы. Я написала об упущениях эксперта в регистрационной форме, которая была открыта для участников конкурса. Но экспертная оценка не была изменена. Все подтверждающие документы имеются в конкурсном деле. Надеюсь на то, что справедливость восторжествует”.

- Я всего лишь указала на упущения. Нужно было просто объяснить, почему я не получила баллов по указанным позициям, - продолжает Шайбакова. - Причем за это время, будучи в очередной командировке в столице, я смогла попасть на прием к господину Тойбаеву. Он пообещал мне разобраться в ситуации, но ответа так и не дал. Насколько мне известно, на любое обращение граждан должен быть представлен ответ в течение двух недель. Жаль времени и нервов. Меня удивило именно игнорирование.

Недавно, когда прошло больше двух месяцев, я все же получила ответы от заместителя министра и даже от самого господина Аймагамбетова. Но они не показались мне убедительными. Вот письмо министра: “Все баллы по качественным и количественным показателям оценки вашей работы (далее - показатель), за исключением трех позиций, были учтены. По пункту 10.2 показатель баллов не был засчитан по причине того, что вами не были представлены копии отчетов по фундаментальным и прикладным исследованиям, копии договорных работ, подписанных первым руководителем вуза, с указанием списка исполнителей, в том числе фамилии, имени, отчества участника конкурса. По пункту 11.3.2 показатель баллов не был засчитан на основании того, что представленное письмо-благодарность за участие в мероприятии в качестве приглашенного профессора не является подтверждающим документом (подтверждающим документом являются договор и сертификат). По пункту 13.1.1 показатель баллов не был засчитан, так как статья в газете, выступление на телевидении не входят в комплекс воспитательных мероприятий”.

- Очень жаль, но министра неверно информировали, - говорит Дамина Дисингалеевна. - Копии договоров, оттиски титульных листов отчетов (сами отчеты объемные, 40-100 страниц) с указанием всех исполнителей, экспертное заключение по проектам, финансируемым МОН, были в деле. Далее. Я читала лекции в качестве приглашенного Лодзинским университетом профессора более двух месяцев. Сертификат в конкурсном деле был. Отдельно считаются баллы за руководство докторскими и магистерскими диссертациями. Последние не были засчитаны. Остальное уже указано выше. Непонятно, почему не учли выступления в СМИ как воспитательные мероприятия, если в одном случае речь шла о трехъязычии в системе образования, а в другом совместно со студентами вузов искусства обсуждались актуальные проблемы этой сферы. Министр посоветовал в случае несогласия обратиться в суд. Это выглядело бы более чем странно. Неужели нет более мирных способов решения? Может, все же стоит обратить внимание на определенные проблемы, связанные с проведением финансируемых государством конкурсов?

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее