1503

Заякорение инвесторов

Планы привлечения стратегических инвесторов не исполняются за одним исключением. Разбираемся, почему и какое правило вытекает из этого исключения

Заякорение инвесторов
Фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА.

Премьер-министр Аскар МАМИН в отчете перед парламентом о работе правительства в 2020 году заявил, что, несмотря на сложную социально-экономическую ситуацию, все социальные обязательства перед населением выполнены. Это в наше действительно непростое время дорогого стоит. Хотя социальные обязательства определяются самим правительством, депутаты - “народные избранники” - при этом все больше присутствуют. Тем не менее ресурсы для выплаты пусть и скромных пенсий и пособий, для финансирования всех бюджетных программ и бюджетников изыскивать все более непросто.

Небольшая иллюстрация на этот счет: премьер сообщил, что положительное сальдо внешней торговли в отчетном году составило 8,9 млрд долларов, а все мы понимаем, что в нашей экспортно ориентированной экономике деньги внутри страны могут появляться только при благополучной внешней торговле. В таком разрезе почти 9 млрд долларов плюса совсем неплохо, но… общий счет платежного баланса-2020 вышел величиной… минус 6,3 млрд. А все потому, что плюсовое сальдо в торговле товарами и услугами переведено в минус отрицательным сальдо доходов инвесторов и кредиторов - тех самых, наших любимых иностранных.

В этом смысле благополучное продолжение нашего плавания в гавань 30 наиболее развитых экономик зависит от решения двух проблем: поставить паруса внешней торговли под свежий технологический ветер и подтянуть тормозящие ход, а то и тянущие нас на дно якоря внешней финансовой зависимости.

Инвестору полагается быть, да, иностранным, ведь внутренних инвестиций в нашей экономической модели, как и национального производственного кредита, попросту нет. Но он, этот иностранный инвестор, должен быть не снаружи, а внутри казахстанской экономики. И он должен быть, да, якорным, но не таким якорем, который цепко держится за дно, а таким, который выбрасывается далеко вперед по курсу и к которому можно подтягиваться.

Во всяком случае только так мы можем трактовать определение “якорный инвестор”, широко используемое в плане нации “Сто шагов” еще 2015 года рождения. Шаги с 55-го по 70-й - это все про привлечение якорных инвесторов в сферу энергоснабжения, дорожной инфраструктуры и транспорта, туризма, авиации, производства и переработки молока, мяса и так далее. Включая, конечно, привлечение таких инвесторов в финансовую инфраструктуру, конкретно в международный финансовый центр “Астана”, который должен стать мощным настолько, что специальным шагом 77 предусмотрено связать МФЦА регулярным и комфортным авиа­сообщением (не путать с Васюками, где предусматривались и межгалактические перелеты) с другими ведущими финансовыми центрами.

Да что нам сравнительно недавний 2015 год! Попробуйте определить дату вот такой постановки вопроса: “Первый приоритет: успешная интеграция Казахстана в мировую экономику. Реализация прорывных проектов международного значения, развитие индустрий, производства товаров и услуг, которые могут быть конкурентоспособными в определенных нишах на мировом рынке. Мы должны сделать ставку на создание и развитие производств, ориентированных на экспорт конечных продуктов, совместных предприятий в области нефтегазового, транспортного и других подотраслей машиностроения, металлургии, химии, агропромышленной сферы. Участие Казахстана в качестве учредителя и акционера международных компаний, разрабатывающих и развивающих новые технологии. Настало время, когда Казахстан в дополнение к собственным научным ресурсам должен проявить инициативу по участию в международном бизнесе высоких технологий, в том числе на самом начальном, учредительском уровне”.

И там же еще такой абзац: “Объем экспорта готовой продукции сегодня составляет два миллиарда долларов в год. На этом уровне несырьевой экспорт находится уже почти десяток лет. Необходимо наконец добиться поступательного увеличения этого объема”. К какому году вы бы отнесли вот это “сегодня”?

А это послание президента народу, которое он огласил в марте 2006 года, в самый расцвет тучных лет. Сравниваем с нынешним, по результатам 2020 года, уровнем экспорта готовых товаров: обувь, текстиль и легкая промышленность вместе с готовыми химическими и строительными материалами - где-то до 200 млн долларов, пищевая промышленность - 484 млн, машиностроение (действительно существенный в разы за счет автомобилестроения и сборки сельхозтехники прогресс) - 1322 млн долларов. Итого по прошлому году вышло на те же 2 млрд долларов несырьевого экспорта, какие были и 15, и 20 пять лет назад.

А ежели мы спросим, на сколько реализован хотя бы шаг 55-й - “привлечение минимум десяти ТНК в перерабатывающий сектор для создания экспортных товаров и выхода Казахстана на мировые рынки”, то да, реализован… но только в том же автомобиле- и сельхозмашиностроении. Это фактически единственный удачный пример индустриализации и международной кооперации. Недаром же именно по этой линии не прекращаются атаки на утильсбор и прикручивание колес.

Но автостроение - это исключение, подтверждающее правило. Тогда как правилом является… правильно, неисполнение всех таких замечательных постановок вопроса о переходе от экспорта сырья к чему-то более производительному и денежному. Тот же МФЦА, кстати, созданный для привлечения инвестиций в экономику, сам до сих пор финансируется из бюджета. Почему?

Если вы скажете, что всему виной коррупция и некомпетентность, то будете правы, но… примерно на треть. Расхищение выделяемых на индустриализацию средств имеет свои пределы, да и знающих дело добросовестных специалистов в правительстве тоже немало. К тому же средства выделялись много лет и действительно гигантские, отчего эффект, как у Алисы в “Стране чудес”: бежали изо всех сил и только для того, чтобы… остаться на месте.

А давайте посмотрим на исключение: почему заякорить ТНК мирового уровня, причем сразу несколько, получилось именно в автостроении? Неужели только благодаря утильсбору, освобождению от таможенных сборов и другим действительно серьезным преференциям? Да, это тоже помогло, но главное не в этом. А в том, что автомобилестроительные гиганты из Европы и Азии зашли в Казахстан вовсе не ради нашего рынка и увеличивают местное содержание вовсе не ради казахстанских рабочих мест. Это способ выйти и закрепиться на общем рынке ЕАЭС, конкуренция на котором уже жесткая и будет ужесточаться.

Так вот, ориентироваться на многовекторность в уходе от сырьевой специализации все равно, что палить в пустоту. На рынок Европы нас ни с чем готовым не пустят и ни одного евро в это не вложат, пора бы уже понять. Наоборот, ждем “зеленого” обложения нефти и металлов. Как выясняется, и Китай не торопится переносить к нам свои полсотни заводов, ему достаточно нефтегазопроводов и месторождений.

Другое дело, что производители из России и Беларуси и так уже заякорены у нас на сбыте своей продукции. Зачем им вкладываться в изменение такого выгодного положения? Но здесь сначала уже не экономика, а политика, вот о чем пора бы подумать. Иначе правительство рискует не справиться даже со скромными социальными обязательствами.

Пётр СВОИК, обозреватель

Поделиться
Класснуть

Свежее