1377

На бой с тенью

Если вывести из тени заработки и тарифы, жизнь сразу же просветлеет

На бой с тенью
Фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА.

На селекторном заседании правительства под председательством премьера Аскара МАМИНА, посвященном мерам по снижению теневой экономики, докладчик от Министерства финансов сообщил чуть ли не сенсацию: за счет сокращения “ненаблюдаемой” части экономики в казну в 2019 году дополнительно поступило… 1,5 трлн тенге! Или почти 14 процентов от всей (10,7 трлн) доходной части. Еще несколько лет таких усилий - и только за счет цифровизации и прочих фискальных улучшений страна сможет финансировать и борьбу с коронавирусом, и восстановление экономического роста.

Впрочем, из того же минфиновского доклада вытекает, что столь резкий прорыв как-то растворился в общих бюджетных итогах: да, план по налоговым поступлениям исполнен на 122 процента, а вот по общему наполнению республиканского бюджета-2019 - только на 100,6 процента. Тоже неплохо, но уже менее впечатляюще. К тому же гораздо более касающаяся всех бюджетников, пенсионеров, посетителей больниц и родителей школьников расходная часть выполнена на 99,9 процента. Спасибо, что недоплатили лишь одну десятую процента. Но куда же ушел весь сверхплановый налоговый урожай? Поневоле укрепляешься в мысли, что в борьбе с теневой экономикой у нашего правительства есть еще немалые, скажем так, скрытые резервы.

В самом деле борьба с коррупцией всегда была актуальной темой, а в условиях дополнительного - более чем значительного! - расходования бюджетных средств, а также активов самого Нацфонда на борьбу с коронавирусом, с падением нефтяных цен и в целом с экономическим кризисом становится буквально жизненно необходимой. Тем более что по ходу борьбы с пандемией в народе укрепляется мнение, будто бы и там рулит коррупция.

Всего сразу не скажешь. Но давайте для начала напомним правительству известную истину: наи­более крупное, ценное и важное обычно прячется на самом виду. Вот что сегодня на фоне возвращения к карантину, но уже без выплат пособий более всего волнует население, малый, средний и заодно крупный бизнес, а, значит, должно волновать и власти? Кроме собственно страха заражения два основных беспокойства: где найти заработок и как пережить повышение цен? И, уверяю вас, обе эти находящиеся на самом виду громадных размеров и значимости экономические ниши - трудо­устройство и цены - по крайней мере, наполовину и даже более… сокрыты в непроницаемой тени.

Начнем с заработков. Комитет по статистике уверяет нас, что доля оплаты труда в ВВП в том же 2019 году - 30,1 процента. Заметим: вообще-то, это мало, даже скандально мало. В сбалансированной экономике на долю работников наемного труда должно приходиться раза в два больше от части валового национального продукта. И еще заметим: статистики считают все заработки, в том числе и самозанятых. Как они это делают, только они и знают, но вряд ли занижают, скорее, наоборот. В любом случае давайте поверим их данным. Так вот в деньгах это 20,6 трлн тенге. Но тут же ЕНПФ сообщает нам, что за прошлый же год получил взносов 990 млрд тенге. И оснований не верить его учету у нас тоже нет. А пенсионные взносы - это, как известно, 10 процентов от всех легальных заработков. И в результате получается таковых легальных зарплат 9,9 трлн тенге, или всего лишь 14,4 процента от ВВП.

А теперь считаем: 20,6 - 9,9 = 10,7 трлн тенге, или 52 процента всей оплаты труда в Казахстане. Это теневые заработки, с которых пенсионные отчисления, а значит, и другие налоги в фонд оплаты труда не взимаются. В чем дело? В стране больше половины трудовой силы - злостные уклонисты? Нет, уклониться от пенсионных взносов, как и от подоходного налога, если вы работаете на легальном предприятии или в нормальном учреждении, невозможно - все идет через бухгалтерию, без нашего ведома, желания или нежелания. Тут дело иного рода: в Казахстане легальной работой обеспечены только 48 процентов всех занятых в экономике.

Министр национальной экономики, вы в курсе, что в этой самой вверенной вашему попечению экономике структурная безработица составляет 52 процента от всей, по вашим же данным, рабочей силы в стране?

Министр труда и соцзащиты населения, вы такой статистикой никогда не интересовались? И как вы можете сидеть у себя в кабинете, когда при такой структуре занятости ни труда, ни соцзащиты не получается?

Министр финансов, представьте, что 10,7 трлн тенге заработков переходят из тени самозанятости в легальную сферу. Это сколько же налогов могло бы пополнить бюджет заодно с фондами соцзащиты, медстрахования и ЕНПФ?

Премьер-министр, не пора ли уже принятый правительством комплексный план восстановления экономического роста дополнить в первых строках пунктом, предусматривающим обеспечение полной структурной занятости, прежде всего в сфере аграрного производства, а также в комплексном импортозамещении? А если в таком госплане учесть еще и подъем заработков до нормальной пропорции, то все остальные пункты и не потребуются.

Теперь насчет цен. Ровно с 1 июля Министерство энергетики запустило самый главный мультипликатор всех прочих цен - повысило в среднем на 16 процентов тарифы на генерацию электроэнергии. Разморозив тем самым общий тарифный мораторий, введенный Советом безопасности еще в 2018 году. И это только начало - заявки пока поданы от 35 групп электростанций, а всего таких групп 44, на подходе высоковольтные, межрегиональные и распределительные сети плюс энергосбыты. И вообще все предприятия ЖКХ, поскольку зиму и подготовку к ней под карантин не подведешь.

Основания для роста тарифов? Да, имеются. Но мы знаем о них исключительно со слов самих монополистов, поскольку системы получения объективных знаний о расходовании тарифной выручки в электроэнергетике и ЖКХ нет в принципе. Потому что даже ее зачатки были сознательно (спасибо Минэнерго и тому же Министерству национальной экономики) вычищены из законодательства и заменены чистой показухой вроде публичных слушаний.

Рост тарифов для электростанций нас вроде бы даже не касается, потому что вся вырабатываемая электроэнергия проходит через так называемый оптовый рынок, а к нам попадает исключительно через перекупщиков - те самые энергосбыты. Но оптовый рынок - это полная тень, устроенная под крышей Минэнерго. Представьте себе: все электростанции продают один и тот же товар, но по объективно разной стоимости. Конкуренция за покупателя невозможна, вместо нее действует некий базарком, составляющий пары засекреченным образом. К примеру, про “АлматыЭнергоСбыт “ или “АстанаЭнергоСервис “ хоть что-то известно. Но таких публичных сбытовиков менее двух десятков, тогда как общее число энергосбытов - под две сотни, а у кого они покупают, кому продают и по каким тарифам - тайна.

Обороты таких темных рынков электроэнергии и услуг тепло-, водо-, газоснабжения никому не ведомы.

Их тоже невозможно подсчитать, информация закрыта, но, если мы положим по триллиону тенге в год на каждый, не ошибемся. И представьте, сколько полезного для производителей и получателей услуг, а заодно и для бюджета можно было бы получить, подсвети правительство эти темные ниши хотя бы лучиком прозрачности.

И в завершение. Пока вся антикризисная политика правительства - это попытки поддержать сложившуюся систему, а ведь возврата к ней уже не будет. Нужен требуемый президентом новый экономический курс. А с чего его начинать, если не с выведения на свет всей сознательно наведенной на вывозную экономическую модель тени?

Пётр СВОИК, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть