4295

Что мы заработаем на майнинге

Важное известие: с 1 января следующего года вступают в силу поправки в Налоговый кодекс, по которым начнется наконец взимание платы за цифровой майнинг. Ставка - один тенге за 1 кВт-ч, и это навскидку принесет бюджету что-нибудь около пяти миллиардов тенге в год - тоже деньги. Особенно на фоне того, что майнинговый бизнес, по объемам которого Казахстан вышел уже на третье место в мире, по сию пору налогов вообще не платил.

Что мы заработаем на майнинге

Производство криптовалюты по казахстанскому законодательству никаким продуктом предпринимательской деятельности - ни товаром, ни услугой, ни на экспорт, ни на внутреннем рынке - не является. Хотя, что это весьма прибыльное занятие, знают все. Сам факт существования биткоина, например, наглядное подтверждение того, что крипту майнят не просто из любви к цифровым технологиям.

А как мы, весь Казахстан, будучи третьим мировым призером, да еще с перспективой подняться выше, должны относиться вот к этой добыче криптовалюты?

Если насчет биткоина, это значит участвовать в каком-то глобальном эксперименте, где нас используют втемную, включая казахстанских фискалов, понятия не имеющих, велика или мизерна ставка обложения этого непонятного бизнеса. Похоже, налог в один тенге пролоббировали сами криптовалютчики, чтобы правительство не мешало использовать для майнинга газовые мощности и садиться прямо на шины ведущих электростанций.

Впрочем, не совсем понятно, кем затеян и какими гигантскими силами поддерживается биткоин. Это только пробное начало, вообще же будущее за мировыми цифровыми деньгами. Здесь важен не сам биткоин, а технология блокчейн, позволяющая обходиться, вдумайтесь только… без банков! Современный банкинг - это всего лишь учет, дебет, кредит, проводки, записи расходов. А точнее, монополия на осуществление такого учета, и ни проводок, ни иных денежных расчетов, кроме как через банки, осуществить невозможно. Так вот технология блокчейн уже сама по себе несет учет происхождения, перемещения и дальнейшей судьбы каждой конкретной денежной единицы. Тут тебе и восстановление госплана, и цифровой социализм - нафантазировать можно много чего.

Но это отдельная тема, поговорим о “сырье” для производства цифровой валюты - электричестве.

В этом смысле майнинг эффективнее добычи сырой нефти на вывоз хотя бы потому, что исходное электричество уже высокотехнологичный продукт. Хорошо бы, конечно, оказаться в производстве новых мировых денег не привычно многовекторным поставщиком электрического сырья для китайских, американских, европейских или иных игроков многополярного мира, а вертикально интегрированной частью Евразийского союза. Но это тоже отдельная тема. Продолжим разговор о самой электроэнергетике.

Почему Казахстан так высоко котируется в майнинге? Тем более что как-то не приходилось слышать, чтобы правительство что-то такое планировало насчет вхождения в тридцатку, тем более в тройку, и хотя бы капельку сделало для привлечения иностранных инвесторов.

Да потому что наше электричество по сохраняемой пока еще традиции советской энергетики самое дешевое и самое надежное на земном шаре. Поэтому наша национальная задача, если мы хотим в нарождающемся цифровом мире остаться хотя бы в качестве сырьевого поставщика, удерживать две позиции: иметь запас мощностей и сохранять конкурентоспособную стоимость электроснабжения. Какой налог на добычу криптовалюты будет справедливым, что еще кроме электричества сможет вложить в глобальную цифровизацию Казахстан, посмотрим. Но даже сам по себе майнинг - это перспективное золотое дно, не упустить хотя бы его!

А вот тут, внимание, мы как раз и подошли к исчерпанию советского наследия как по мощностям, так и по тарифам. Так, уже прошлую зиму мы покупали у России по 500, а то и по 700-800 МВт пиковой мощности. В ближайшие пять-семь лет нам надо, чтобы не срываться в веерные отключения, ввести новую генерацию в объеме, равном мощности всей Экибастузской ГРЭС-1. Заметьте, это без расчета на развитие майнинга. Хотим и его - нужны еще базовые мощности сверху.

И вот по порядку вопросы, которые нужно решить.

Первое - это введение единого закупщика. Предусмотрено еще в “Ста шагах” Плана нации 2015 года, но… саботировано. Еще бы, рынок электроэнергии - это порядка полутора триллионов тенге ежегодно, из них более 80 процентов (сами подсчитайте, сколько это по деньгам) распределяются втемную - по непубличным двусторонним контрактам, с неизвестными объемами и тарифами. Единственное, что можно сказать про засекреченные тарифы, они заведомо меньше, чем платят прикрепленные к гарантирующим энергосбытам население, малый и средний бизнес, бюджетные организации.

Будь реализован этот шаг из Плана нации, в стране появился бы единый для всех регионов базовый национальный тариф. А уже на этой базе можно обсуждать и гласно устанавливать тарифы для бытовых потребителей, МСБ, энергоемких производств, сельских производителей и, например, для казино с саунами. А также для майнинга, само собой, с полновесным наполнением бюджета. Тем более если это будет не просто криптодобыча на экспорт, а часть национальной инфраструктуры.

Второе - это разделение оптового рынка на примерно равные по объемам рынок собственно электроэнергии, которая по счетчикам, и рынок мощности. Электростанции на таком рынке получают плату за готовность к несению мощности, а потребители вносят ежемесячную абонентскую плату по присоединенной нагрузке. Тариф по счетчику, соответственно, уменьшается. Тоже, кстати сказать, предусмотрено в “Ста шагах” и тоже… сами понимаете.

Продолжение пункта два: распределение рынка мощности на платежи за готовность электростанций поддерживать имеющуюся генерацию и деньги на строительство новых мощностей. Вот это (плата за новое строительство) ляжет дополнительным бременем на привычный нам тариф, хорошо если процентов в 10-15. Причем чем раньше начнем, тем меньше выйдет надбавка. А потому и нужна как можно скорее консолидация через единого закупщика, ныне раздерганного по частным и корпоративным интересам энергорынка.

Третье, и самое главное - прекратить бессовестное лоббистское использование электроэнергетики под лозунгом “зеленой” экономики как частной кормушки. Мы все, в том числе и экологические энтузиасты, должны со всей пронзительностью понять, что под видом борьбы за якобы чистую энергетику происходит насильственное втюхивание тарифов на солнечно-вет­ровую выработку в пять и более раз выше стоимости традиционной генерации и, уж тем более, энергии мусоросжигающих заводов, фантастической двадцатикратной стоимости. Задрать всеми имеющимися средствами себестоимость производства электроэнергии в Казахстане и во всем Евразийском союзе, ликвидировав тем самым важнейшее конкурентное преимущество, - это вообще вредительство какое-то. И странно, что тон во всем этом задает родное Министерство экологии.

Отразить же внешне-внутреннюю атаку на повышение тарифов просто, причем строго по законам рынка. Надо, чтобы государство в лице Минэнерго приняло стратегическое решение по объектам новой базовой и маневренной генерации, задало бы стоимости на рынке мощности и начало строительство. И пожалуйста, кто может предложить дешевле, в том числе насчет солнца-ветра или того же мусора, - флаг в руки. А без этого следующее призовое место Казахстана в глобальном майнинге нам грозит не очередными миллиардами тенге в виде нового налога, а веерными отключениями электроэнергии.

Пётр СВОИК, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее