2074

Прорыв в хартию

Как наконец создать местное самоуправление в Казахстане

Прорыв в хартию

Очередной оборот бесконечной истории с признаваемым Конституцией, многократно впихиваемым в законодательство и упорно невпихуе­мым местным самоуправлением (МСУ). Министерство национальной экономики на этот раз разместило на портале для открытого обсуждения проект указа президента о внесении изменений и дополнений в президентский же указ всего лишь двухлетней давности, которым утверждалась очередная, заметьте, концепция МСУ, рассчитанная, как в ней определено, до 2025 года.

Разработчики, дотерпев лишь до половины срока, предлагают все намеченное свернуть: отказаться от таких по сравнению с предыдущими новаций концепции, как создание в городах районного уровня и в сельских населенных пунк­тах представительных органов - кенесов, а заодно от так называемых территориальных органов местного самоуправления в больших городах. В такой решительный разворот включается и отзыв уже внесенной в мажилис очередной версии законопроекта о местном самоуправлении, разработанной во исполнение очередной концепции, в очередной раз пересматриваемой.

Можно было бы поаплодировать смелости разработчиков, всенародно признавших бесполезность и неработоспособность предлагаемой к отмене концепции, и удивиться, откуда они такие принципиальные взялись. А все оттуда же! Это то же самое министерство и те же самые партнеры по Минюсту и Минфину при фактически тех же кадрах, которые сотворили отменяемую концепцию и внесли отзываемый законопроект.

Такого в бесконечной истории МСУ еще не было, это какой-то новый 180-градусный разворот, прорыв в неизведанное будущее. Или пройденное прошлое. Вернее, это второй прорывной разворот после прорыва десятилетней давности, когда было объявлено, что местное государственное управление и местное само­управление - это одно и то же.

Тогда в Конституцию было добавлено, что маслихаты, прописанные в ней как представительные органы государственного местного управления, являются еще и органами МСУ, а акимы, кроме акимов областей, городов республиканского значения и столицы, могут не только назначаться, но и избираться.

Что добавил тот прорыв к вечно придаточным по отношению к акимам маслихатам, никому не известно, зато мы знаем, какие изменения пришли с выборностью сельских акимчиков: по существу - никакие.

Нынешний же прорыв, сметая со своего пути надежды на появление хоть какого-то представительного органа самоуправления, концентрируется теперь на выборности уже более-менее статусных акимов - районного уровня, включая возможность выбора глав районных администраций в городах. В тех, конечно, где районы имеются.

Да, можно направить дальнейшие усилия на укрепление и расширение прорыва по линии выборности акимов, но есть пока не замечаемый правительственными авторами риск. Он в том, что вдруг в Миннацэкономики (МНЭ) или даже в Мин­юсте (МЮ) найдется дотошный юрист, который заглянет в Конституцию и обнаружит, что аким любой административно-территориальной единицы, включая села, сельские и поселковые округа, является представителем президента и правительства. И начнет, пользуясь полученными в школе и вузе знаниями, доказывать начальству, что никакая норма Конституции не главнее другой, никакая не отменяет другую и исполняться они должны все вместе. А потому выборы акимов, начиная с выдвижения кандидатов и заканчивая назначением на должность, должны сопровождаться президентскими указами и правительственными постановлениями, признающими кандидатов и победителей выборов своими представителями.

Впрочем, откуда бы в МНЭ (тем более в МЮ) взяться такому знатоку Основного закона? Но есть и более практический риск. Точнее, даже гарантия, что вся затея кончится ничем. Гарантия того, что в президентской вертикали - от правительства до низовых акимчиков, как и во всякой властной вертикали в принципе, не должно быть выбивающихся из строя элементов. Ни в кадровом смысле, ни в виде любых институций, которые претендовали бы хоть на какую-то самостоятельность в процессах их формирования и в деятельности. А потому любые выборы акимов исключительно в благих целях недопущения дез­организации и раскачивания вертикали власти должны строго контролироваться-организовываться с вышестоящего уровня. Так формально по Конституции и так объективно по жизни.

Да, применение голосования при отборе претендентов на вакантные должности не помешало бы. Но на открытых выборах, да еще в наших условиях, мы будем гарантированно иметь либо неприкрытую борьбу местных кланов и группировок, либо откровенно постановочные голосования. А это самой власти надо?

Если вы надеетесь, что сейчас мы подскажем правительству прорыв в правильном направлении, то за нас это уже сделал президент, поручив компетентным инстанциям проработать возможность ратификации Европейской хартии самоуправления. А что такое местное самоуправление по-европейски во всех достаточно разнообразных его вариациях в разных странах? Общее в них - это наличие на данной территории (а в унитарных государствах это только территории поселений - городов, поселков, сел) только одной полноценной власти - власти местного само­управления.

Да, и на такие территории распространяется действие государственной власти, ее законов и институтов, однако государство никоим образом (кроме принимаемых относительно деятельности МСУ законов) не вмешивается в деятельность властей самоуправления. Сотрудничает с ними, делится ресурсами, помогает, но не вмешивается в весь тот круг вопросов, которые касаются именно данного города, данного поселения. Более того, государство делегирует властям городского самоуправления всю необходимую тем государственную компетенцию, чтобы никаких иных властей, кроме собрания городских депутатов и городской мэрии, не было.

Оно и понятно: единовластие необходимо при относительно небольшой сфере управления. У нас же кто-то сообразил сосредоточить всю власть только в президентской вертикали, на которую навешено все: от силовиков и судебной системы до Центральной избирательной комиссии и, извините, парламентариев. Точно так же при областных, районных и сельских акимах-“президентах” существуют придаточные маслихаты, не очень-то акимам нужные. И как ни навешивай на такую вертикаль какие-нибудь кенесы или общественные советы, все останется в придаточном или вовсе не существующем виде.

Глава государства выдвинул формулу “сильный президент - влиятельный парламент”, и она еще ждет своей реализации, о чем тоже поговорим. Но строить надо с фундамента - с устройства самоуправления в городах. В такой системе горсовет (маслихат, кенес) будет формировать гор­исполком (акимат, мэрию), а не аким отбирать послушных депутатов.

Вот уж какой институт власти действительно нуж­дается в повышении эффективности на местах через разгрузку, распределение полномочий и ответственности, так это президент и президентская вертикаль. В унитарном Казахстане исполнительную вертикаль достаточно провести через области, районы и сельские округа. Кто бы нашелся в Астане, чтобы это осознать!

И кто бы заставил специалистов МНЭ прочитать Основной закон и обнаружить, что там все написано: и про территории компактного проживания в качестве критерия МСУ (а это и есть города и села), и про самостоятельное решение вопросов, и про делегирование государством полномочий.

Воистину, мы должны крикнуть самим властям: соблюдайте вашу Конституцию!

Пётр СВОИК, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее